Метафизика креативности



Скачать 425.82 Kb.
страница6/12
Дата13.02.2017
Размер425.82 Kb.
Просмотров2728
Скачиваний0
ТипМонография
1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   12

1.8. О НРАВСТВЕННОСТИ В НАУКЕ
Вопросы нравственности в науке в современном мире являются чрезвычайно важными. С одной стороны, роль и значение науки для сегодняшнего общества постоянно растут. Самые современные научные разработки и результаты исследований сегодня в самые кратчайшие сроки проникают в человеческий быт, не говоря о профессиональной сфере деятельности. С другой стороны, последствия бездумного или намеренно преступного использования достижений науки может нести негативные социальные, экономические, экологические последствия. Катастрофы на атомных энергостанциях, эксперименты с ядерным оружием и оружием массового поражения, - таких последствий не знали открытия ученых классической эпохи. Все это обусловливает актуальность нравственных вопросов, связанных с научной деятельностью, и делает разрешение их одной из основных задач каждого современного ученого.

Глобальные проблемы современности (такие, как, например, экологическая проблема) говорят о том, что сегодня от всех людей (в особенности от представителей науки) требуется новое, более требовательное отношение к своей познавательной и практической деятельности.

Любой ученый - прежде всего человек, и общепринятые нормы нравственности применимы к нему точно также, как ко всем другим людям. Однако наука - специфический вид деятельности, имеющий к тому же большое социальное значение. Следовательно, научная деятельность должна предопределяться не только общими нравственными законами, но иметь также и свои собственные нормы, регулирующие ее. Впервые сформулировал эти нормы Р. Мертон, предложивший социологическую модель науки. Мертон представлял науку как социальный институт по производству достоверного знания. Работу этого института определяет совокупность норм, принятых в научном сообществе. Стремление каждого ученого к профессиональному признанию обеспечивает соблюдение этих норм. "Научный этос", предложенный им еще в 1942 году, получил широкое распространение и сохранялся как исходное представление о нормативных регулятивах научного сообщество на протяжении тридцати лет, после чего стал объектом полемики и критики.

Прежде чем приступать к более подробному рассмотрению этих постулатов, необходимо остановить свое внимание на самом понятии "нормы". В данном аспекте нас будет интересовать норма как идеал поведения, но не как статистически наблюдаемое поведение. В этом смысле императивы, предложенные Мертоном, походят на библейские заповеди: они могут регулярно нарушаться людьми в процессе их деятельности (и, следовательно, не проистекать из нее), но все равно будут оставаться образцами поведения, нравственной основой возможности функционирования общества.

Эти правила не обладают статусом юридических законов. Они применяются членами научного сообщества благодаря их ориентации на определенные ценности и нормы, характерные для данного сообщества.

Четыре этических принципа Мертона, составляющие научный этос, приобрели большую популярность в научных кругах (в некоторых работах мертоновский этос уже называется "классическим"). Эти регулятивы получили в английском языке свою аббревиатуру - CUDOS: C - communism (коллективизм, коммунизм, коммунализм); U - universalism (универсализм); D - disinterestedness (бескорыстность); OS - organized scepticism (организованный скептицизм).

Императив универсализма является следствием внеличностного характера научного знания. Наука описывает объективно существующие явления, следовательно, ее утверждения верны везде, где существуют аналогичные условия, и не зависят от того, кем именно они высказаны. Согласно этому принципу, знание, добытое в ходе научной деятельности, не может принадлежать какому-либо конкретному человеку, но принадлежит всему человечеству в целом. Универсализм подчеркивает международный и демократический характер научной деятельности.

Принцип коллективизма предписывает ученому передавать результаты своих трудов в общее пользование немедленно, сразу после проверки данных. Соответственно, любой другой ученый должен незамедлительно получить доступ к новому знанию. Таким образом, совокупность всех научных открытий формирует общее достояние. "Права собственности" в науке как такового не существует. Потребность ученого воспользоваться результатами своей интеллектуальной деятельности может быть удовлетворена признанием и уважением научного сообщества, но он не должен иметь возможности использовать свои открытия исключительно по собственному усмотрению.

Императив бескорыстности предполагает, что единственной целью исследователя должно быть постижение истины. Конкуренция, существующая в научном сообществе, может подталкивать к фальсификации результатов, ложному опровержению гипотез соперников, каким-либо иным особенным действиям, направленным только на то, чтобы возвыситься над своими конкурентами. Подобные действия недопустимы, так как они тормозят (либо направляют на ложный путь) научную деятельность. В широкой трактовке принцип бескорыстности полагает недопустимым приспособление профессиональной научной деятельности к целям личной выгоды.

И, наконец, норма организованного скептицизма предписывает ученому подвергать сомнению и свои, и чужие открытия. Для науки нет ничего, не требующего объективного критического анализа, ничего, принимающегося на веру. Любое новое знание требует тщательной всесторонней проверки.

По Мертону, соблюдение этих норм членами научного сообщества обеспечивает реализацию главной цели науки - прогресса научного знания. Концпеция Мертона основана на рациональности этики науки: в науке делают то, что полезно для ее развития.

Эти представления сохранялись, развивались и использовались до конца 60-х годов. Однако на границе 50-х и 60-х годов всеобщая удовлетворенность наукой и ее вкладом в развитие общества резко снизилась. Появилась необходимость изучить закономерности не идеализированной, но реальной научной деятельности, протекающих в современных условиях. Это повлекло за собой в том числе и критику мертоновского научного этоса.

Одним из самых популярных методов критики теории Мертона в 70-е годы состоял в том, что ее противники разбирали основные нормы научной деятельности, после чего с помощью примеров показывали их несоответствие реальному поведению ученых. Подобная критика может быть признана в целом ошибочной, так как она происходит из-за неправильного понимания сущности норм. Как уже было отмечено выше, нормы – не наблюдаемое поведение, a идеал этого поведения, образец для подражания. Так, У.Хирш сравнивал нормы с правилами игры, установленные наукой для тех, кто собирается ей заниматься. Всегда находятся люди, желающие нарушить эти правила, но на достаточно длинной дистанции они отстраняются от игры, a правила продолжают действовать.

Другое возражение заключалось в том, что данные императивы являются не просто «провозглашаемыми», но «провозглашаемыми для других», идеологическими терминами, неспособными стать рекомендациями к определенному поведению и не имеющие отношения к научной деятельности.

Здесь важно отметить, что, хотя Мертон формулировал свои принципы преимущественно интуитивно и проверял адекватность своих идей на высказываниях ученых XVII – XIX веков, его позиция определяется методологической установкой на незыблемость правил научной деятельности в ходе развития науки. Научный этос Мертона не учитывает изменений в жизни всего человеческого общества, он исключает возможность качественных изменений в науке.

Но общество, в том числе, научное сообщество – живой организм, постоянно изменяющийся, подстраивающийся под современные условия и создающий новые. Соответственно изменяются и нравственные ценности. Этические нормативы науки разных эпох не совпадают друг с другом. Так, в главным образом любительской науке XVII – XVIII веков принципы, предложенные Мертоном в своей концепции (бескорыстность, скептицизм, коллективизм) не могли существовать. Данный этос науки – скорее идеальная модель научной деятельности времен классической науки.

Переход к "большой науке", завершившийся в середине XX века, повлек за собой значительные изменения в самой научной деятельности. Наука, особенно в наиболее развитых странах, стала чрезвычайно массовой сферой челвеческой деятельности. Кроме того, современная наука весьма зависима от внешних источников финансирования. Вместо ученого-одиночки теперь мы имеем коллектив исследователей. Цели, средства и формы исследований определяются теперь не самими учеными, а их работодателями - организациями, осуществляющими материальную поддержку научной деятельности. Этические нормы также претерпели существенные изменения: на систему ценностей, характерную для науки, наложилась другая система, типичная для производственной организации.

В связи с этим реализация мертоновских императивов является затруднительной, или даже просто невозможной для большинства исследователей. Ученые, занятые прикладными исследованиями, огранизованными специально для экономического, военного или иного использования их результатов, оказываются лишенными возможности вести свою деятельность в соответствии с принципом бескорыстности. Многочисленные "закрытые" разработки, засекречивающие свои результаты, препятствуют соблюдению принципа коллективизма. Кроме того, необходимо осознавать, что в сложившейся системе социализированной и коммерциализированной науки за исполнением этих императивов должны были бы следить не только сами ученые, но и руководители организаций, использующих плоды их научной деятельности. В свою очередь, эти организации ведут не собственно научную деятельность, но политическую, экономическую, социальную или какую-либо другую, в которой существует своя определенная этика. К тому же, к сожалению, мертоновская система ценностей не кореллирует с общими ценностями современного социума, исповедующего конкуренцию, стремление к личному благу, фиксации личных достижений.

Прежние этические нормы остаются сегодня адекватными лишь для исследователей-фундаменталистов, занимающихся академической наукой.

В результате этих противоречий были проведены исследования, имевшие своей целью изучение реальной научной деятельности ученых, работающих в производственных организациях (большинство исследований произошло в США, где конфликт между двумя системами норм проявился раньше, чем в других странах, и с большей очевидностью). После публикаций результатов этих исследований стало распространяться мнение о том, что ученые приспосабливаются к новым условиям, возникающим на производстве, и их деятельность остается такой же продуктивной. Однако сложно сказать, реальные ли это данные, или имел место быть некоторый социальный заказ, направленный на популяризацию работы ученых в промышленности.

Предпринимались также и теоретические попытки переосмыслить систему ценностей и этических норм науки. Одну из наиболее удачных систем предложил Дж.Зиман. В англоязычном обществе она получила аббревиатуру PLACE: P - proprietary work (акцентирование права собственности); L - local work (ориентация на решение локальных задач); A - authoritarian work ("начальственная" система управления в ряде научных областей); C - commissioned work (работа на заказ); E - expert work (решающая роль группы экспертов).

Примерно в это же время Т.Кун выдвинул новую концепцию социальности науки, предлагающую в том числе и новое, более широкое понятие норм. По Куну, нормы регулируют не только социальное, но и "содержательное" поведение ученых. К тому же они не постоянны, а подвержены постоянным изменениям (происходящих в ходе "научных революций").

Необходимо отметить, что дальнейшее развитие представлений Куна привело социологию к созданию совершенно иной теоретической платформы. Новый взгляд вообще снимал проблему правил, норм и деятельности по этим правилам. С такой позицией трудно согласиться, даже критически относясь к этосу Мертона. Если последний из-за абсолютизации норм в функционировании социального института науки может быть охарактеризован как "романтический сциентизм", то новая концепция являлась явно антисциентистской. Поэтому большого интереса она не вызвала и была фактически проигнорирована мировым научным сообществом.

Новые изменения ждали науку в конце XX века. Они были вызваны, в основном, двумя причинами: сокращением государственного финансирования науки, а также переходом научного сообщества на принципиально новые информационно-коммуникационные технологии. Первая причина оказалась особенно влиятельной в России, где к этой тенденции присовокупились также и изменения всех основных сфер человеческой деятельности.

Вынужденный переход науки на самообеспечение влечет за собой, прежде всего, резкое снижение планки нормативных стандартов научной деятельности и ее результатов. С другой стороны, влияние новых информационных технологий отчасти возвращает научное сообщество к мертоновским идеалам: облегчая коммуникацию между учеными и способствуя объединению ученых всего мира, новые технологии позволяют исследователям реализовывать принципы коллективизма, универсализма, организованного скептицизма. Наиболее трудной для соблюдения, как и во все времена, остается императив бескорыстности. Однако, несмотря на изменения в обществе и социальное давление, этот принцип продолжает жить в умах ученых, в основном тех, кто занимается фундаментальными исследованиями.

Таким образом, с одной стороны, концепция Мертона оказывается практически неприменимой в современной науке. В какой-то степени она может казаться атавизмом, отжившими взглядами, не соответствующими ценностям, нуждам и темпам современного общества. Отмечается сохраняющаяся актуальность этого научного этоса для фундаментальной науки, в то же время предпринимаются попытки сформулировать новую систему норм, более подходящую для прикладных наук (например, система PLACE Дж. Зимана). С другой стороны, система Мертона описывает самые высокие идеалы, которые может исповедовать ученый. Независимо от условий труда или целей исследований необходимо стараться соответствовать им хотя бы частично. Естественно, проблема нравственности (не только в науке, но и в самом широком смысле) - это проблема каждого отдельно взятого человека, сталкивающегося в течение жизни с проблемами нравственного характера и решающего их не только в соответствии с общепринятыми нормами, но и исходя из своих собственных предпочтений, убеждений, своего характера.

У.Хирш сравнил императивы Мертона с "правилами игры", которую ведут ученые, осуществляя свою научную деятельность. Возможно, такая трактовка ведет к наиболее адекватному пониманию концепции Мертона. Его этос, быть может, слишком абсолютизирует нормы; возможно, он не учитывает многих аспектов, с которыми сталкивается современная наука; мертоновские императивы молчат по поводу ответственности ученого перед социумом за свои открытия (что, безусловно, является одним важнейших нравственных вопросов для ученого). В концепции Мертона отсутствуют эти грани вопроса, потому как это - не "катехизис для ученых", а именно правила игры. Научный этос Мертона разграничивает дозволенное и недозволенное, призывает исследователей стремиться к самым высоким идеалам, предписывает им нравственные установки в обобщенном виде. Он не определяет конкретные шаги ученого, потому что они, будучи зависимыми не только от общих идеалов, но и от условий работы, характера самого ученого, целей исследования и других факторов, должны определяться самим ученым в каждый момент времени.

Вопросы нравственности, касаются ли они научной деятельности или какой-либо другой, не могут быть удовлетворены конкретными, универсальными и всеобъемлющими ответами. Смысл этих вопросов не в том, чтобы искать подобные ответы на них, а скорее в том, чтобы постоянно задавать их себе.


ЛИТЕРАТУРА

  1. Merton R.K. The Institutional Imperatives of Science // Sociology of Science / Ed. B.Barnes. L.: Penguin Books, 1972.

  2. Merton R.K. The Sociology of Science. Chicago: Chicago University Press, 1973.

  3. Мирский Э.М. Развитие мертоновской парадигмы в 60-е и 70-е годы // Современная западная социология науки.

  4. Мирская Е.З. Этические регулятивы функционирования науки // Вопр. философии. 1975.№3.

  5. Мирская Е.З. Р.Мертон и его концепция социологии науки // Современная западная социология науки / Под ред. В.Ж.Келле, Е.З. Мирской. М., 1988.

  6. Мирская Е.З. Человек в науке // Социальная динамика современной науки / Под ред. В.Ж.Келле. М., 1995.

  7. Мирская Е.З. Профессиональное самочувствие российских академических ученых // Благой фонд, благое дело: К десятилетию РГНФ / Под ред. Ю.Л.Воротникова. М., 2004.

  8. Журнал «Социология науки и технологий», выпуск 4, 2010.



1.9. СОЦИАЛЬНАЯ ДЕТЕРМИНАЦИЯ ХУДОЖЕСТВЕННОГО ТВОРЧЕСТВА

Происходящая в нашем обществе модернизация с необычайной остротой поставила вопрос активизации и реализации творческих способностей. Задачи современного прогресса на данном этапе развития требуют безотлагательных исследований не только на тему информационного поля и роста все более дифференцированной информационной среды в художественном творчестве, но и на тему оправданности философского изучения художественного творчества в современную эпоху, а также проведения сравнительного анализа культурно-исторических парадигм на основе эстетико-философской эпистемологии.

Такoй aнaлиз пoдрaзумевaет детальное рассмотрение каждого сегмента развития искусства с позиций его социальной детерминированности, последовательной обусловленности наследования, восприятия и трансформирования культурных традиций с последующим их закреплением. Именно пoэтoму пoтребнoсть в создании общей теории детерминации искусства и теоретического осмысления процессов социокультурной детерминации художественного творчества в наиболее общих формах очевидна.

Что же есть «детерминация художественного творчества»? Детерминация художественного творчества – это определяемая свободой и несвободой мера объективизированной направленности воли творца на участие в духовном развитии общественной жизни. Эта мера участия устанавливается либо самостоятельно (внутренняя), либо посредством актуализации направленности общественных потребностей, целей и интересов (внешняя). Четкой границы между этими видами детерминации не существует.

Особый интерес для теории социальной детерминации творчества представляют механизмы функционирования внутренней и внешней форм культурной детерминации в разнообразных культурно-исторических образованиях, так как общественно-историческая практика есть основа развития культуры и человека. Культура, рассматриваемая в этом аспекте – средство духовно-практического и ценностного постижения социальной реальности.

В широком смысле «социальная детерминация» - всякое проявление социума в творческой деятельности людей в отличие от движения, саморазвития материи. Поэтому художественная, научная и техническая деятельность в творческой форме их проявлений – социальная деятельность и социальное творчество. Социальная деятельность и социальное творчество – реализации субъектно-объектного отношения, направленные на самого человека. Центральная объективная направленность социализации – человек и общественные отношения, в которые он включен.

Кроме того, социальная детерминация творчества – главный фактор определения культурно-исторической традиции в искусстве. Она помогает определить смысл и содержание духовного развития и духовного творчества личности, а также отвечает за формирование гуманистических чувств и внутренней свободы человека.

Наиболее плодотворной основой для исследования социальной детерминации творческой деятельности человека в различных формах ее проявления является диалектико-материалистическая философия, которая признает реальность существующего материального мира и выявляет основные законы функционирования человека, общества и творческой деятельности. Данная философия предполагает, что человек способен изменить многое в мире в соответствии с универсальными фундаментальными законами для усовершенствования реальности.

Основными проблемами, изучаемыми философской теорией детерминации творчества, являются: аспекты всеобщей связи и развития, отражения, деятельности, диалектико-материалистического понимания происхождения, природы и сущности человеческого сознания, познания и практики социальной детерминации, базирующиеся на фундаментальном основании прогресса творческой эволюции. Сюда же относятся социальные цели, ценности, принципы и нормативы художественного творчества, то есть взаимосвязь, влияние общества на творческий процесс, а так же определение границы между «чистым» и массовым искусством.

Основной трудностью при разработке теории социокультурной детерминации творчества является функциональное выделение превалирующей - субъективной либо объективной - категории творческого пространства, так как в процессе художественного творчества происходит постоянное слияние субъективных и объективных факторов. Исследователями творческой деятельности отмечается постоянное стремление каждой из этих категорий перейти в свою противоположность. И живой художественный организм, живое художественное произведение и внешнем преобладании одной из этих двух основных функций, обязательно сочетает в себе черты той или другой - в противном случае равновесия система неминуемо распадется.

Особый комплекс проблем тесно связан с философией техники, которая занимается изучением бурного развития и внедрения во все сферы жизни компьютерной техники, разрешением противоречий современной техногенной цивилизации, социальными следствиями современного научно-технического прогресса, переходом человечества к постиндустриальной цивилизации, техническим образованием и воспитанием.

Таким образом, можно говорить о том, что социальная детерминация художественного творчества – одна из главных задач и актуальных проблем современной философии, которая призвана определить основные принципы активизации и реализации творческих процессов в обществе.

Творчество как особая разновидность человеческой деятельности развивалось исторически: изменялись как сущностные силы человека как субъекта творческой деятельности, сфера ее применимости, так и предметы и объекты творчества. Принцип историзма позволяет охватить основные особенности и специфику социальной детерминации художественного творчества.

Сама проблема социальной детерминации творческого процесса получила свое наукоемкое оформление только к 90-м годам XX века. Произошло это потому, что XX век стал переломным моментом не только в жизни общества, но и в искусстве. Для этого периода характерна напряженная борьба художественных противоречий, мнений, вкусов, задач, устремлений, а также ломка черт сознания, канонов, установлений и обрядов. Появилось множество произведений искусства, перекраивающих сознание человека. Творческие люди стали «учителями жизни, правды». До этого времени зависимость сознания художника от политико-общественных устремлений рассматривалась преимущественно в рамках системы существующего политического устройства и являлась, фактически, обязательной. XX век подготовил глубокую почву для исследований на эту тему, значительно расширил понятие «форм искусства» и «социокультурной детерминации».

Несмотря на то, что определенные мысли по проблеме детерминации характерны уже для Платона и Аристотеля («Поэтика»), степень научной разработанности данной проблемы не высока и на данный момент требует тщательного исследования.

Социальная детерминация – это совокупность внешних условий, превратившихся в способ стимулирования творчества. Решающим фактором становления нового оказывается активность субъекта творчества в его контактах с культурой, самостоятельное отношение к тому, что предлагает общество, мировоззрение эпохи, умение выбрать полезные идеи, принципы, подходы, опереться на плодотворные традиции, отвергнуть устаревшие догмы, ложные авторитеты, мифы и стереотипы.

Детерминация художественного творчества может быть как внутренней, так и внешней. Внутренняя и внешняя детерминация взаимосвязаны. Художник всегда прочно связан с «миром вещей» - единственным условием существования художественного произведения. Все результаты творческих исканий должны быть реально достижимы и способны влиять на все уровни человеческого сознания, мысли, цели и устремления.

В целом, социальная детерминация творчества состоит из нескольких основных аспектов, представляющих собой неразрывную цепь: потребность-интерес-мотив-цель. Все эти аспекты определяются обязательной свободой творческой деятельности и самосознанием, а так же внешним влиянием различных факторов. В целом, мы можем говорить о том, что социальная детерминация творчества направлена на изучение творческого потенциала человека.

Творческий потенциал – системное качество интеллектуальных и физических сил человека, ориентированное на создание новых, положительно значимых социальных ценностей.

Сущностными чертами творчества, как процесса реализации созидательного потенциала личности выступают любовь, свобода, смысл жизни, универсальность, самоцельность деятельности, ее человекообогащение (развитие, совершенствование деятельных умений и культуры потребностей субъекта).

Формирование творческой сущности – творчество человеком собственной свободы. Становление творческой универсальности человека, из которой вытекает его свобода, выделяется в особое, духовно-практическое отношение человека к миру. Это процесс духовной практики человека, в основе сознательно-волевых усилий которого лежит творчество человеком своей свободы по законам красоты.

В такой постановке проблема творчества оказывается теснейшим образом связана с проблемой человеческой свободы. Только свободный человек способен к творческой деятельности. Более того, сама история развития человечества может быть в определенной степени представлена как прогресс в развитии свободы человека. Именно с творческой свободой человека наиболее тесно связана социальная детерминация творчества.

Таким образом, свобода – неотъемлемый атрибут творчества, возникающий в самой деятельности и выражающийся не только в контроле человека над природными и социальными процессами, но и в самоовладении и самосознании. Свобода в творчестве состоит в умении подчинять свои мысли и действия поставленной цели и находить самый эффективный способ продвижения к ней. Мера человеческой свободы в творчестве расширялась через творческую деятельность людей и ее результаты, выраженные в искусстве во всех его проявлениях и направленные на совершенствование человека, общества и форм их взаимодействия.

Также в процессе развития и становления художественного замысла очень большую роль играет самосознание. При этом оно не замыкается на субъективно-идеальной форме бытия сознания. Самосознание имеет место не только на уровне индивидуального сознания. Отношение общества, класса к своему научно-техническому и культурному достоянию представляет собой формы общественного и классового самосознания.

Эти общественные формы самосознания проявляются в соответствующих формах деятельности субъекта как общественного существа, в том числе и в творчестве, как в деятельности. То есть мы можем говорить о том, что любой субъект творчества, а именно – творец, имеет в своем сознании неотъемлемую объективную часть.

Одной из главных проблем социальной детерминации творчества является проблема его мотивации. Мотив есть один из главных факторов, детерминирующих творческую деятельность. Именно он определяет основную причину деятельности. Сам мотив деятельности, в свою очередь, складывается из следующих факторов:



  • Потребность – как состояние неудовлетворенности социальной или биологической системы человека или общества. Потребность показывает, какие именно продукты, как материальные, так и духовные, необходимы для слаженного функционирования системы;

  • Интересы – категория, которая характеризует отношение человека к окружающему миру, обществу, к самому себе и к своей деятельности.

  • Способности – свойства субъекта творческой деятельности, которые проявляются в умении осуществлять свою деятельность в мышлении и предметном мире, с использованием технических средств и знаний для реализации своих потребностей.

Мотив – одно из главных звеньев в цепи детерминации. Мотив, а затем и цель деятельности способны в определенной степени подчинять себе и самого человека как субъекта деятельности, его волю, интеллект, но при подобном понимании субъект скорее понимается как исполнитель того, что было заложено в мотиве, тем самым осуществляя человеческую самодетерминацию.

Важнейший фактор активизации творческой деятельности – культура. В этой связи необходимо обеспечить свободный выбор подлинный культурных ценностей. Основанием для выбора должно являться разнообразие в сфере духовной культуры.

Все культурные ценности, в свою очередь, универсальны. Универсальность художественного творчества представляет собой единство мира и человека в их целостности. Универсальность художественного творчества существует как объективный закон общественной жизни, как объективная характеристика человеческого бытия. Формирование человеческой творческой сущности есть, по существу, творчество человеком собственной свободы. Процесс высвобождения творческой сущности составляет основу и смысл его духовного развития и творчества

Раскрытие внутреннего мира через такого рода проблему, самосовершенствование и совершенствование средств достижения эстетического идеала через противоречия художественного конфликта говорят о том, что детерминация в искусстве – некая равнодействующая всех участвующих в жизненном и художественном конфликтах деятельностных сил человека и структур системной организации социальной среды.

Человек живет и творит в обществе и само общество формирует в человеке определенное мировоззренческое отношение. Это мировоззренческое отношение сказывается на творчестве, выступая внутренним детерминирующим фактором, определяющим идейную и идеологическую направленность творчества. То есть мы можем говорить о том, что процесс творческой активности человека во многом зависит от осознания им ценности своей деятельности как для самого себя, так и для общества в целом.

Любые формы творческо-изобразительной деятельности предполагают одновременную обращенность сознания внутрь себя и во внешнюю среду, предполагают тесную связь с обществом. Поэтому одними из важнейших стимулов творческой деятельности являются социальные потребности и интересы человека. С ними тесно связаны социальные цели, ценности, принципы и нормативы художественного творчества, которые разрабатываются самостоятельно самими членами общества в процессе социального воспроизводства, и именно они являются руководящим началом для дальнейшего развития.

Кроме того, существенно мобилизуют субъективные потенции личности потребности самого общества в тех или иных научных, технических, спортивных и иных достижениях. (Например, это ярко выразилось в истории нашей страны в предвоенный период, когда перед угрозой войны было сделано множество разработок нового оружия и техники).

Процесс социального творчества есть процесс актуализации духовного потенциала личности в социальных взаимоотношениях между людьми. Этот процесс состоит из трех основных этапов: 1) создания нового; 2) создания более совершенного; 2) его превращения в норму. В процессе социального творчества инновационные способности человека опосредуются его духовной культурной и превращаются в действительно креативные способности. Это происходит в связи с тем, что непосредственный участник процесса социального творчества человек сам становится его продуктом (результатом) в той мере, в которой ему удастся актуализировать собственное духовное начало.

Искусство есть так же выражение самосознания общества в целом – эстетического по содержанию и художественного-образного по форме – классового и национального самосознания. Это самосознание отличается особой специфичностью и универсальностью. Об искусстве можно сказать, что оно авторитет общества, если под искусством подразумевать всю совокупность художественных произведений определенной конкретно-исторической поры. Через искусство передается все многообразие эстетического опыта общества, познается эстетическое в жизни и природе.

Разнообразные социальные импульсы способствуют превращению творчества из возможности в действительность. Существует три главных вектора стимулирования творческого процесса обществом: со стороны инфраструктуры творчества (пространства культуры), его макроструктуры (взаимодействие резонирующих друг другу видов творчества) и микроструктуры (соотношение традиций и новаций в каждом элементе творческого поиска). Творческая деятельность сама по себе есть способ, при помощи которого человек вносит социально полезные изменения в культуру, обеспечивает общественный прогресс и создает условия для своего дальнейшего саморазвития и самоосуществления.

В этой связи можно сделать вывод о том, что сами социальные факторы могут существенно как повысить эффективность творческой деятельности, так и тормозить ее. То есть социальные факторы влияют на социальную мотивацию творчества, в основном через социальные заказы или общественные потребности, но саму мотивацию творческой деятельности они не порождают.

Можно говорить о мощном воздействии общества на мотивацию человека, которая способна не только значительно активизировать творческую деятельность, но и значительно повысить эффективность репродуктивной деятельности. Однако при равных социальных условиях и при равном социальном воздействии на людей, одни почему-то начинают активно заниматься творческой деятельностью, а другие осуществляют только деятельность репродуктивную. Это происходит из-за социальной дифференциации, которая возникает и меняется в силу объективных причин. Просто более одаренные люди занимаются творческой деятельностью ради самой этой деятельности, даже не ради поощрения, признания или славы. Некоторые люди не стремятся осуществлять творческую деятельность вообще, не имея никакой в ней заинтересованности.

В теории социальной детерминации творчества также прослежена связь дискурса власти и дискурса искусства. В разных государственных устройствах и общественных условиях они соотносятся по-разному. В нормальных условиях власть и методы художественного мышления обычно противопоставлены друг другу, но в тоталитарном обществе власть и методы художественного мышления могут соприкасаться и сотрудничать.

В целом, можно говорить о том, что творческая деятельность – способ бытия человека в мире, она производна от истории и культуры и полнее всего выражает социальную сущность человека. Это социально обусловленная целенаправленная созидательная деятельность, в которой более полное представлены продуктивные компоненты. Она ориентирована на получение принципиально новых, социально значимых и целесообразно оформленных (эстетически совершенных) результатов. Творчество является таким атрибутом человека, благодаря которому осуществляются социально значимые изменения в окружающей среде, развитие культуры и совершенствование личности.

Исходя из того, что социальная действительность представляет собой взаимопереход материального и идеального, логично предположить, что культура имеет не только материальные, но и идеальные, духовные основания. Если материальным основанием культуры выступает материальное производство, то ее духовным основанием выступает производство духовное. Духовное производство, в свою очередь, тесно связано с религией.

Известно, что на протяжении длительной исторической эпохи искусство было тесно связано с религией. Его сюжеты и образы в значительной степени заимствовались из религиозной мифологии, его произведения (скульптуры, фрески, иконы) включались в систему религиозного культа. Многие защитники религии утверждают, что она содействовала развитию искусства, оплодотворяла его своими идеями и образами. В этой связи встает вопрос о подлинном соотношении искусства и религии, о характере их взаимодействия в истории культуры.

Долгие годы русская культура - устное народное творчество, искусство, архитектура, живопись, художественное ремесло - развивалась под влиянием языческой религии, языческого мировоззрения. С принятием Русью христианства положение резко изменилось. Прежде всего, новая религия претендовала на то, чтобы изменить мировоззрение людей, их восприятие всей жизни, а значит и представлений о красоте, художественном творчестве, эстетическом влиянии.

Философия русского религиозного ренессанса и культуры рубежа XIX-XX веков уже принципиально базируется на разграничении хронотипа истории и метаистории, определяет ценность над- и вне- исторического. Отсюда вытекает и мощное духовное начало культуры XX века: символизм, футуризм, аванград, постмодернизм.

По мысли философов, стержневым уровнем исконной русской духовности является поиск абсолютного добра, заложенный в православной религии. В целом, вся архитектоника русской религиозной философии зиждется на «тех китах»: религиозность, искание абсолютного добра и соборность. Эти же факторы оказывают влияние и на творческую деятельность.

Стоит отметить, что влияние религии на процесс творчества внеисторично. На Руси религия, а именно православие, всегда занимало и будет занимать очень важное место в творческом процессе. Отмечая общие моменты, свойственные религии и искусству, нельзя не сказать об особой роли эмоциональных процессов в этих формах общественного сознания. Как эстетическое, так и религиозное отношение к мифу необходимо включают в себя определенные чувства и переживания. При этом общим является не только присутствие эмоциональных процессов, без которых невозможны ни искусство, ни религия, но и некоторые психологические механизмы их протекания. Такие составляющие религии как религиозное чувство и вера являются неотъемлемым этапом развития каждого человека и присутствуют в основании психики любой личности, какими бы формальными взглядами она ни обладала. Это - очень важные социальные составляющие, влияющие на творчество, мотивирующие неудовлетворенность существующим и поиск того, что наполняет личную жизнь смыслом.

Религия была стимулом и мотивом создания религиозных сюжетов, оказывала очень сильное влияние на психоэмоциональное состояние творцов, тем самым проявляясь тем или иным образом в их произведениях. Религия долгое время создавала некий общеприменимый идеал творчества, с определенными канонами, правилами и нормами. Кроме того, под влиянием религии долгое время творческий процесс считался таинственным, принципиально непознаваемым.

Однако, не только религиозные, но и атеистические идеи оказывали влияние на искусство. Даже в эпоху господства религии в духовной жизни общества искусство нередко выступало как сила, враждебная религии и противостоящая ей. Поэтому история искусства неразрывно связана с историей свободомыслия и атеизма.

Проблема происхождения религии и искусства вызывала и вызывает в настоящее время острые дискуссии. Религия и искусство в ходе их исторического развития не просто взаимодействовали, они проникали друг в друга, переплетались между собой, сливались, образуя те своеобразные явления истории культуры, которые мы обозначаем термином "религиозное искусство". Религиозное искусство, понимаемое в широком смысле, включает в себя те произведения, в которых художественными средствами выражены религиозные идеи и устремления, т. е. произведения, имеющие религиозную направленность, прививающие людям мысль о всемогуществе божества, о необходимости поклоняться ему и соблюдать его заповеди.

Споры, ведущиеся между учеными разных специальностей (археологами, этнографами и т. п.) по вопросам происхождения искусства и религии, вызваны отчасти тем обстоятельством, что в распоряжении ученых находятся лишь отрывочные, разрозненные факты, относящиеся к первобытной эпохе, а также тем, что истолкование археологических источников (дошедших до нас наскальных изображений, предметов мелкой пластики, орнамента и т. п.) не является, как правило, однозначным и создает возможность нескольких гипотетических суждений.

Становление информационного общества, информационной цивилизации трансформирует гуманитарные ценности, ведет к технической модернизации информационно-коммуникативной сферы общества. В условиях усовершенствования этой сферы с изобретением радио, телевизора, компьютера и т.п. остро встала проблема адекватности средств общения и культурно-исторической типологии: управление, как известно, часто оборачивается принуждением, информирование превращается в манипулирование и зомбирование масс, творчество – в компилирование и заимствование. В связи с возрастающим влиянием информационно-технических средств на природу человека и генетику социальной жизни необходимо заново осмыслить эволюцию культурных форм и «классический набор» культурных ценностей, а также разграничить «чистое» и массовое искусство.

В XX веке на ход культурного развития человечества оказали влияние опредмеченные способы репродуктивного мышления, которое находит свое выражение в технократизме, суперсциентизме и отказе от гуманистических принципов. Весьма популярными стали различного рода механистические, идеологические и культурные утопии. Овеществление идеалов искусства приобретало все большую распространенность. Многие философы и творческие личности назвали техническое творчество «невидимой смертью искусства, наступающей изнутри». Переформирование жизни по техническому образцу, отключение ее от бесконечности, отсечения от скрытых источников вдохновения определяется как результат естественного и необходимого развития цивилизации, ее предельной оптимальности.

Большинство авторов относились к распространению технического искусства отрицательно. Судьбы большинства героев произведений, столкнувшихся с неумолимой технотронной цивилизацией, печальны. Например, в произведении С. Батлера «Едгин» автор предсказал порабощение человека машинами. Г. Данилевский в своем творении «Жизнь через сто лет» описывает мир, полностью подвергнувшийся влиянию технического прогресса. Особенно ярко автор отмечает духовное убожество и культурную неразвитость людей. По его словам, в мире «царствует низменная практическая польза, а искусство заменили воскресные фельетоны». В новом, техногенном, модернизированном мире практически не осталось места для светлого и высокого. Техника, а не любовь и творчество, стала эстетической прерогативой цивилизованного человека.

Подчинение творческой мысли решению сиюминутных задач и коммерческим целям приводило её к противоречию с достижениями и тенденциями развития науки. Получение результата любой ценой, противопоставление человека и природы не могло не привести к нежелательным социокультурным результатам (например, стремление к коммерческому успеху, а не реальной пользе технических достижений, или формирование инженера-технократа, который и сегодня остается заметной фигурой на фоне научно-технического прогресса).

На данный момент техническое творчество рассматривается не как позитивное и жизнеутверждающее начало, а как «дурная креативность» – регрессивная фактуализация и опредмечивание тех или иных негативных сторон жизнедеятельности. Техническое творчество часто рассматривается как тормоз творческого прогресса как такового – набором застывших канонов, мертвенных схем и формул, отжившим свое идеологическим мусором. Поэтому сейчас все чаще говорят о том, что художественное творчество должно быть прорывом за пределы сложившегося, созиданием новой предметности, творением мира из сущего. Должно присутствовать критическое отношение к накопленным эстетическим фактам, их самый тщательный отбор, а новые художественные произведения должны служить обновлению самого человека, превращению сущего внутри человека в истинный мир.

Можно сделать вывод о том, что современное научно-техническое творчество может развиваться лишь ориентируясь на системность, на принципиально новую технологию, способную уже в ближайшем будущем удовлетворить насущные потребности социальной практики. Возникшие задачи требуют глубокого познания социальных процессов. Однако ни одна техническая дисциплина, опираясь только на внутренние ресурсы и возможности, не в состоянии увидеть запросы завтрашнего дня, обосновать, почему надо изобретать то, а не это, выпускать такие, а не иные виды продукции. Чтобы правильно организовать свою деятельность, новатор должен выйти за рамки ориентации, характерной для сугубо технического мышления, и осмыслить тот социокультурный фон, на котором эта деятельность строится и протекает. Прогресс в области науки и техники требует, таким образом, высокой общей культуры личности.

Также является общепризнанным то, что наряду с экологизацией гуманизация научно-технической и научно-технологической деятельности должна играть ведущую роль в качестве методологического основания в создании адекватной теории дальнейшего развития общества. Очевидно и то, что среди ориентиров и мотивов развития техники достойное место должны занимать общечеловеческие ценности. Однако такого рода соображения могут остаться «общими рассуждениями», если не учитывать существенные ограничения, определяющиеся спецификой включения техники в конкретный социокультурный контекст.

Важным стимулирующим фактором развития художественного творчества является семиокультурная детерминация, которая предполагает осмысление символического содержания социокультурных процессов в разные эпохи, а также исследование механизмов социокультурной наследственности в рамках общей эволюции наследования мифопоэтических кодов как основной движущей силы диалектического понимания истории культуры.

Культурсемиотика представляет собой междисциплинарную эпистемиологическую стратегию, во многом лингвистически традиционную, но, в то же время, неклассическую форму рациональности, использующей на методологическом уровне комбинацию разнообразных научных дисциплин и методик, а также семиотическую металингвистику культуры и формализованные культурно-типологические исследования.

Кризис классической формы рациональности в XX веке привел исследователе к активному методологическому поиску в системах нетрадиционных форм знания. Социально-гуманитарная картина мира стала самым необходимым и прямым дополнением к естественно-научной картине мира и в то же время стала представлять собой прогноз будущего цивилизации, ее структурную модель.

В культурно-семиотической традиции исследуются прежде всего механизмы кодирования и транслирования социального опыта многих поколений, проблема выбора средств и механизмов кодирования воспроизводства социального прогресса и культуры в целом, возможность осуществления реального существования новых гуманитарных моделей культуры и времени в пространстве.

Семиокультурная детерминация художественного творчества является бузесловно важной и необходимой, так как творчество детерминируется во многом знаковыми ситуациями и системами, которые имеют коммуникативно-информационную природу.

Семиотическая ситуация реализуется лишь при наличии субъекта рецепции - системы, способной воспринимать, перерабатывать и использовать информацию, представленную в той ли иной кодовой форме. Многочисленные кодированные, линейные и нелинейные семиотические структуры детерминируются в том числе и "тайнами ремесла художника" - набором отработанных приемов, кодирующих и усиливающих информацию, необходимую ему.



Поделитесь с Вашими друзьями:
1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   12


База данных защищена авторским правом ©nethash.ru 2019
обратиться к администрации

войти | регистрация
    Главная страница


загрузить материал