Ведущий редактор Корректоры Верстка А. Кривцов А. Юрченко Ю. Сергиенко О. Андросик, Н. Викторова Л. Родионова Перевела с английского Е. Карманова ббк 32. 973. 2



страница10/16
Дата17.11.2016
Размер3.78 Mb.
Просмотров2834
Скачиваний0
1   ...   6   7   8   9   10   11   12   13   ...   16
AT&T, рассказывал мне, что их центр безопасности видит, когда компьютеры клиентов становятся частью ботнета, рассылающего DDoS-атаки и спам. Они знают, какие абоненты заражены, но не осмеливаются информировать их (а тем более отрубать доступ) из опасения, что пользователи перейдут к другому провайдеру или попытаются преследовать их в судебном порядке за вмешательство в личную жизнь. Это уравнение нужно перевернуть с головы на ноги. Интернет-провайдеров необходимо обязать информировать клиентов сети, когда те становятся частью ботнета. Интернет-провайдеры должны отключать доступ, если клиенты не реагируют на подобные предупреждения. От них следует потребовать предоставления бесплатных антивирусных программ для абонентов, как многие уже делают, чтобы повысить пропускную способность сети. Абонентов, в свою очередь, надо обязать использовать антивирусное ПО (предоставленное провайдером или любое другое на их выбор). Мы ведь не позволяем производителям автомобилей выпускать машины без ремней безопасности. Такая же логика нужна и с Интернетом, поскольку пренебрежение компьютерной безопасностью затрагивает проблему национальной безопасности.

2ПП

Оборонительная стратегия

Помимо глубокого инспектирования всех пакетов трафика с целью обнаружения вредоносного ПО и блокирования пакетов, которые запускали распознанные атаки, следует предпринять ряд дополнительных шагов для укрепления системы. Во-первых, затратив относительно немного времени и денег, можно разработать программное обеспечение для идентификации трансформированного мэлвера. Это позволит обнаруживать вариации известных сигнатур, которые могут использовать хакеры, чтобы проскочить глубокое инспектирование пакетов. Во- вторых, помимо магистральных интернет-провайдеров к поиску вредоносного ПО должны подключиться власти и крупные коммерческие структуры (например, банки), также заключив соглашения с центрами обработки и размещения данных. В нескольких крупных хостинговых центрах обработки данных, разбросанных по всей стране, сходятся оптоволоконные кабели крупнейших интернет- провайдеров и осуществляется коммутация. Здесь же находятся серверы некоторых крупных организаций, стоящие блестящими мерцающими рядами за ограждениями или скрытые в строго охраняемых помещениях. Операторы этих центров могут выявлять известное вредоносное ПО — это будет второй уровень защиты. Более того, операторы центров обработки данных или сотрудники фирм по обеспечению компьютерной безопасности могут просматривать данные. Центры имеют возможность предоставлять регулируемые услуги по обеспечению безопасности и отслеживать аномальную активность, причиной которой иногда являются необнаруженные вредоносные программы. В отличие от попыток блокировать мэлвер на входе регулируемые услуги позволяют отслеживать подозрительное поведение и аномальную активность пакетов данных. Тем самым увеличивается вероятность обнаружения более сложных двухэтапных атак и программ

2D1

Третья мировая война: какой она будет?

«нулевого дня». Эти вредоносные программы можно добавлять в список программ для блокировки. Поиски разумно проводить по тем адресам базы данных, куда проник новый мэлвер, тем самым позволяя системе останавливать крупномасштабную эксфильтрацию данных.

Платя интернет-провайдерам и поставщикам услуг по обеспечению безопасности за проверку данных, власти будут удалены от процесса, чтобы гарантировать прайвеси и поощрять конкурентную борьбу. Помимо оплаты власти должны предоставлять информацию о вредоносном ПО, мотивировать компании обнаруживать атаки, создать механизм, позволяющий гражданам быть уверенными, что их частная информация и гражданские свободы надежно защищены. В отличие от единственной линии защиты, применяемой властями (например, системы «Эйнштейн», созданной Министерством национальной безопасности для защиты гражданских федеральных ведомств), это будет многоуровневая система, работу которой обеспечивают несколько провайдеров, что гарантирует инновации и здоровую конкуренцию среди IT-компаний частного сектора. Если правительству станет известно о надвигающейся или начатой кибервойне, ряд федеральных сетевых операционных центров сможет взаимодействовать с частными IT-защитниками и сетевыми операционными центрами ключевых частных организаций и координировать оборону. Для этого властям придется создать специальную коммуникационную сеть, объединяющую сетевые операционные центры, — строго охраняемую, полностью изолированную и отделенную от Интернета (тот факт, что такая новая сеть понадобится, кое-что говорит об Интернете).

Второй элемент оборонительной триады — безопасность электросетей. Спросите себя, как электрораспределительная сеть может быть связана с киберпростран- 202



боронитепьная стратегия

ством, — так проще всего понять эту идею. Без электричества многие вещи, от которых мы зависим, не работают вообще или работают недолго. Самое простое, что может сделать хакер, чтобы нанести серьезный удар по Соединенным Штатам, — отключить западную или восточную электросети, которые обеспечивают электроэнергией США и Канаду (в Техасе есть собственная сеть). Дублирующие энергетические системы территориально ограничены и печально знамениты тем, что не включаются, когда больше всего нужны. (Так произошло у меня дома буквально вчера, когда молния ударила по местной электростанции и свет в нашем городке отключился. Мой автоматический пусковой генератор просто не сработал.) Можно ли защитить крупнейшие североамериканские системы, состоящие из сотен компаний по производству и транспортировке электроэнергии?

Да, но не без дополнительного федерального регулирования. Первостепенной задачей такого регулирования должно стать .отсоединение управляющей сети энергетических компаний от Интернета, а затем введение обязательной аутентификации для доступа в сеть. Это было бы не так дорого, но попробуйте предложить такую идею компаниям-производителям электроэнергии. Если их спросить, какие активы наиболее важны и требуют особых мер кибербезопасности, они ответят, что 95 % их ресурсов не требуют никакого регулирования. Один специалист по кибербезопасности, сотрудничающий с крупнейшими аудиторскими компаниями, рассказал, что задавал руководству каждой из них один и тот же вопрос: «Могли ли вы во время работы с электроэнергетическими компаниями получить доступ к элементам управления электрораспределительной сети через Интернет?» Все шесть компаний ответили утвердительно. Как много времени на это потребовалось? Не более часа. За этот

203


Третья мировая война: какой она будет?

час они успевали взломать веб-сайт компании, проникнуть в закрытую корпоративную сеть, а затем добраться до систем управления. Некоторые аудиторские фирмы сокращают это время, проникая в телефонную сеть, работающую по интернет-протоколам (телефония на базе IP). Телефоны такой сети обычно связаны с Интернетом. Если они располагаются в диспетчерских, то наверняка связаны и с сетью, которая управляет энергетической системой. Удобно, правда? Более того, кое-где команды компонентам электросети посылаются в незашифрованном виде по радиоканалу. Просто сядьте неподалеку, настройтесь на ту же частоту, и, если ваш сигнал сильнее, отдавайте команды (правда, нужно знать, какое для этого используется программное обеспечение). Федеральная комиссия по управлению энергетикой (FERC) грозилась, что с 2010 года начнет наказывать энергетические компании, киберсистемы которых небезопасны. Но только никто не сказал, как комиссия будет вычислять нарушителей, ведь в FERCнет персонала, способного проводить регулярные инспекции. Однако Министерство энергетики США наняло двух экспертов по кибербезопасности, чтобы те определили, достаточно ли защищены 3,4 миллиарда долларов, выделенные на программу «Умная сеть». «Умная сеть» — идея администрации Обамы сделать электросеть более интегрированной и оцифрованной. Электроэнергетические компании могут претендовать на часть этих денег, если согласны с предложениями Министерства энергетики. В этих предложениях в том числе есть раздел, посвященный кибербезопасности. Однако Министерство энергетики отказывается сообщать, о чем идет речь в этом разделе и кто эти эксперты. Общедоступных стандартов не существует. Если бы они были, налогоплательщики вряд ли согласились бы дать какую- либо часть этих 3,4 миллиона компаниям, не обеспечива-



204

Оборонительная стратегия

ющим безопасность своих систем. Но не ждите, что Министерство энергетики введет такие стандарты, ведь это бы означало воспользоваться этой уникальной федеральной подарочной программой и мотивировать людей работать над безопасностью. Такой намек на регулирование очень напоминает социализм, а это не по-американски. Итак, скоро у нас будет еще более «умная» сеть... и еще менее защищенная. Но как же сделать ее умной и защищенной?

Первым шагом в этом направлении могло бы стать принятие и введение серьезных регламентов для энергетических компаний, согласно которым неавторизирован- ный доступ к сети управления энергосистемой стал бы практически невозможен. Для этого необходимо закрыть все входы в систему управления через Интернет. Кроме того, в точки, где системы управления соединяются с внутренней сетью энергетических компаний, необходимо установить модули глубокого инспектирования пакетов, которые я предлагал разместить на интернет-магистралях. Затем, чтобы еще больше усложнить задачу хакерам, можно потребовать, чтобы командные сигналы, которые поступают на генераторы, трансформаторы и другие ключевые компоненты энергосистемы, были зашифрованы и аутентифицированы. Шифровка сигналов означает, что даже если кто-то проникнет в сеть и попытается дать какую-либо инструкцию генератору, без секретного кода у него ничего не получится. Аутентификация команд подразумевает, что генератор или трансформатор проверяет сигнал с помощью процедуры установления подлинности с целью убедиться в том, что полученный сигнал исходит из надежного источника. Кроме того, на случай захвата части сети в ключевых секциях должна существовать система вспомогательной связи для отправления командных сигналов — это даст возможность при необходимости восстановить питание.

205

Третья мировая война: какой она будет?

Многие недооценивают опасность атаки на энергосистему. Как сказал мне один чиновник, «отключение электричества происходит часто, но через несколько часов все восстанавливается». Однако так может быть не всегда. Электроснабжение восстанавливается через несколько часов, если оно отключилось вследствие грозы. Но если блэкаут — результат умышленных действий, он может продлиться намного дольше. Согласно так называемому сценарию многократного противостояния, кибератаки разрушают энергосистему, и она выходит из строя на месяцы. Если кто-нибудь разрушит генераторы, как во время проведения учений, для их замены потребуется полгода, поскольку каждый генератор производится по специальному проекту. А если атака произойдет в нескольких направлениях одновременно, а затем повторится после перехода на резервное энергоснабжение, наша экономика может разрушиться, поскольку прекратится поставка продуктов питания и других потребительских товаров, выйдут из строя фабрики, а финансовые рынки вынуждены будут закрыться.

Действительно ли нам необходимо усовершенствованное регулирование? Должны ли энергетические компании больше тратить на защиту своих сетей? Реальна ли эта потребность? Давайте спросим главу американского киберкомандования, генерала Кейта Александера, чьи кибервоины способны разрушить энергосистему любой страны. Считает ли он, зная, какой урон можем нанести мы, что нам нужно лучше защищать собственные электросети? Именно об этом его спросили в 2009 году на заседании Конгресса. Он ответил: «Энергетическим компаниям придется изменить конфигурацию своих сетей... Модернизировать сети, чтобы обеспечить их безопасность. Для этого потребуются немалые средства... А нам нужно поработать с их управляющими комитетами, договориться о повышении

206


Оборонительная стратегия

тарифов, чтобы они смогли действительно обезопасить сети... Как правительство, заинтересованное том, чтобы наши электросети были надежными, может убедиться bтом, что эта надежность обеспечивается?» Немного сумбурно, но генерал Александер, очевидно, имел в виду, что энергетические компании должны принять меры, чтобы наши электросети были безопасными и надежными, а для этого, возможно, потребуются немалые затраты, и в осуществлении этих планов им помогут регулирующие организации. Он прав.

Третьим элементом оборонительной триады является само Министерство обороны. Маловероятно, что противник в рамках крупномасштабной кибератаки не попытается подорвать работу этого министерства. Почему? Если противник нападет на Соединенные Штаты, разрушая частный сектор — энергосистему, трубопроводы, транспортную сеть и банковскую систему, вряд ли это начнется как гром среди ясного неба. Такая кибератака может произойти только в случае обострения отношений между США и атакующей страной. В такой ситуации противник будет опасаться, что вооруженные силы США перейдут к традиционным наступательным военным действиям. Более того, планируя крупную кибератаку, противник должен понимать, что США нанесет ответный военный удар. А кибератака на вооруженные силы США наверняка будет сконцентрирована на сетях Министерства обороны.

Упростим ситуацию. Предположим, что существует три главные сети Министерства обороны. Первая, NIPR- NET, — это несекретная внутренняя сеть, с адресами .mil. NIPRNETсвязана с Интернетом в 16 узлах. По NIPRNETпередаются несекретные данные, но несекретные не значит неважные. Большая часть информации по материально-техническому обеспечению (допустим, едой) циркулирует именно в NIPRNET. Большинство военных подраз-

207

Третья мировая война: какой она будет?

делений США не смогут продержаться без поддержки частных компаний, и почти все коммуникации происходят в NIPRNET.

Вторая сеть называется SIPRNETи используется для передачи секретной информации. Многие военные приказы рассылаются по SIPRNET. Считается, что существует определенный «зазор» между секретной и несекретной сетями. Пользователи засекреченной сети скачивают данные из Интернета и загружают их в SIPRNET, а вместе с ними сюда могут проникать вредоносные программы. Специалисты по информационной безопасности Пентагона называют это проблемой «доставки ножками».

В ноябре 2008 года шпионская программа российского происхождения начала отыскивать в киберпространстве адреса .milоткрытой сети NIPRNET. Когда программа проникла в компьютеры NIPRNET, она начала искать внешние накопители и загружаться на них. Затем началась «доставка ножками». Некоторые из накопителей пользователи вставили в компьютеры засекреченной сети SIPRNET. Что было дальше, можете представить. Поскольку не подразумевается, что засекреченная сеть может связываться с Интернетом, в ней не предполагается наличие вирусов. Поэтому на большинстве компьютеров этой сети не были установлены ни антивирусная защита, ни брандмауэры, ни любые подобные программные средства защиты данных. Короче говоря, компьютеры самой важной сети Министерства обороны защищены меньше, чем, возможно, ваш домашний компьютер.

За несколько часов шпионская программа заразила тысячи засекреченных компьютеров вооруженных сил США в Афганистане, Ираке, Катаре и прочих местах, где базируются подразделения Объединенного центрального командования. Спустя несколько часов высокопоставленный американский офицер адмирал Майк Маллен, пред- 208

Оборонительная стратегия

седатель Объединенного комитета начальников штабов, понял, как уязвимы его войска. По рассказу одного высокопоставленного источника в Пентагоне, Маллен, услышав Доклад специалистов, закричал: «Вы хотите мне сказать, что я не могу полагаться на нашу рабочую сеть?» Сетевые эксперты из Объединенного штаба подтвердили вывод адмирала. Они не были удивлены. А разве адмирал об этом раньше не знал? Шокированный невероятной слабостью, которую майоры и капитаны воспринимали как должное, но скрывали от него, Маллен перевел взгляд на старшего офицера. «Где Джей-3? — спросил он, требуя начальника по военным операциям. — Он об этом знает?» Вскоре Маллен и его начальник, министр обороны Роберт Гейтс, докладывали о своем открытии президенту Бушу. Вероятно, SIPRNETвзломали. Сетецентричное преимущество, которым так гордились американские вооруженные силы, может оказаться ахиллесовой пятой. Пожалуй, Маллену не стоило так удивляться. По всему миру расположено около 100 тысяч терминалов SIPRNET. Если у вас получится остаться с одним из них наедине всего на несколько минут, вы сумеете загрузить туда вредоносное ПО или установить связь с Интернетом. Один мой друг рассказывал, что до одного терминала SIPRNETна Балканах могли спокойно добираться российские «миротворцы», оставаясь незамеченными. Точно как во время Второй мировой войны, когда союзникам нужен был только один экземпляр германской кодирующей машины «Энигма», чтобы прочитать все шифровки нацистов, так и сейчас достаточно одного терминала SIPRNET, чтобы установить программу, которая нарушит работу всей сети. Несколько специалистов, занимающихся проблемами безопасности SIPRNET, подтвердили мой вывод. Как сказал один из них, «приходится допускать, что она может не работать, когда нам это необходимо». Он объяснил, что, если во вре- 1



Третья мировая война: какой она будет?

мя кризиса противник выведет из строя эту сеть или, что еще хуже, отдаст фальшивые приказы, «американские вооруженные силы окажутся в очень невыгодном положении». И это мягко сказано.

Третья сеть Министерства обороны — это совершенно секретная режимная сеть JWICS. Эта более закрытая сеть служит для обмена сверхсекретной информацией. Ее терминалы располагаются в специальных секретных режимных помещениях. Доступ к ним еще более ограничен, но информация, передающаяся по сети, должна пройти по оптоволоконным кабелям, через маршрутизаторы и серверы, как и в любой другой сети. Кто-нибудь может атаковать маршрутизаторы, и связь нарушится. Аппаратное обеспечение, используемое в компьютерах, серверах, маршрутизаторах, коммутаторах, может быть взломано на этапе производства или позднее. Поэтому нельзя сказать, что эта сеть безопасна.

Согласно плану CNCI, Министерство обороны приступает к реализации программы по модернизации систем безопасности всех трех типов сетей. Некоторые аспекты этой программы секретны, многие дорогостоящи, на осуществление иных потребуется много времени. Один из вариантов — использование лазеров с высокой пропускной способностью для передачи сообщений через спутники. Если допустить, что спутники защищены от взлома, такая система способна уменьшить количество уязвимых мест, которые имеются в оптоволоконных кабелях и маршрутизаторах, разбросанных по всему миру. Однако есть несколько важных и не столь разорительных для бюджета конструктивных принципов использования доступных технологий, которые следовало бы включить в программу Министерства обороны:

О помимо защиты самой сети, нужно защищать конечные точки; устанавливать брандмауэры, анти- 1

Оборонительная стратегия

вирусные программы и программы предотвращения вторжений на все компьютеры сетей Министерства обороны, независимо от того, связаны они с Интернетом или нет;

Qтребовать от пользователей всех сетей Министерства обороны подтверждать свою личность при регистрации в сети как минимум по двум признакам аутентификации;

® сегментировать сети в подсети и установить для пользователей, желающих выйти за пределы своей подсети, ограниченный «принцип необходимого знания»1;

Sне ограничиваться существующей практикой группового шифрования, согласно которой шифруется весь трафик, идущий по магистральному оптоволоконному кабелю, и шифровать все файлы на компьютерах, включая информацию, находящуюся на серверах хранения данных;

<Э отслеживать все сети на предмет новых несанкционированных соединений, автоматически отключая неизвестные устройства.

Даже если сети Минобороны защищены, всегда есть риск того, что программные и/или аппаратные средства, обеспечивающие работу систем вооружения, могут быть взломаны. Мы знаем, что проектная документация 23



Третья мировая война: какой она будет?

нового истребителя F-35 была выкрадена в результате взлома сети военного подрядчика. А что, если хакер дополнил проекты невидимой программой, которая при поступлении определенной команды, переданной с любого истребителя противника, вызовет сбой в системе, когда самолет будет находиться в воздухе? Подобные логические бомбы могут быть спрятаны среди миллионов строк кода F-35, в любой из множества встроенных программ или в компьютерной аппаратуре истребителя. Как сказал мне один пилот: «Современный самолет, будь то „F-22 раптор" или „боинг 787“, — это просто набор программ, который, как ни странно, летает по воздуху. Напутайте что-нибудь в этих программам, и он перестанет летать». Я считаю, что аэробус AirFrance,который потерпел крушение в Южной Атлантике, разбился потому, что его компьютер принял неверное решение.

Компьютерные микросхемы, которые используются в американском вооружении, так же как и некоторые компьютеры или компоненты, производятся в других странах. Самая вездесущая операционная система в Министерстве обороны — MicrosoftWindows— разрабатывается по всему миру и славится своей уязвимостью. Проблемы с каналами поставок не так-то легко и быстро разрешить. Этой сфере в том числе уделялось особое внимание в плане Буша 2008 года. Сейчас в США строятся новые предприятия по производству микросхем. Некоторые компании частного сектора создают программы, проверяющие другие программы на наличие багов. Помимо срочного укрепления безопасности сетей Пентагон должен также разработать специальную программу по стандартизации, контролю и исследованию, чтобы гарантировать, что программное и аппаратное обеспечение, используемое в ключевых системах вооружения, командном управлении и логистике, не имеет лазеек и логических бомб. 1

Оборонительная стратегия

В этом и заключается стратегия оборонительной триады. Если бы администрация Обамы и конгресс согласились укрепить интернет-магистраль, разделить и обезопасить контроль над энергосистемой и добиться повышения безопасности IT-систем Министерства обороны, мы заставили бы потенциальных нападающих засомневаться в том, насколько успешной может оказаться их масштабная кибератака против нас. И даже если бы они решились на атаку, оборонительная триада смягчила бы ее последствия. На данном этапе сложно сказать, какие затраты потребуются на эти программы, но сам процесс их реализации займет около пяти лет. И на протяжении этого срока мы сумеем извлечь пользу, поскольку противникам все сложнее будет осмелиться развязать кибервойну против нас. До тех пор, пока мы не начнем осуществлять этот план или какую-либо другую подобную стратегию, охватывающую и частный сектор, кибервойна для США будет нежелательным развитием событий.

Если мы примем оборонительную триаду, то получим возможность делать заявления, которые помогут нам сдерживать противников от попыток кибератак. Иногда обычные слова, которые не стоят денег, могут обеспечить безопасность, если они обоснованы. Вершина триады — декларируемая стратегия, объявляемая тем странам, которые раздумывают о вторжении в наше киберпространство. Декларируемая стратегия — это официальное объявление стратегии и планов властей. Сейчас у нас нет официальной стратегии, объявляющей, как мы намерены реагировать на кибератаку и относиться к ней. Наши противники могут счесть, что реакция США на кибератаку будет минимальной или непрогнозируемой.

Мы не хотим оказаться в ситуации, в которую попал Джон Кеннеди после того, как обнаружил, что на Кубе размещены ядерные ракеты. Он заявлял, что любая такая

Z1 3

Третья мировая война: какой она будет?

ракета, направленная с Кубы кем бы то ни было (СССР или Кубой) на «любую страну в этом полушарии, будет рассматриваться как нападение Советского Союза на Соединенные Штаты и потребует от нас полномасштабного реагирования». Эти слова пугали, когда я услышал их в 20 лет, пугают они и сейчас. Если бы США заявили об этом до того, как ракеты были дислоцированы на Кубе, Кремль, возможно, их бы там и не стал размещать.

Публичное заявление о наших действиях в случае кибератаки тем не менее не должно ограничивать будущие решения. В словах должна быть некоторая «конструктивная неопределенность». Если кибератака произойдет, мы не будем наверняка знать, кто ее инициировал, и этот факт необходимо учитывать в декларируемой стратегии. Представьте, что Барак Обама обращается к выпускному классу одной из четырех американских военных академий. Он обводит взглядом новоиспеченных офицеров и их родителей, а затем говорит: «Позвольте мне обратиться к любой стране, которая задумывает использовать против нас кибероружие. Соединенные Штаты к любой кибератаке, которая разрушит или нанесет урон нашим вооруженным силам, нашему правительству, нашим важнейшим инфраструктурам, отнесется так же, как к наступательной, направленной на те же цели и имеющей такие же последствия. Мы будем считать это враждебным актом на нашей территории. В ответ на подобную агрессию в нашем киберпространстве я, как главнокомандующий, облачу страну в доспехи могущества и не стану ограничивать нас в масштабах и видах ответных действий». Доспехи могущества — выражение из президентского лексикона. Оно означает, что он может пустить в ход дипломатическое, экономическое, кибернетическое или наступательное оружие (которое будет соответствовать ситуации), принимая во внимание атакованный объект и последствия. 1

Оборонительная стратегия

Специалисты по международному праву будут спорить о словах «не стану ограничивать», замечая, что ответные действия, согласно международному законодательству, должны быть соизмеримыми с атакой.

Однако заявление о том, что отклик может быть несоизмерим, — это дополнительное средство устрашения. В ядерной стратегии эта идея — мобилизация всех сил в ответ на атаку меньшего масштаба, а затем предложение прекратить военные действия — называлась эскалацией превосходства. Она посылает сигнал, что вы не желаете вовлекаться в затяжной вялотекущий конфликт. Президент должен иметь такую альтернативу независимо от того, воспользуется он ею или нет.

А что, если (скорее всего, так и будет), возникнет проблема атрибуции и противник спрячется за «юбками» гражданских «хактивистов» или станет утверждать, что атака просто транзитом прошла через его страну, а не началась в ней? Предвидя такое заявление, Обама делает паузу в выступлении, а затем добавляет: «Нас не введут в заблуждение утверждения, что атака была делом рук гражданских „хактивистов" и ее источник установить нелегко. Мы способны определить авторство. Более того, мы сохраняем за собой право рассматривать отказ своевременно прекратить атаку, исходящую из страны, как подтверждение того, что правительство этой страны участвует в атаке. Мы также будем считать отсутствие серьезного сотрудничества в расследовании атак равноценным участию в атаке».

Доктрина Обамы должна быть доктриной киберравнозначности, согласно которой кибератаки будут оценивать по их последствиям, а не средствам. Они будут приравниваться к наступательным действиям и, возможно, повлекут за собой ответные действия — наступательные или другие. Вывод заключается в том, что государства не-

Третья мировая война: какой она вудет?

сут национальную ответственность за киберпространство и обязаны оказывать помощь, то есть в их задачи входит задача предотвращать враждебные действия, исходящие с расположенных в их стране серверов, выслеживать, изолировать и привлекать к судебной ответственности тех, кто использует их киберпространство для разрушения и повреждения систем других стран. Америка тоже будет связана этими обязательствами, и ей придется отключать ботнеты, атакующие, допустим, Грузию из Бруклина. Если бы магистральные интернет-провайдеры сканировали свои сети, обязанность содействовия было бы очень легко исполнять.

Исходя из этой доктрины, Соединенные Штаты должны будут заявить о том, что любую кибератаку, приведшую к разрушению или нарушению деятельности систем, мы не будем считать более допустимой по сравнению с наступательными боевыми действиями просто потому, что она не сопровождалась ослепительными взрывами и горами трупов. Если президент примет какую-либо программу, подобную оборонительной триаде, у США появится надежная кибероборонная стратегия.

Итак, когда мы выработаем разумную концепцию обороны, сможем ли мы тогда перейти в нападение, используя новых кибервоинов для достижения военного превосходства в киберпространстве во славу Соединенных Штатов Америки?





ГПABA6

Как наступать?

В фильме 1983 года о компьютерах и войне <<Военные игры» с Мэтью Бродериком в главной роли компьютерный голос задает вопрос: «Желаете поиграть в термоядерную войну?» Почему бы и нам не поиграть? Попробуем провести кибервоенные учения, чтобы разъяснить некоторые моменты. Министерство обороны ежегодно проводит подобные мероприятия, которые получили название «Кибершторм». Аналогичные учения ЦРУ, «Без- 1

Третья мировая война: какой она будет?

молвный горизонт», проходят регулярно с 2007 года. В целях исследования я обращусь к вам с той же просьбой, что и к своим студентам из Школы государственного управления Кеннеди Гарвардского университета и чиновникам госбезопасности, которые собираются за одним столом в оперативном штабе Белого дома: «Придерживайтесь сценария». То есть не тратьте время на рассуждения о том, что однажды в силу неких обстоятельств США окажутся на грани конфликта с Россией или Китаем. Когда американские кибервоины говорят о bigone, они подразумевают конфликт в киберпространстве с Россией или Китаем — странами, которые наряду с Соединенными Штатами обладают самым мощным наступательным потенциалом. Никто не хочет войны с такими противниками. Но, рассматривая данный вариант развития событий, чтобы разобраться, какой может быть кибервойна, мы делаем ее более вероятной. По существу, соглашаясь с рисками кибервойны, мы имеем шансы снизить вероятность ее начала. А если вопреки нашим надеждам кибервойны не удастся избежать, лучше заранее обдумать, как она может разворачиваться.

До 11 сентября я, безусловно, не хотел таких «перспектив», но немало поиграл в настольные войны — проработал ряд возможных сценариев, чтобы подготовить себя и чиновников к подобным событиям. Когда день X настал, мы уже знали, как реагировать на атаку и действовать. Мы не только прилагали невероятные усилия для предотвращения атак, но и продумывали, как действовать, если какая-нибудь из них все же начнется. Не поступи мы так, тот кошмарный день был бы еще страшнее. Так что давайте на время представим, что отношения между США и Китаем обострились. Назовем эти учения «Южно-Китайское море» и переместимся на несколько лет в будущее.

2 1 В


Как наступать?

Почти ничего не изменилось, только в Китае возросла зависимость от Интернета. В свою очередь Соединенные Штаты не слишком много сделали для улучшения собственной киберобороны. В игре примут участие три команды — Киберкомандование США, Кибердивизия Народно-освободительной армии Китая и Наблюдатели, то есть все остальные. Наблюдатели, помимо прочего, решают, что может произойти в результате действий двух команд. Давайте для чистоты эксперимента предположим, что Китай надавил на Вьетнам и другие страны АСЕАН (Ассоциации государств Юго-Восточной Азии), чтобы те уступили свои права на обширные подводные газовые и нефтяные месторождения. (Китай на самом деле уже заявлял о своих правах на эти территории, простирающиеся на сотни километров на юг, вдоль побережья Вьетнама и Филиппин.) Условимся, что небольшие столкновения военно-морских сил этих стран уже происходили. Представим, что Вьетнам попросил США о военной поддержке (вот уж исторический анекдот), как сделали другие страны в регионе, претендующие на оспариваемые территории. В свою очередь президент Соединенных Штатов санкционировал совместные морские учения США и АСЕАН и отправил две группы авианосцев из 20 кораблей и 150 самолетов и несколько подводных лодок. Китай и США обменялись дипломатическими нотами и публичными заявлениями, и каждая страна заявила, что другой лучше воздержаться от вмешательства. Канал CNNначал передавать новости под заголовком «Кризис в Южно-Китайском море».

Наши гипотетические учения начинаются в Форт- Мид, где команда Киберкомандования США получает приказ продумать шаги, которые предпримет в случае обострения политической ситуации. Согласно приказу министра обороны необходимо:

Третья мировая война: какой она будет?


  1. Убедить китайское правительство отказаться от военных действий в оспариваемых водах.

  2. Если переговоры не увенчаются успехом, максимально снизить опасность, исходящую от китайских военных, для американских и союзнических сил в регионе.

  3. В случае, если напряжение усилится или противник внезапно начнет боевые действия, быть готовыми нанести удар по войскам Китая, чтобы уменьшить его возможности применения силы.

  4. Подорвать внутреннюю инфраструктуру Китая так, чтобы переключить внимание китайского руководства на эту проблему и подвергнуть сомнению необходимость агрессивного поведения за пределами страны.

  5. На протяжении всей операции Киберкомандование США должно сотрудничать с соответствующими правительственными ведомствами, чтобы предотвратить кибератаку китайского правительства или граждан на важнейшие военные и гражданские инфраструктуры США.

В такой ситуации перед командой, выступающей в роли Киберкомандования, возникает дилемма. Они не хотят демонстрировать все доступные им приемы кибератаки. Как только тот или иной прием используется, специалисты по киберобороне могут найти решение, позволяющее заблокировать такую атаку в будущем. Хотя защитники и не в состоянии подготовить все системы, которые могут подвергнуться атаке, они подлатают важнейшие, и нападение лишится немалой части своего потенциала.

2ZQ


Как наступать?

Поэтому Киберкомандование предпочтет воздержаться от самых интеллектуальных методов. Пока они ждут, китайцы могут предпринять меры, которые существенно осложнят Соединенным Штатам проведение кибератак.

По мере усиления напряженности Китай сократит поток информационных пакетов в страну, а прошедшие будет сканировать и фильтровать на предмет обнаружения возможных угроз со стороны США. Затем, возможно, вообще оборвет связь с внешним миром. Если США к тому времени не запустят кибератаку, пробиваться через великий китайский брандмауэр GreatFirewallбудет гораздо сложнее.

Киберкомандование должно заранее создать туннели в киберпространстве Китая, например, спрятав спутниковые телефоны на территории страны, чтобы через них начать атаку на китайский Интернет. Или же совместно с ЦРУ распределить по всему Китаю агентов с ноутбуками, на которых установлено атакующее программное обеспечение.

Если США будут тянуть с использованием своего лучшего оружия, Китай может осложнить задачу, нарушив работу или разрушив наше киберпространство и интернет-магистраль. Переустановка серверов высшего эшелона в системе имен домена, занимающихся предоставлением интернет-адресов веб-сайтам или таблицами маршрутизации (протоколами пограничных шлюзов) провайдеров первого яруса, разрушит киберпространство на долгие дни. В результате поток информации будет попадать по неправильным интернет-адресам. Как я уже отмечал в третьей главе, мало что может помешать такому развитию событий, поскольку программы, управляющие работой Интернета, не проверяют, подлинна ли та или иная команда. Если китайцы смогут заслать своих агентов в «ящики», где расположены соединения интернет- 221

Третья мировая война: какой она будет?

провайдеров первого яруса, так называемые пиринговые точки, или на любые другие участки крупнейших сетей, они смогут отдавать команды непосредственно маршрутизаторам, которые коммутируют и направляют интернет-трафик. Даже несмотря на то что у Министерства обороны и разведывательных органов США есть собственные каналы, отделенные от общедоступного Интернета, их трафик, скорее всего, идет по тем же оптоволоконным магистралям. Просто их кабель покрашен в другой «цвет» либо идет по отдельному стекловолокну, но находящемуся в той же магистрали. Очень вероятно, что есть много участков, где трафик Министерства обороны и разведки проходит через те же самые маршрутизаторы, что и трафик общедоступного Интернета. Китай должен быть хорошо знаком с этими маршрутизаторами. Большая их часть произведена фирмой Ciscoна территории Китая. Так что у Китая есть все возможности отключиться от Интернета и лишить Соединенные Штаты шанса нанести киберудар. Это означает, что на ранних этапах кризиса у Киберкомандования есть повод провести военные действия в киберпространстве за пределами США. Разумеется, это расширит масштабы кибервойны.

Чтобы начать операцию, группа Киберкомандования решит послать сигнал о своем участии, в надежде удержать Китай от дальнейших военных операций. Причастность Киберкомандования к последующим действиям будет отрицаться публично, но китайские власти должны понимать, что это вовсе не случайность. Сигнал, демонстрирующий, что США способны на технически сложные операции, должен быть достаточно явным для китайского руководства, но не настолько разрушительным, чтобы привести к полномасштабной кибервойне. Итак, взломав закрытую китайскую военную сеть, Киберкомандование рассылает старшим офицерам обработанную в фотошо-

zzz



Как наступать?

пе фотографию горящего китайского авианосца. Это не слишком прозрачный намек на то, что гордость китайского флота, его единственный авианосец, ВМС США могут отправить на дно, поэтому китайцам стоит подумать и не развязывать конфликт, который может привести к таким последствиям.

Затем американская разведка узнает, что китайцы готовы высадить десант на оспариваемые острова в Южно- Китайском море. Пентагон просит Киберкомандование выиграть время и отсрочить операцию, помешав погрузке войск и провианта на корабли, которые все еще находятся в порту. Штаб-квартира южнокитайского флота находится в Чжаньцзян на полуострове Лэйчжоу, а военно-воздушные силы, при поддержке которых проводятся операции на море, базируются на острове Хайнань в Тонкинском заливе. Штаб-квартира флота и морская авиабаза не имеют собственной электросети, они подключены к общей системе электроснабжения. У них нет собственных электрогенераторов, только аварийные резервные установки.

С помощью спецподразделения, 10-го флота, Киберкомандование использует заранее установленные «черные ходы» в электрораспределительной сети Китая и получает доступ к системе управления местной электросетью. Посылает сигналы, вызывающие скачки напряжения, вследствие чего срабатывают предохранители и генераторы останавливаются. Впрочем, американцы не провоцируют разрушение генераторов и трансформаторов.

Команда, играющая роль Китая, понимает, что блэкаут был не случаен, и прослеживает следы атаки. Следы ведут в Эстонию и далее теряются. Никто в Пекине не подумает, что их атаковали эстонские хакеры. «Сигнал» привлекает внимание китайской команды. Им сообщают, что блэкаут на полуострове Лэйчжоу вызвал отключение электричества во всей провинции Гуандун (бывшем Кан-

ZZ3


Третья мировая война: какой она будет?

тоне), вследствие чего более ста миллионов граждан почти на сутки остались без света. Блэкаут затронет и Гонконг. Политбюро считает, что это лишь начало, и просит Киберподразделение Народно-освободительной армии предложить ответные действия. Киберподразделение рекомендует отреагировать соизмеримо и задеть города, в которых базируется американский флот, но послать сигнал о том, что Китай способен на большее. Политбюро одобряет все шесть шагов, предложенных кибервоинами:



  1. Обеспечить подкрепление Южному флоту и отправить больше самолетов на Хайнань и аэродромы Южного побережья.

  2. Отдать приказ китайской эскадре подводных лодок из Юйлинь, остров Хайнань, выйти в море.

  3. Активировать логические бомбы, размещенные в электросетях Гонолулу, Сан-Диего и Бремертона (штат Вашингтон) — городах, где дислоцированы базы Тихоокеанского флота США. (Блэкаут распространится на Тихуану (Мексика) и Ванкувер (Британская Колумбия), хоть китайцы об этом и не знают.)

  4. Разрушить открытую сеть Министерства обороны, запустив «червя», который заразит одну машину за другой и сотрет информацию с жестких дисков (атака будет запущена из внутренней сети Министерства обороны).

  5. Атаковать эстонского интернет-провайдера, откуда предположительно была произведена атака на китайскую электросеть.

  6. Вызвать блэкаут в японском городе Йокосука и на окружающей территории, где находится штаб- квартира 7-го флота США.

224

Как наступать?

К началу следующего этапа учений напряжение нарастает, и Киберкомандование узнает, что Китай собирается отключиться от мирового киберпространства. Поэтому команда из Форт-Мид просит Пентагон разрешить запуск еще двух волн кибератаки и приготовиться к запуску третьей. Две атаки предлагается направить на сеть ПВО Китая и систему управления военного командования. Планируется использовать сверхсекретные программы атаки и логические бомбы, заранее размещенные в этих сетях. В перспективе можно атаковать железнодорожную сеть Китая, авиадиспетчерскую службу, банковскую систему и электросети (генераторы и трансформаторы).

Странно, но Киберкомандование получает из Белого дома и Пентагона приказ воздержаться от нападений на военное командование, системы управления и средства обороны, в частности ПВО. Киберкомандованию отдают приказ избегать атак на систему управления воздушным движением и банковский сектор.

Пока Киберкомандование формулирует дальнейшие предложения, из Security Industries Automation Corporation и Deposit Trust в Нью-Йорке сообщают о том, что их базы данных серьезно повреждены и даже разрушены. Также пострадали базы данных железных дорог CSX, Union Pacific и Burlington Northern Santa Fe и авиакомпаний United, Delta и American Airlines. Нью-Йоркская фондовая биржа закрыта, остановлены товарные поезда, самолеты не могут взлететь в аэропортах по всей стране. Управление информационного обеспечения, которое управляет внутренней сетью Министерства обороны, объявляет чрезвычайное положение, поскольку в секретную сеть SIPRNET и в сверхсекретную JWICS проникли «черви», распространяющиеся с невероятной скоростью и разрушающие жесткие диски. Все эти атаки пришли не из-за границы, поэтому американская разведка и Киберкоман-




8 № 4595
225

Третья мировая война: какой она будет?

дование не обнаружили их на входе и не могли остановить. Очевидно, были использованы новые, неизвестные приемы, поэтому Киберкомандование не сумело заблокировать их, используя опыт прошлых нападений.

Выбор у Киберкомандования США невелик — нельзя атаковать китайскую систему ПВО, банки, систему управления вооруженных сил и авиадиспетчерскую службу. Более того, поскольку американское Киберкомандование должно защищать сети Министерства обороны, некоторым сотрудникам приходится переключиться на борьбу с появившимися там «червями». Учитывая масштабы действий китайской команды, американцы решают устроить блэкаут по всему Китаю и в том числе вывести из строя несколько крупных генераторов. В то же самое время они попытаются вызвать как можно больше аварий товарных поездов и устроить беспорядок в базах данных железнодорожной системы. Чтобы найти замену военным целям, которые вычеркнуло высшее командование, американская команда решает атаковать китайские военные и гражданские спутники связи.

Доклад руководящей группы о последствиях второго раунда атаки сложно назвать хорошей новостью для американцев. Китай отсоединил свои сети от глобального Интернета, тем самым ограничив возможности американского нападения. Более того, когда Соединенные Штаты впервые атаковали электросеть, Пекин приказал всем остальным ее секторам перейти в положение обороны, то есть отключиться от Интернета. Электрические сети Китая разделились на «островки», чтобы предотвратить каскадные отключения электричества. Лишь несколько генераторов, выбранные американцами в качестве мишеней, были выведены из строя, что привело к локальным отключениям электричества. Все остальное было переведено в режим обороны — железные дороги стали управ-



226

Как наступать?

ляться вручную и по радиоканалам. Попытка нарушить работу системы товарных поездов не удалась.

США взломали китайский спутник связи, заставив его поворотный двигатель работать, пока не израсходовалось все топливо, и направив в сторону Юпитера. Однако в течение часа китайский флот привел в действие запасную, засекреченную телетайп-систему. Но атака американцев на сеть снабжения китайского флота оказалась успешной, что наряду с региональным отключением электроэнергии замедлило погрузку китайских военных подразделений на корабли.

Руководящая группа также сообщила, что китайская подводная лодка всплыла на поверхность точно между двумя американскими авианосцами. Она проникла за границу обороны, подобно тому, как произошло в 2009 году, когда подлодка класса Song оказалась рядом с американским авианосцем Kitty Hawk. Поднявшись на поверхность, подлодка выдала свое расположение, но послала США сигнал, что дислокация американских авианосцев китайцам точно известна. Если бы началась активная фаза войны, это позволило бы Китаю направить на данный участок множество крылатых ракет наземного и воздушного базирования.

Киберкомандование США проинформировали, что Белый дом приказал двум группам американских авианосцев взять курс на Австралию. Госдепартамент готов начать переговоры на высшем уровне по поводу территориальных претензий Китая. Киберкомандованию приказано прекратить наступательную операцию.

После каждых кабинетных учений в правительстве проводится собрание наблюдателей и игроков под названием «горячий душ». Пора записать полученные уроки и наметить области дальнейшего исследования. Итак. Что мы узнали из учений «Южно-Китайское море»? Намети-

227

Третья мировая война: какой она будет?

лось десять важнейших проблем: концепция сдерживания; ненападение; предвоенная подготовка поля битвы; глобальное распространение регионального конфликта; сопутствующий ущерб; контроль эскалации; случайная война; атрибуция; кризис неустойчивости; асимметрия обороны. Давайте последовательно проанализируем каждую из них.



  1. . Сдерживание

Очевидно, в этом случае сдерживание не состоялось. Какой урон Китай может нанести Соединенным Штатам? В реальном мире США, пожалуй, воздержались бы от развязывания полномасштабной кибервойны с Китаем из боязни несимметричных последствий, к которым бы привели ответные меры. И все же сдерживание — это самая неразвитая теоретическая область в современной концепции кибервойн. Теория сдерживания служила основой ядерных стратегий США, Советского Союза и НАТО в эпоху холодной войны. Страх последствий использования ядерного оружия (и опасение того, что любое его использование станет глобальным) удерживал ядерные державы от применения абсолютного оружия друг против друга. Он также удерживал государства, как ядерные, так и нет, от любых действий, которые могли бы спровоцировать ответный ядерный удар. Стратеги разрабатывали сложные теории ядерного сдерживания. В 1960-х годах Герман Кан выделил три разных типа ядерного сдерживания. Теоретические исследования Германа Кана изучались гражданскими и военными лидерами Соединенных Штатов и Советского Союза. Его сухие размышления о вероятных масштабах разрушений, изложенные в кни- 22В

Как наступать?

гах «О термоядерной войне» (1960) и «Думать о немыслимом» (1962), несомненно, помогли предотвратить ядерную войну.

Из всех ядерных концепций теория сдерживания, пожалуй, наименее применима к кибервойне. На самом деле сдерживание в киберпространстве имеет совершенно иное значение, чем в работах Кана и стратегов тех годов. Ядерное устрашение основывалось на представлении о последствиях применения ядерного оружия. Мир в 1945 году увидел два ядерных взрыва в Хиросиме и Нагасаки. Позднее проводились многочисленные надземные испытания: Соединенными Штатами и Советским Союзом в 1940-1950-х, Великобританией в 1952-м, Францией в 1960-м и Китаем в 1968-м. В общей сложности пять первых ядерных держав взорвали около 2300 ядерных снарядов над и под землей.

Никто не знает, что бы случилось, если бы Соединенные Штаты или Советский Союз запустили несколько сотен баллистических ракет с ядерными боеголовками, но изначально американские военные планировали запустить более 90 % своих ракет и задействовать все имевшееся вооружение. Чтобы удостовериться, что возможная массовая атака окажется успешной, американские военные планировали наносить ядерные удары трех разных видов (бомбардировка с воздуха, запуск ракет наземного базирования, запуск ракет морского базирования). Обе сверхдержавы развернули свои силы так, чтобы после неожиданной массированной атаки со стороны противника большая часть ядерного оружия не пострадала. Ответный удар был неизбежен. То есть существовала почти полная уверенность в том, что если одна сторона применит ядерное оружие, то от него же в той или иной степени пострадает. Последствия массированного обмена ядерными ударами были предметов дебатов, но мало кто сомневался в том,

229

Третья мировая война: какой она будет?

что обе стороны нанесут друг другу ущерб, не имеющий равного во всей человеческой истории. Многие полагали, что после атомной войны настанет ядерная зима и человечество вымрет. Почти все эксперты были уверены в том, что массированный обмен ядерными ударами приведет к быстрой смерти миллионов (Кан сухо отмечал: «Никто не хочет стать первым убийцей сотен миллионов человек»).

Все опасались, что любое применение ядерного оружия может привести к войне непрогнозируемого масштаба. Это опасение вот уже более 60 лет сдерживает Соединенные Штаты и Советский Союз от использования ядерного потенциала. Проведенные ядерные испытания создали эффект демонстрации. Некоторые теоретики полагали, что в случае масштабного кризиса (войны с применением обычных видов вооружения в Европе) Соединенные Штаты могут взорвать ядерную бомбу в целях демонстрации, предупреждая: если война не прекратится, Североатлантический союз готов перейти к использованию ядерного оружия. В НАТО планировали «сигнализировать о намерениях НАТО» такими предупредительными выстрелами. Как показывают все имеющиеся на сегодняшний день примеры кибервойн, в данном случае эффект демонстрации не работает. Как уже обсуждалось, большинство киберинцидентов представляли собой либо простые DDoS- атаки, либо тайное проникновение в сеть с целью кражи информации или размещения лазеек и логических бомб. На последствия DDoS-атак мало кто обращал внимание, помимо ее непосредственных жертв. Что же касается взломов, о них зачастую не догадываются даже жертвы.

Итак, в какой степени кибервоины уверены, что их оружие сработает, каких последствий они ожидают от его применения? Они знают, что им неоднократно удавалось проникнуть в сети других государств. Возможно, они испробовали все, за исключением нескольких финальных



23

Как наступать?

нажатий кнопок, которые сделали бы в настоящей кибервойне. Они наверняка проводили разрушительные операции на моделях вражеских сетей. Такие испытания проводились на генераторе в штате Айдахо в рамках программы «Аврора». В результате экспериментаторы убедились, что с помощью кибероружия можно вызвать физическое разрушение большого электрогенератора.

Однако кибервоины не знают, какие сюрпризы может им преподнести защита страны, которую они атакуют. Что будет, если Китай отсоединит свою сеть от остального киберпространства? Есть ли у США план действий при таких обстоятельствах? Если русские разместили «черные ходы» и логические бомбы в американских сетях, как им узнать, что американцы их не обнаружили и не запланировали их устранение в случае напряжения отношений? Когда кибервоин соберется проникнуть в сеть с помощью заранее установленных «черных ходов», маршрут доступа могут заблокировать, а на его пути неожиданно встанет эффективная система предотвращения вторжений. В отличие от систем ПРО системы предотвращения вторжений в важнейшие сети могут держаться в тайне до момента их активации. Если задача кибервоина — отключить вражескую систему ПВО накануне вторжения бомбардировщиков, военно-воздушные силы атакующей страны может постигнуть глубокое разочарование. Радиолокационные станции и ракеты, которые считались бездействующими, могут внезапно активироваться и уничтожить штурмовую авиацию. Последствия ядерного взрыва знали наверняка. Если его целью была военная база, она выводилась из строя на долгие годы, если не навсегда. Когда я в 1970-х годах был аспирантом Массачусетского технологического института, мне почти сразу вручили специальный диск — калькулятор ядерного воздействия. Сделав поворот одного диска на один

Третья мировая война: какой она будет?

круг, мы устанавливали мощность ядерного взрыва, скажем, 200 килотонн. Покрутив другой — выбирали, где будет производиться взрыв (на земле или в воздухе). Затем указывали максимальное расстояние до цели, и этот маленький калькулятор определял, будет ли мощность взрыва достаточной, чтобы сравнять с землей ракетную стартовую шахту врага и превратить ее в облако радиоактивной пыли. Кибервоин может быть уверен в том, что если он нанесет удар серьезным кибероружием по какой- то системе, эта система, скажем железнодорожная, скорее всего, выйдет из строя. Но ему не известно, существуют ли у данной системы надежный план противодействия сбоям и резервная сеть управления, ведь противник держит ее в секрете и не использует. Нападению препятствует система предотвращения вторжений, а система поддержки непрерывности позволяет быстро восстановить объект после кибератаки.

В силу невозможности узнать оборонительный потенциал противника концепция сдерживания в теории кибервойны существенно отличается от концепции сдерживания в ядерной стратегии. В ядерной стратегии было предельно ясно — в большинстве случаев нападение предпочтительнее, то есть любую оборону легко разбивает своевременная внезапная атака. Гораздо дешевле направить свои ракеты на оборонные объекты противника, чем разрабатывать хоть сколько-нибудь эффективные средства ПРО. Какой бы совершенной ни была оборона, нападение давало сто очков форы. Кроме того, никто ни на секунду не мог представить, что Советский Союз или Соединенные Штаты тайно сумеют разработать и развернуть эффективную систему ПВО. Рональд Рейган надеялся, что США, потратив миллиарды долларов на исследования, сумеют изменить это соотношение и средства противоракетной обороны станут реальной силой. Спустя

232


Как наступать?

десятилетия мы этого так и не добились, и сегодня Соединенные Штаты надеются, что им удастся предотвратить небольшую ракетную атаку или нападение примитивных ракет второстепенных государств. Но даже это остается под сомнением.

В теории стратегической ядерной войны разрушительная мощь нападения была хорошо известна, и никакие средства обороны не могли воспрепятствовать ей, поэтому нападения боялись. Это сдерживало страны от применения ядерного оружия и совершения других провокационных действий, способных вызвать ответный ядерный удар. В случае кибервойны потенциал нападения в значительной мере секретен, но в случае кризиса может быть использована и эффективная оборона, так что едва ли какая-либо страна готова отказаться от применения кибероружия.

Предположим, что Соединенные Штаты (или какая- либо другая страна) обладают таким мощным наступательным кибероружием, что могут преодолеть любую защиту и нанести серьезный урон вооруженным силам и экономике противника. Если бы США объявили о таких возможностях, не раскрывая деталей, многие оппоненты сочли бы, что мы блефуем. Когда не известны подробности, когда никто не видел американское кибероружие в действии, мало кто испугается до такой степени, чтобы воздерживаться от действий. Теоретически США могут продемонстрировать свой киберпотенциал, наказав каких-нибудь злодеев. (В 1989 году США направили истребители-бомбардировщики F-117 в Панаму не потому, что боялись панамской противовоздушной обороны, а потому, что Пентагон жаждал похвастаться своим новым оружием и устрашить остальных. Вторжение получило кодовое название «Просто потому», и многие в Пентагоне саркастически замечали, что мы послали туда F-117 «просто

233

Третья мировая война: какой она будет?

потому, что можем».) Что же касается идеи использования кибероружия в ходе очередного кризиса, проблема в том, что многие сложнейшие приемы кибератаки разрабатываются только для одноразового применения. Когда кибероружие используется, потенциальные оппоненты обнаруживают его и прилагают все усилия для разработки защиты.

Если США не в силах устрашить других секретным кибероружием, боимся ли мы сами киберугрозы со стороны других стран? Иначе говоря, удерживаем ли мы себя сегодня от обычных военных операций, помня о собственной уязвимости в киберпространстве? Если бы кризис в Южно-Китайском море начался, как в описанных выше учениях, сомневаюсь, чтобы кто-нибудь на собрании оперативного штаба сказал президенту: «Лучше не посылайте авианосцы в Китай. Если вы это сделаете, господин президент, Пекин запустит кибератаку, которая разрушит нашу фондовую биржу, заставит приземлиться наши самолеты, остановит поезда, погрузит наши города во тьму. Мы никак не сможем остановить их, сэр».

Кто-то должен это сказать, поскольку, конечно, так оно и есть. Но скажут ли? Маловероятно. Самый высокопоставленный американский офицер только два года назад узнал о том, что его сеть может быть разрушена в результате кибератаки. Белый дом под управлением президента Обамы целый год не назначает кибербосса. Американские военные считают технологии чем-то вроде козыря в рукаве, который позволяет самолетам, кораблям и танкам работать лучше всех в мире. Им сложно представить, что другие страны могут эффективно использовать технологии против нас, особенно когда эти технологии — строки компьютерного кода, а не самолеты-невидимки.

Итак, мы не способны удержать другие страны от применения кибероружия. На самом деле другие страны не


Каталог: resurs
resurs -> Задача зрения: понять, что находится на изображении Тест Тьюринга для компьютерного зрения: Ответить на любой вопрос
resurs -> Урок календарь, методики, материалы сетевичок рф
resurs -> Сценарий выступления агитбригады "Здоровье наше богатство" в состав агитбригады входят 13 человек, 10 человек имеют одинаковую форму: футболки с логотипами буквы по названию команды "
resurs -> Доклад «Формы организации музыкальной деятельности в детском саду»


Поделитесь с Вашими друзьями:
1   ...   6   7   8   9   10   11   12   13   ...   16


База данных защищена авторским правом ©nethash.ru 2019
обратиться к администрации

войти | регистрация
    Главная страница


загрузить материал