Ртикулотип как инструмет отражения действительности



Скачать 342.91 Kb.
Дата05.04.2017
Размер342.91 Kb.
Просмотров419
Скачиваний1


Фоносемантика

О. А. Барташова, канд. филол. наук,

Санкт-Петербургский государственный

экономический университет (Россия)


Артикулотип как инструмет отражения действительности
Когнитивная лингвистика представляет собой новый этап изучения языковых явлений, среди которых рассмотрение сложной проблемы отношений языка и мышления входит в новый виток развития. Участие языка в мыслительной деятельности человека отмечал В. Гумбольдт, который трактует язык как своеобразный способ «соединения мысли со звуками», в котором последние являются единственным материальным субстратом понятийного мира. Рассуждая о природе первичных номинаций, он особо отмечал подражательный и символический способы обозначения, подразумевая мотивированность связи между звуками и понятиями.

Человек создает язык посредством сознательной рефлексии окружающего мира. Cпособность к рефлексии проявляется у человека не стихийно — при зарождении языка человек пытался найти главный признак, отличающий предмет или явление от остальных предметов и явлений и, найдя такой признак, дать предмету название в соответствии с ним.

Современные исследователи проблемы связи звука и значения в его связи с процессом познания все чаще обращаются к достижениям когнитивной лингвистики. Интерес к глубинным механизмам порождения речи и осознание того, что языковые процессы связаны с особенностями речемыслительной деятельности человека, позволили использовать обобщения чисто технической стороны звукоизвлечения для выяснения формальных архетипов звуковой системы, а также для установления семантических областей, соответствующих этим звуковым архетипам. Фоносемантика предоставила конкретные данные, подтверждающие тот факт, что определенные звуки соответствует гипотезе о специализации различных типов звуков в определенных семантических областях. Обобщение результатов многочисленных исследований лексики позволило сделать вывод о том, что существуют определенные корреляции между основными фонологическими реалиями и денотатами, в обозначении которых они участвуют. Подобные фоносемантические корреляции носят универсальный характер, а их формально-содержательное ядро в фоносемантике называется фонемотипом. Минимум один фонемотип в составе ЗИ-слова имеет природу, идентичную природе денотата.

Существенным для фоносемантических исследований является вопрос, какими акустическими параметрами звучания денотата и характеристиками незвучащего денотата обусловливается выбор того или иного типа фонем. Анализ психоакустических и психофизиологических характеристик фонемотипов показывает, что особенности артикуляции отражают признаки обозначаемых денотатов, вызывая в сознании человека их проекцию. Человек, используя возможности артикуляционного аппарата, пытался применить их для отображения особенностей предметов и явлений окружающей его действительности в процессе номинации объектов этой действительности. Поскольку элементы артикуляции в подобных обозначениях оказываются изобразительно валентеными, следует, очевидно, говорить не о фонемотипе, а об артикулотипе как мельчайшей единице отражения реального мира.


O. A. Bartashova
Mode of articulation as a means of categorization
Cognitive approach gives a new impact to considering many linguistic problems, one of them being the problem of the correlation between the language and the thought. The history of linguistics shows that many linguists interpreted language as a specific way of merging of the thought and the sounds. Humanity created language by the way of conscious reflection of the objects and phenomenae of the universe, trying to find out the most distinguishing feature, which could serve the reliable basis for primary nomination. Phonosemantic investigations show that phonetic archetypes inbuilt into the phonological system of the language correlate with relative semantic areas thus proving the idea that the mode of articulation is one of the instruments of categorization.
Е. И. Беседина, канд. филол. наук,

Санкт-Петербургский государственный

электротехнический университет (Россия)

Пространство звукоизобразительности: статистический аспект

Специальное исследование показало, что феномен звукоизобразительности в той части, в которой он касается идеи об использовании конкретных фонем для реализации определенных фонетических задач, находит не только чисто фоносемантическую интерпретацию, но и статистическое обоснование [Слоницкая, 1987].

Данный вывод был сделан на основании структурно-семантического анализа с применением стандартных статистических методов обработки экспериментальных данных [Носенко, 1970] трех семантических зон: английских обозначений округлого, скользкого и гладкого и люмосемизмов. Анализ выявил значительное превышение частот встречаемости определенных фонем и сочетаний фонем по сравнению с вероятным ожиданием этих сочетаний в английском языке в целом. Было установлено, что частота встречаемости фонемотипа лабиальных в обозначениях округлого в 2,2 раза превышает соответствующую величину для фоновых выборок, при этом существенную роль играют полилабиальные образования. В обозначениях скользкого выявлено преобладание таких фонем, как /g/, /oi/, /l/, /s/, /a:/ и //u/, в среднем в 4,1; 3,5; 2,6; 2,0; 1,9 и 1,75 раза соответственно. Особенно интересным представляется наличия в словах звукокомплексов sl, sk, fl, pl, gl и sm (преимущественно инициальных), которые дают поразительно высокое превышение: в среднем в 58,7; 18,7; 11,8; 7,5; 5,3 и 2,9 раза [Беседина, Киселева, 2003]. Что касается английских слов, обозначающих люмосемизмы, то здесь мы сталкиваемся с не менее значимыми статистическими данными: результаты обработки данных показали, что такие фонемы, как /b/, /f, /g/, /l/, в 4,52; 1,2; 6; 3,42 раза соответственно превышают величину фоновой выборки по указанным фонемам, что позволяет говорить об определенной звукосимволической роли данных фонем в передаче обозначений света и цвета. Исследование обозначений люмосемизмов также обнаружило, что существенную роль при передаче признаков света и цвета играют определенные звукокомплексы: /bl/, /fl/, /gl/, появление которых, в свою очередь, превышает величину фоновой выборки по указанным сочетаниям фонем в 23,13; 10,11; 54,17 раза соответственно.

В плане дальнейшей разработки теории звукоизобразительности [Bopoнин, 1982] настоящая работа представляет собой продолжение вышеупомянутой серии исследований. Материалом для данного пилотного исследования послужила выборка английских понятий дрожания из Тезауруса Роже. Этимологический анализ материала и верификация по словарям синонимов не проводились. В качестве сравнительного материала использовалась достаточно презентативная фоновая выборка слов английского языка, насчитывающая 700 лексем (4652 фонемы), составленная с помощью «генератора случайных чисел».

Проведенное исследование подтверждает эффективность применения статистических методов при изучении звукоизобразительной лексики и дает серьезные основания полагать возможным осуществление подобного исследования для ряда других (возможно, всех?) фонетически определенных зон смыслов. Положительные результаты дополнительных исследований, проведенных на более обширном материале, позволят поставить вопрос о включении статистических данных в качестве дополнительного критерия в метод фоносемантического анализа, разработанный С. В. Ворониным.



Литература

Беседина Е. И., Киселева М. А. Английские звукоизображения гладкого, скользкого: к постановке вопроса // Материалы XXXII Международной филологической конференции. СПб., 2003. С. 7—8.

Воронин С. В. Основы фоносемантики. Л., 1982.

Носенко И. А. Начала статистики для лингвистов. М.: Высшая школа.1981.

Слоницкая Е. И. Звукосимволизм обозначений округлого (опыт типологического анализа): Дис. канд. филол. наук. Л., 1987.

E. Besedina



Iconicity domain: statistical approach

The presentation deals with iconicity domain from the point of view of statistics. The data of structural phonetic analysis based on statistics proving the iconic function of certain phonemes and phoneme combinations in such lexical groups as notions of roundness, smoothness and lubricity as well as in words denoting colour and light are discussed. The idea of statistical evidence to be an additional criterion in phonosemantic analysis is hypothesized.


Е. А. Братчикова,

Балашовский институт (филиал) Саратовского государственного университета им. Н. Г. Чернышевского (Россия)


Фоносемантического пространство стихотворного текста

и категория эмотивности

Работа выполнена в рамках госзадания Министерства образования и науки РФ
Эмоциональность как способность волновать, заставлять переживать, доставлять удовольствие является имманентным качеством художественного текста, представляющего собой результат эмоционально-эстетического освоения действительности. На языковом уровне психологическая категория эмоциональности воплощается в лингвистической категории эмотивности. Несмотря на существование в современной лингвистике особого раздела, сосредоточенного на изучении отражения эмоционального в языке, — лингвистики эмоций, все еще остаются вопросы, до сих пор не получившие окончательного решения, что обусловлено недоступностью чувственной сферы для непосредственного восприятия и наблюдения. Одним из таких вопросов является вопрос о средствах языковой репрезентации эмоций в тексте.

Большинство ученых разделяют точку зрения, согласно которой репрезентация эмоций в тексте характеризуется многоуровневостью вербального выражения, поскольку для адекватной передачи эмоций необходима актуализация целого ряда средств. В фокусе внимания в настоящем докладе находится фоносемантическая форма стихотворного текста как средство выражения эмотивности. Актуальность исследования определяется тем, что в большинстве работ, рассматривающих проблему эмотивности в языке и тексте, игнорируется способность фонетических единиц и звуковой организации текста выступать носителем эмоционального содержания.

При изучении фонетической организации стихотворного текста мы оперируем понятием фоносемантического пространства, которое объединяет пространство самого текста как физического объекта (т. е. линейную последовательность фонетических единиц) и ментальное пространство как совокупность смыслов, актуализированных фонетическими структурами в мышлении реципиента. В соответствии с критерием устойчивости звукосмысловых корреляций в языковом сознании носителей языка такие фонетические структуры можно разделить на узуальные — звукоподражание и звукосимволизм, основанные на изначально присущих фонетическим единицам звукоизобразительных свойствах, и контекстуальные — анаграммирование/звуковой лейтмотив, паронимическая аттракция, рифма, базирующиеся на обусловленных контекстом семантических связях, вызванных теми или иными особенностями фонетического структурирования.

Анализ корпуса стихотворений разных англоязычных и русских авторов начала XX в. показывает, что звуковое оформление стихотворного текста непроизвольно и неслучайно. При этом фоносемантическое пространство, будучи универсальной категорией поэтического текста, тем не менее уникально в каждом конкретном стихотворении. Очевидно, что его структура зависит от темы, эмоционально-смысловой доминанты и от той «истории», которая лежит в основе стихотворения. В докладе предполагается осветить результаты исследования взаимосвязи категории эмотивности текста и его фоносемантического пространства на основе стихотворений англоязычных авторов начала XX в, в которых репрезентируется концепт «любовь».


E. A. Bratchikova

Phonosemantic Space of a Poetic Text and the Category of Emotiveness

The present paper deals with the problem of the phonosemantic form of a poetic text and its ability to function as one of the means of expressing its emotiveness. The notion of the phonosemantic space of a poetic text is revealed. The correlation between the category of emotiveness of a text and its phonosemantic space is studied on the basis of some poems representing the concept «love» by English-speaking authors of the early XX century.


О. И. Бродович, д-р филол. наук,

НОУ ВПО Институт иностранных языков



(Санкт-Петербург) (Россия)
К вопосу о гипервариативности

звукоизобразительного слова
Германский корень *kleu- -*klau-/*klū- -*klu (и. е. GLEU) дал в английском языке следующие продолжения: clack, clap, clatter, claw, cleat, clew/clue, clod, clot, cloud, clout, cluster, clutter. В некоторых случаях этимологи констатируют простую вариантность между двумя (реже — тремя) словами — clot/clod, clat- (в clatter)/clack/clap, clatter/clutter. Из этой группы к первой ступени корня восходят clew/clue, ко второй — claw, cleat, clout и cloud, к третьей — clod, clot и cluster. Остальные лексемы попадают в список через перекрестные отсылки к вышеприведенным лексемам или друг к другу. Общая семантика группы такова: существительные содержат сему (округлой) массы; глаголы — сему (тесной) физической связи каких-либо сущностей: «(тесно) связывать, сжимать». К рассматриваемой группе близко примыкает группа лексем, восходящих к германскому корню *klimp/*klemp — *klamp — *klump, имеющая практически идентичную семантику: «плотная масса; крепко сжимать». Многие слова одной группы толкуются через слова другой или через одно и то же слово другого корня — lump или mass. Принадлежность данных лексем к ЗИ прямо нигде не указывается. Указание на ЗИ появляется только в толковании clap и — через него — в clatter и clack. Это не случайно: три эти слова, а также clutter в одном из своих значений относятся к ономатопам. Остальная часть исследуемых лексем является звукосимволическими образованиями. Мотив тесного сжатия и получающейся в результате плотной массы передается через анлаут [kl-]. Мотив округлого передается через лабиализованный гласный [u] или через лабиальную группу [mp]. Эта же группа дополнительно передает значение плотного сжатия, присущее словам группы *klemp-, более плотного, чем в семантике слов, восходящих к *kleu-. Обратим внимание на варьирование гласных в рассматриваемой группе лексем, особенно в словах более позднего происхождения, как clack — clot или clatter — clutter — clotter. Оно может объясняться только их принадлежностью к звукоизображениям, причем таким, где основную смысловую (звукоизобразительную) нагрузку несут согласные, а в пространстве гласных возможна большая свобода выбора. Единственное ограничение, налагаемое семантикой этих слов на выбор гласного, является его непременная усеченность (исторически — краткость), что связано с обозначением резких движений и/или резких звуков.
O. I. Brodovich
On the problem of hypervariability

of the iconic word
Taking as an example contemporary continuations of two Protogermanic (Teutonic) roots we demonstrate the presence of considerable variability in lexical representations of one very general nominal idea and one equally general verbal idea. The Teutonic roots discussed are *kleu- -*klau/*klū- -*klu- and *klemp — *klamp — *klump. Their respective continuations are clack, clap, clatter, claw, cleat, clew/clue, clod, clot, cloud, clout, cluster, clutter, clamp, clomp, clump. Some of these words demonstrate a normal evolution of their respective proforms. But even in these cases the instances of variability registered by etymological dictionaries are strikingly numerous. When their later offsprings are added, however, the chains of lexical variants grow so lengthy as to demand explanation. The paper is aimed at providing an explanation taking as a starting point the non-arbitrary relations between the sound and sense in these words.
М. Г. Вершинина, асп.,

Пермский государственный

гуманитарно-педагогический

университет (Россия)


Натурфоносфера пермских говоров
Исследование проводилось в рамках гранта «Языковой быт современного прикамского села (социолингвистическое исследование)» (проект № 008-П) в рамках реализации Программы стратегического развития ФГБОУ ВПО «Пермский государственный педагогический университет».

Фоносфера — звуковое окружение человека, в той или иной степени осознаваемое, распознаваемое и семиотизируемое им. Термин «фоносфера» можно соотнести с термином «звуковая картина мира». Натурфоносфера — фрагмент биофоносферы (звуки естественного происхождения), которая включает в себя также фитофоносферу (звучания растений), зоофоносферу (голоса животных, птиц и др.) и антропофоносферу (звуки, производимые человеком), и противопоставляется социофоносфере (звуки искусственного происхождения).

Пермские говоры сохранили большое количество диалектной лексики с семантикой звучания.

Лексико-семантическое поле «натурфоносфера» имеет периферийный характер относительно антропо- и зоофоносферы, однако отражает общие тенденции функционирования фоносферы в целом. Оно включает в себя группы: звуки природных стихий и звуки метеорологических явлений. Группа «звуки природных стихий» (фуркнуть ‘подуть (о ветре)’, чишнуть ‘гореть’, булькоток ‘бульканье’) представлена небольшим количеством единиц (звуки внешнего мира мало привлекают внимание). Чаще стихии «звучат» вследствие воздействия на них человека (Белье на речке жулькаю), такие единицы являются переходными от натурфоносферы к антропофоносфере и отражают антороцентрический характер натурфоносферы.

Система звучаний метеорологического характера более развита: звук падающего града (Град долго шаляпал — лук лежит, так и не встал), звук дождя, звук урагана, звук замерзающего льда (Лед-от мерзнет и бум-бум, побумкиват). Наиболее частотны звучания грозы (верескать, вёргать, взгрябнуть, горгать, зуркнуть, трохать, чургать и др.), что объясняется акустическими характеристиками природного звука (повышенная громкость).

Метеорологические явления непосредственно влияют на жизнь человека, в связи с чем звучания, связанные с ними, пользуются повышенным вниманием. Соответственно, данный фрагмент натурфоносферы также носит антропоцентрический характер.

Большая часть лексических единиц фигурирует одновременно в нескольких фрагментах фоносферы (Лёгкое удалят спышкат дух-от (антропо-) / Как лучина прогорела, дак спышкало, куделю на пол бросила… и затушила), т. к. в основе звукоподражательной единицы лежит не конкретный звук, а определенные акустические параметры, характерные для звуков различной этиологии. С другой стороны, некоторые единицы зафиксированы только в натурфоносфере (трохать, взгрябнуть 'греметь'), что подтверждает специфичность данного типа звучаний для носителя диалектной речи.

Несмотря на периферийный характер натурфоносферы, прослеживается ее антропоцентричность, а также включенность в систему звуков, распознаваемых человеком как специфичные для данного фрагмента звуковой реальности.


The report examines a fragment of phonosphere (sound picture of the world) of Perm dialects — natural-phonosphere, sounds of natural elements and meteorological phenomena. Despite the peripheral type of natural-phonosphere in comparison with other fragments of phonosphere, its anthropocentrism and significance are traced. Significance (for a bearer of traditional culture) is expressed in the presence of specific lexical units for the fragment.
В. А. Давыдова,

Институт иностранных языков (Россия)
Фоносемантический анализ стихотворения Л. Кэрролла «Jabberwocky»
Данное сообщение посвящено проблеме перевода фонетических окказионализмов. Это изобретенные автором лексические единицы, где в качестве корневой морфемы предложен некий звуковой комплекс, не зарегистрированный в языке. Получается, что для коммуникации с читателем автор намеренно использует слова, не имеющие привычного смысла. Здесь мы имеем дело с литературой нонсенса или абсурда. В таких случаях возникают следующие вопросы: какова цель автора, существует ли в принципе возможность интерпретации окказионального текста. Яркий пример такого текста — хорошо известное и любимое читателями всех возрастов стихотворение Л. Кэрролла «Jabberwocky», на материале которого можно опробовать возможности фоносемантического анализа в решении подобных проблем.

Текст стихотворения Кэрролла насыщен не имеющими смысла фонетическими окказионализмами, сконструированными путем сочетания частей абсолютно несочетаемых по значению английских слов — это так называемые «слова-чемоданы» (portmanteau words). По идее, такой прием должен вызывать дефицит смысла. Тем не менее стихотворение остается легко понятным читателю, поэтому можно предположить, что смысл, утраченный на лексическом и морфемном уровнях, компенсируется информацией, полученной из звукового ряда.

Для попытки интерпретации звукового ряда стихотворения был применен метод фоносемантического анализа, учитывающий ассоциативное значение отдельных фонем, их сочетаний и положение в тексте. В результате можно выдвинуть предположение, что принцип «чемоданного» конструирования лексических единиц, который традиционно считается основным приемом текстопостроения для «Jabberwocky», оказывается вторичен по отношению к фонетическому уровню текстовой организации. С точки зрения семантики целого текста на морфемном и лексическом уровнях представлена игра абсурда, а на уровне звука — последовательное, логически организованное повествование. При этом полученные данные неожиданно согласуются с данными из области, никак не связанной с фоносемантикой, — структурной типологией сказки, разработанной В. Я. Проппом. В тексте выявляются такие детали, как зачин, напряжение и предчувствие беды, предупреждение об опасности или запрет на отлучку, тройной характер угрозы с нарастанием опасности, далекий путь, блуждание в особом, таинственном лесу, оружие — чудесный помощник, волшебное дерево, которое является средством перехода туда, где живет чудовище, мотив чудовища с пастью или змея-поглотителя и т. д. Таким образом, появляется возможность понять, почему стихотворение «Jabberwocky» вызывает сильный эмоциональный отклик у читателя. Мы имеем дело с классическим мифом или сказкой о герое. Совпадение данных, полученных при помощи фоносемантического анализа, со структурными элементами волшебной сказки позволяет предположить, что Л. Кэрроллу было не безразлично, где использовать окказиональные слова. Основные компоненты волшебной сказки выделяются у Кэрролла звукосимволическими средствами. Возможно, это позволяет понять мотивацию использования окказионализмов: автор использует неконвенциональные слова для обозначения волшебных, неконвенциональных образов.

Вывод, полученный при помощи фоносемантического анализа, дает возможность по-новому взглянуть на проблему интерпретации «Jabberwocky» и подобных ему текстов и подтверждает целесообразность применения в таких случаях фоносемантического метода.


V. A. Davydova

A Phonosemantic Analysis of the Poem Jabberwocky by Lewis Carroll

The article is devoted to the phonosemantic analysis of the poem “Jabberwocky” by L. Carroll. The author maintains that it is the phonetic level of the text which is carrying the dominant meaning and allows the reader to understand numerous nonsentical words in the poem. The analysis makes it possible to detect the intentions of the author and to provide interpretations of the text.


С. В. Климова, канд. филол. наук,

Санкт-Петербургский государственный университет

технологии и дизайна (Россия)
О специфике фоносемантического анализа
Этимологизация звукоизобразительной лексики отличается рядом особенностей, к которым, в частности, относится анализ не изолированных слов, а лексико-семантических либо фоносемантических групп [Климова, 1986]. Проведение комплексного анализа необходимо для понимания характера связи между звуком и значением, определения звукоизобразительных моделей, выявления мотива номинации.

Использование электронного этимологического словаря значительно облегчает работу исследователя, появляются новые возможности, например поиск родственных лексических единиц. Так, введя лат. habere «to hold», получаем список английских слов, к нему восходящих либо ему родственных. В нашем случае это 12 лексем, отбор которых традиционным способом занял бы несколько дней.

Выбор лат. habere продиктован несколькими причинами. Во-первых, этот глагол является общепризнанным звукоизображением со следующей семантической эволюцией «хватать ртом» — «хватать рукою» — «брать» — «держать, иметь» [Воронин, 1997, с. 154]. Во-вторых, несомненный интерес представляет дальнейшее семантическое развитие. Ни у одного английского слова из списка не зафиксировано значение «иметь» — все данные лексемы в ходе процесса денатурализации утратили эксплицитную звукоизобразительность, восстановить которую можно лишь проведя этимологический анализ:

inhibition — «запрещение» (из лат. in- и habere);

prohibition — «запрещение» (из лат. pro- и habere);

habit — «привычка» (из лат. habere);

habitat — «естественная среда» (из лат. habitare, возводимого к лат. habere);

inhabit — «жить, обитать» (из лат. in- и habitare, возводимого к лат. habere);

exhibition — «выставка» (ст.-фр. exhibicion из лат. ex- и habere);

debt — «долг» (ст.-фр. dete из лат. de- и habere);

malady — «болезнь» (ст.-фр. maladie из лат. male habitus);

provender — «фураж» (ст.-фр. provendier из лат. praebenda «things to be furnished», возводимого к лат. habere);

able — «способный » (ст.-фр. (h)able из лат. habilis «easily handled»).

Предположительно к данному латинскому глаголу восходят также, по мнению Д. Харпера,

average — «распределение убытков от аварии между владельцами груза» и

havoc — «опустошение».

Отнесем сюда же англ. have (хотя автор словаря считает его родственным лат. capere, а не habere), поскольку ряд других исследователей полагают, что оба латинских глагола восходят к одной и той же индоевропейской основе [Воронин, 1997, с. 154].

Таким образом, анализ данного этимологического гнезда подтверждает вывод о многообразии семантики дескриптивной лексики.



Литература

Воронин С. В. Фоносемантика и этимология // Диахроническая германистика / Отв. ред. Л. П. Чахоян, СПб., 1997.

Климова С. В. Глаголы «неясного происхождения» в Сокращенном Оксфордском словаре (элементы этимологической фоносемантики): Автореф. дис. … канд. филол. наук. Л., 1986.

Harper D. Online Etymology Dictionary. URL: www. etymonline. com
S. V. Klimova

On the specifics of phonosemantic analysis
The advent of IT has led to significant changes in etymological analysis. It has become easier to trace semantic links and follow semantic evolution. To demonstrate new possibilities lat. habere is taken as an example.

А. Е. Сичинский, асп.,


Санкт-Петербургский государственный

экономический университет (Россия)



Возможности эквивалентного перевода звукоизобразительной лексики

с японского на английский язык
Темой данной дипломной работы является исследование возможности эквивалентного перевода японской звукоизобразительной лексики на английский язык (на материале японской народной сказки Urashima Taro).

Большинство лингвистов относят звукоизобразительную лексику к безэквивалентной, вызывающей множество проблем при переводе. Положение осложняется тем, что звукоизобразительная лексика японского языка, хотя и является очень распространенной, остается малоизученной, а ее перевод на английский язык является сложной переводческой задачей в связи с тем, что эти языки имеют огромные типологические отличия.

Применение метода фоносемантического анализа позволяет выявить особенности семантической структуры звукоизобразительного слова и фонетические средства, являющиеся звукоизобразительно релевантными для передачи этой структуры и обеспечивающие единство формы и значения звукоизобразительного слова. Универсальность явления звукоизобразительности позволяет сделать предположение о возможности подбора эквивалента звукоизобразительного слова в языке перевода или подобрать переводческий прием, обеспечивающий возможность компенсировать потерю звукоизобразительного слова при переводе.

Поднимая тему перевода звукоизобразительной лексики, нельзя не столкнуться с самой распространенной проблемой в этой сфере переводческой деятельности. Среди ученых довольно распространено мнение, что звукоизобразительные слова относятся к безэквивалентной лексике (БЭЛ). Впервые внимание к этой проблеме привлек С. В. Воронин [Воронин, 1982], однако подробных исследований этого вопроса не проводилось.

В теории перевода БЭЛ изучена очень подробно. Она стала темой не одной диссертации и научной статьи. Словари дают следующее определение безэквивалентной лексики — лексические единицы исходного языка, не имеющие регулярных (словарных) соответствий в языке перевода. Здесь нужна оговорка: под переводческими эквивалентами фактически понимаются эквиваленты в словарном составе языка, а не в переводах конкретных текстов. Из вышесказанного можно понять, что БЭЛ следует трактовать исходя из понятия эквивалента.

Дело в том, что, используя классические методы сопоставительного анализа, нельзя оценить всей глубины звукоизобразительного механизма в целом. Исходя из неверных предпосылок лингвисты полагают, что различные звучания объективно звучат одинаково независимо от языка. Они считают, что одинаковое звучание должно быть услышано одинаково представителями разных народов, но поскольку этого не происходит, то звукоподражания относят к БЭЛ.

Все дело в том, что различия СЗП разных языков действительно представляются значительным, если их сопоставление производится традиционным, ныне изжившим себя методом — на уровне отдельных фонем. Черты изоморфизма, доминирующие в ономатопах любых двух языков над чертами алломорфизма, не поддаются, как правило, выявлению на уровне отдельных конкретных фонем. «Значительные фонетические различия» обычно оказываются незначительными или полностью отсутствующими, если видеть за отдельной конкретной фонемой звукоподражательного слова (корня) тот (психо) акустический тип, которому она принадлежит [Барташова, 2002]. Понимание психо-аккусической структуры денотата позволяет практически всегда предсказать структуру соответствующего ономатопа. Подобное «предсказание» действительно только на уровне фонемотипов, но не отдельных фонем.

Литература

Inose Н. Translating Japanese onomatopoeia and mimetic words. Granada, 2009.



Leanne H. Sound symbolism / H. Leanne, J. Nichols, J. J. Ohala. Cambridge University Press, 1994.

Sharlin N. Understanding Japanese sound symbolism. Bryn Mawr, 2009.

Барташова О. А. К вопросу об эквивалентности перевода звукоизобразительной лексики (на примере компьютерных жаргонизмов звукоизобразительного происхождения). СПб.: СПбГУ, 2002.

Воронин С. В. Английские ономатопы (Типы и строение). Л.: ЛГУ, 1969.

Воронин С. В. Основы фоносемантики. М.: Ленанд, 2006.

Гривнин В. С,. Когчагина Т. И. Пособие по переводу с японского языка на русский. Грамматические вопросы перевода. М.: МГУ, 1972.

Румак Н. Г. Проблема поиска межъязыковых эквивалентов (на примере японской ономатопеи) // Тезисы докладов научной конференции «Ломоносовские чтения» ИСАА при МГУ (апрель, 2003). М., 2003. С. 240—241.
A. E. Sichinskiy

The possibility of equivalent translation of Japanese

onomatopeic words into English

The subject of this thesis is the research of possibility of equivalent translation of Japanese onomatopoeic words into English.

The majority of linguists consider onomatopoeic words to be untranslatable lexis, which causes a set of problems when translating. Situation becomes even more complicated as the onomatopoeic words of Japanese, though they are very widespread, remain low-studied, and their translation into English is a complex translational challenge because these languages have huge typological differences.
Е. С. Татаринова, канд. филол. наук,

Санкт-Петербургский государственный

университетэкономики и финансов (Россия)


Анализ фонетического уровня вербального компонента комикса
Структура текста вербального компонента комикса отличается от других текстов высокой пластичностью. Эта тенденция прослеживается на различных уровнях: фонетическом, лексическом и синтаксическом. Текст комикса обладает категорией звука, которая реализуется за счет одновременного функционирования в рамках комикса фонетически и графически мотивированных знаков. Наиболее часто звуковые эффекты отражаются посредством употребления определенных шрифтов букв, специфического написания слов (рис. 1), создавая значение в повествовании комикса. Так, сила звука передается с помощью заглавных букв визуально большого размера: BOUM, прописные буквы маленького размера могут означать шепот: bsss-bsss-bsss, округленный шрифт иллюстрирует мягкий, хлопающий звук: BLOBB, шрифт с угловатыми буквами обозначает более резкий звук, например звук кнута: ZACK [Фененко, 2004].

sim text example from cerebus: guyssim text example from cerebus: guys http://www.mondomanga.net/wp-content/uploads/2012/10/onomatopee.jpghttp://www.bdgest.com/images/nexus/onomatopee13.jpg

Рис. 1. Примеры употребления определенных шрифтов и букв в комиксах

Основной вклад в создание звуковой атмосферы каждой панели вносится посредством ономатопеи. В рамках реализации ономатопеи в комиксе возможно выделить ряд семантических полей: механические звуки/шумы (в том числе музыкальные звуковые образы), разрушение, движение, рассечение воздуха, звуки, издаваемые животными, звуки, издаваемые человеком (в том числе непосредственно речь в процесс (чувства, эмоции) и т. д. В комиксе ономатопея служит не только стилистическим средством, но и создает целое звуковое пространство в пределах мира комикса. Употребление в рамках коммуникации звукоподражательных слов обеспечивает повышенное влияние сообщения, посланного адресатом, на реципиента. Данный эффект детерминирован наличием у ономатопоэтических слов звукового образа, который воздействует непосредственно на когнитивном уровне. Использование данного приема способствует реализации нескольких коммуникативных функций одновременно: эмотивной функции и функции хранения и передачи национального самосознания. Так, например, звукоподражание «RRRRrrrrrrrrrr!!!», воспроизводящее механический шум, акустически напоминающий шум тормозящего автомобиля, создает пространство звука, которое помогает реципиенту ощутить многомерность повествования. В связи с тем что уровень звука поднимается посредством восклицания, автор реализует эмотивную функцию ономатопеи, в данном случае делая акцент на резкости движения и, как следствие, напряженности действий персонажей.

Следует отметить, что звукоподражательная лексика, иллюстрирующая различные эмоции, в тексах комикса полисемична. Так, звукоподражания Uh-Oh! Aaahh! Oooh! Uhhh! ARRGGH! ARRR! в различных ситуациях могут выражать боль, страх или неприятное удивление.

Известно, что среди способов возникновения неологических образований создание принципиально нового корня на основе звукоподрожания является одним из ведущих (наравне с иноязычными заимствованиями и использованием аффиксальных средств) [Algeo, 1993; Розен, 2000]. Такие неологизмы обладают ярко выраженной коннотативной окраской, их принято причислять к «сильным неологизмам». Исследуемый материал дает возможность констатировать, что звукоизобразительность лежит в основе создания и большого числа авторских окказионализмов. Для иллюстрации определенных звуков в текстах комиксов нередко используются авторские окказиональные слова — звукоизображения, ассоциируемые с означаемым только благодаря наличию pисунка. Например, CLTKTY — дребезжание монет в аппарате по продаже напитков (автор — Крис Вэр), BREEDEET BREEDEET — кваканье лягушки, FAGROON klubble klubble — звук при разрушении здания, PLORTCH — звук при размахивании мечом, СHAKA CHAKA CHAKA — звук погремушки (автор — Дон Мартин). В большинстве случаев, создавая звукоизобразительные окказионализмы, авторы комиксов используют редупликативную словообразовательную модель. К вопросу изобразительности редупликации обращаются в своих монографиях Х. Марчанд, В. В. Журавлев, И. В. Кузьмич, Е. В. Петухова [Журавлев, 1968; Кузьмич, 1993, с. 233—236; Петухова, 2001; Marchand, 1960, p. 345—355]. В частности, чистая редупликация способна передавать чистое повторение без изменения качества звука или действия, направления действия, а также продолжительный, длительный характер действия или звука и, кроме того, множественное число существительных. Таким образом, такие окказионализмы иллюстрируют явление гиперэкспрессивности, т. е. создание экспрессивности отдельной языковой единицы разными средствами, на разных уровнях, которые, действуя одновременно, накладываясь, усиливают экспрессивность слова [Татаринова, 2006], поскольку в случае использования звукоизобразительной основы в качестве базы для дальнейших морфологических или семантических преобразований созданная таким образом единица получает еще большую экспрессивность.



Литература

Algeo J. Fifty years among the new words. Dictionary of neologisms. Cambridge, 1993.

Marchand H. Phonetique symbolism in English word formation // The categories and types of present-day English word formation. Wiesbaden; Harrassowitz, 1960.

Журавлев В. В. Идеофоны: сопоставительный анализ (на материале некоторых языков Африки и Евразии. М., 1968.

Кузьмич И. В. Звукоизобразительная лексика американского слэнга: фоносемантический анализ: Дис. … канд. филол. наук. СПб., 1993.

Петухова Е. В. Морфологическое и конверсионное словообразование от ЗП-основ в английском языке: Дис. … канд. филол. наук. Курск, 2001.

Розен Е. В. На пороге 20 века. Новые слова и словосочетания в немецком языке. М., 2000.

Татаринова Е. С. Звукоизобразительность в английском профессиональном жаргоне (на материале экономического жаргона): Дис. … канд. филол. наук. СПб., 2006.

Фененко Н. А. «Астерикс» в России: трудности лингвоэтнической ретрансляции // Вестник ВГУ. Сер. Лингвистика и межкультурная коммуникация. 2004. № 1.

E. S. Tatarinova



Analysis of the phonetic peculiarities in comics

The article dwells on the phonetically motivated units used in comics. These onomatopoeic words represent the great variety of sounds, imitating mechanical noises, the sounds of movements, the sound of an explosion, voices of the animals, the sounds of human, etc. Much of the onomatopoeia in comics remains tied to one author or character and become kind of a signature. Polysemy is observed in onomatopoeic words that describe emotional states. The writers of comics very often make new ones, by imitating the sound and combining letters until they have something that sounds like it. In most cases these newly created occasional units are hyper expressive, as they use echoic stem together with reduplication.


Е. А. Шамина, канд. филол. наук,

Санкт-Петербургский государственный


университет (Россия)
Экспериментальное исследование эвристической функции

английских звукоизобразительных слов

В настоящее время можно считать доказанным тот факт, что фоносемантические явления, обнаруживаемые в разных языках, имеют (с определенными ограничениями) универсальный характер, т. к. основываются на явлениях синестезии и синестэмии [Воронин, 1982]. Следовательно, можно предположить существование у таких явлений эвристической функции, позволяющей носителям других языков догадываться о значении звукоизобразительных слов незнакомого или мало знакомого им языка.

Для проверки этой гипотезы была проведена серия психолингвистических экспериментов с носителями русского языка в возрасте от 16 до 25 лет, мужчинами и женщинами в равных пропорциях, школьниками страших классов общеобразовательных школ или студентами неязыковых вузов Санкт-Петербурга. Информанты были разделены на 3 группы по 20 человек в каждой в зависимости от уровня владения ими английским языком: Upper Intermediate, Elementary, (False) Beginners.

В качестве экспериментального материала использовались предложения, частично заимствованные из учебного пособия Р. Норриса [Norris, 2008, p. 111], частично созданные специально для описываемых экспериментов с включением в них звукосимволической лексики оценочного характера, выявленной в ходе исследования американского сленга [Шамина, 1989]. Двум первым группам информантов предложения предъявлялись на английском языке, третьей группе — в переводе на русский язык, с одновременным предъявлением англоязычных эквивалентов изучаемых едииниц в письменной и звуковой форме. Информантам предлагалось выбрать подходящее по контексту слово из двух представленных в составе предложений вариантов (обозначения разного вида звуков, слова с положительной или отрицательной коннотацией).

Анализ 900 ответов информантов демонстрирует различия в стратегиях восприятия значения испытуемыми из разных групп. Информанты из 1-й группы правильно опознавали подходящие по контексту слова в 77% случаев для ономатопов и 85% случаев для звукоизобразительной оценочной лексики, по всей вероятности, вследствие сравнительно большого лексического запаса и достаточного лингвистического опыта. Информанты из 2-й группы испытывали бόльшие затруднения с интерпретацией незнакомых слов и сделали правильный выбор в 43% случаев для звукоизобразительной и 65% случаев для звукосимволической лексики. Примечательно, что информанты, практически не знающие английского языка, показали более высокие результаты: 55% правильных опознаний ономатопов и 77% правильных опознаний пейоративов и мелиоративов. Следует предположить, что в условиях эксперимента для принятия решения о значении слова им приходилось опираться исключительно на звукоизобразительные свойства экспонент предложенных для выбора единиц.

Данные проведенных экспериментов свидетельствуют о наличии эвристической функции у звукоизобразительных слов английского языка.


Литература

Norris R. Straightforward Advanced. Student’s book. Oxford: Macmillan Publishers Limited, 2008.

Воронин С. В. Основы фоносемантики. Л.: Изд-во Ленин. гос. ун-та, 1982.

Шамина Е. А. Дистрибуция лабиальных в фонетическом и фоносемантическом отношении: Автореф. дис. … канд. филол. наук. Л., 1989.
E. A. Shamina

An experimental study of the euristic function of English phonosemantic words

The article deals with the data acquired in a series of psycholinguistic experiments where Russian speakers had to guess the meaning of English words in sentence context. The students of English at the Upper Intermediate level, as expected, showed better results than those at the Elementary level. Surprisingly though, those Russian speakers who knew no English, were rather successful and able to recognize the meaning of 55% of sound imitations and 77% of sound symbolic emotive words. The data may be interpreted as indicating a possible euristic function of English phonosemantic words.
Каталог: rabochaya -> konferenciya-2013-tezisy
rabochaya -> Рабочая программа по информатике и информационным технологиям для 5-6 класса разработана на основе
rabochaya -> Региональное содружество в области связи
rabochaya -> Рабочая программа по окружающему миру для 2-го класса на 2015-2016 учебный год (базовый уровень) Наро-Фоминск 2015 год
rabochaya -> Рабочая программа интегрированного курса
rabochaya -> Региональное содружество в области связи
konferenciya-2013-tezisy -> Прикладная и математическая лингвистика
rabochaya -> Рабочая программа по предмету информатика и икт


Поделитесь с Вашими друзьями:


База данных защищена авторским правом ©nethash.ru 2019
обратиться к администрации

войти | регистрация
    Главная страница


загрузить материал