Закона №139-фз от 28 июля 2012 года, в рамках которого появился «Единый реестр запрещенных сайтов», доступ к которым



Pdf просмотр
страница1/4
Дата13.02.2017
Размер0.67 Mb.
Просмотров1017
Скачиваний0
ТипЗакон
  1   2   3   4

1
Фильтрация контента в Интернете.
Анализ мировой практики.
На протяжении последних двух лет в российском обществе ведутся дискуссии о допустимых границах государственного регулирования контента в Интернете. Одним из последствий этих дискуссий стало принятие закона № 139-ФЗ от 28 июля 2012 года, в рамках которого появился «Единый реестр запрещенных сайтов», доступ к которым блокируется российскими операторами связи.
Во время дебатов по поводу этого закона и его сторонники, и противники, кото- рые составляют большинство среди лидеров мнений российского сегмента Интерне- та, активно апеллировали к международному опыту регулирования Сети. При этом с обеих сторон зачастую имело место манипулирование информацией и использование различных штампов, имеющих весьма отдаленное отношение к реальности.
В этом докладе сделана попытка объективно рассмотреть опыт фильтрации нежелательного контента в разных странах мира, а также систематизировать полученную информацию. Основными источниками информации, представленной в докладе, стали публикации в зарубежных научных изданиях, а также специализированные доклады исследовательских организаций и общественных групп.
Вопреки устоявшемуся мнению, ограничения в области интернет-контента являются прерогативой не только авторитарных и тоталитарных политических режимов. На деле, и это описано в данном исследовании, практически все крупные страны мира в той или иной мере ограничивают доступ своих граждан к нежелательной, по мнению властей, информации в Сети – будь то социально-опасная информация, нелицензионный контент или экстремистские материалы.
Этот доклад предназначен для широкого круга читателей, интересующихся данной темой. Поэтому некоторые его части, особенно связанные с технической стороной фильтрации контента, подверглись необходимым упрощениям без искажения смысла.
Полагаем, что он будет интересен как представителям государственной власти, так и представителям интернет-индустрии, а также работающим в России некоммерческим организациям.

2
Ключевые выводы доклада:
• На сегодняшний день большинство развитых стран мира прибегают к фильтрации интернет-контента и другим ограничениям свободы в Сети. Однако цели, задачи и конкретные механизмы реализации подобных ограничений существенно варьируются;
• Можно выделить следующие категории контента, которые подвергаются фильтрации в различных странах мира: политический контент; социально- опасная информация; контент, связанный с национальной безопасностью; сайты и сервисы, нарушающие экономические интересы; специализированные интернет- инструменты и социальные сервисы;
• Методы цензуры контента в Интернете можно разбить на две категории: нетехнические и технические. К категории нетехнических методов относятся законы, запрещающие публикацию того или иного контента, давление на интернет-провайдеров, владельцев сайтов и пользователей с целью заставить их убрать нежелательные материалы или изменить их и самоцензура. К категории технических методов относится блокирование интернет-ресурсов по IP-адресу, искажение DNS-записей, блокирование сайтов по URL, пакетная фильтрация, фильтрация через HTTP прокси-сервер, нарушение работы сети и фильтрация результатов поиска. Для повышения эффективности механизмов цензуры также активно используются различные методы сбора информации в Интернете. Из-за сложности и несовершенства технических инструментов обхода фильтров, к ним прибегают не более двух процентов пользователей даже в тех государствах, где фильтрации подвергается большое число интернет-ресурсов.
• На основании общности задач и доводов, которые страны используют для обоснования вмешательства в Интернет, а также схожести инструментов, решающих данную задачу, можно выделить 5 культурно-страновых моделей фильтрации контента в Интернете: азиатская модель, ближневосточная модель, рестрикционная модель, континентальная модель и либеральная модель.
Азиатская модель характеризуется расплывчатым определением в законах тех категорий контента, которые должны подвергаться блокировке, что дает правительствам стран широкие полномочия по фильтрации контента как из общественно-нравственных, так и из политических соображений. На фильтрацию контента в рамках ближневосточной модели основное влияние оказывает религиозный фактор – блокировке подвергаются ресурсы, противоречащие нормам ислама, включая некоторые категории правозащитных сайтов. Рестрик- ционная модель фильтрации распространена в странах с крайне нестабильной по- литической обстановкой и характеризуется блокированием ресурсов радикальной политической оппозиции, зачастую исламистского толка. Континентальная модель предполагает четкое законодательное обозначение тех категорий контента, которые подвергаются фильтрации. К данным категориям не могут относится политические или правозащитные ресурсы, а исключительно социально-опасный контент и сайты, систематически нарушающие авторские права. Либеральная модель характеризуется отсутствием систематической фильтрации контента.
Вместо этого власти стремятся закрывать нарушающие закон ресурсы и преследуют их владельцев. Россия в соответствии с данной классификацией относится к континентальной модели ограничений в Сети.

3
• Российский закон о «черных списках интернет-сайтов» основан на опыте британской системы фильтрации нежелательного контента под названием
Cleanfeed. Данная система направлена на блокирование доступа интернет- пользователей к детской порнографии и сервисам, систематически нарушающим авторские права. Оператором реестра запрещенных сайтов в Великобритании выступает негосударственный фонд, а блокировка сайтов осуществляется при помощи двухэтапного механизма, что позволяет избежать избыточного блокирования сторонних сайтов.
• В качестве рекомендаций для России можно выделить как меры по устранению существенных недостатков действующего законодательства, связанного с регулированием Интернета, так и создание механизмов, не нарушающих функционирование крупных интернет-сервисов, но препятствующих провокаци- ям, связанным с распространением призывов к насилию, в том числе, при помо- щи специально созданных для этого аккаунтов. От корректности и адекватности государственного подхода к регулированию Сети во многом зависит, сохранят ли российские интернет-компании лидирующие позиции в Рунете.
• Системным изучением состояния свободы слова в Интернете в различных странах мира занимаются организации правозащитного толка, зачастую ангажированные политически: Freedom House, «Репортеры без границ» и Open-
Net Initiative. Наиболее масштабные исследования по этой теме проводит органи- зация Freedom House, однако объективность этих исследований, особенно в части
России и некоторых других стран, находится под вопросом;
• Роль социальных сетей и сервисов в событиях, получивших название «твиттер- революций», во многом переоценена. Использование социальных сервисов, пре- жде всего Twitter, являлось прерогативой узкой прослойки протестующих, значи- тельную долю среди которых составляли журналисты и эмигранты. В то же время, интернет-сервисы стали оперативным источником фото- и видеоконтента с места событий, который подхватывался традиционными СМИ с большой аудиторией, создавая «эффект информационного бумеранга».

4
Содержание доклада:
Стр. 1
Введение
Стр. 2
Ключевые выводы доклада
Стр. 5
Рейтинги свободы в Интернете: реальность и ее искажения
Стр. 11
Сферы применения фильтрации интернет-контента, декларируемые цели и задачи
Стр. 17
Средства и методы фильтрации контента в Интернете
Стр. 27
Модели цензуры в Интернете
Стр. 34
Способы обхода интернет-фильтрации
Стр. 37
Пример: США
Стр. 39
Пример: Великобритания
Стр. 43
Пример: Китай
Стр. 52
Пример: Иран
Стр. 56
Социальные медиа и кризисы политической легитимности. Возможные меры реагирования со стороны властей.
Стр. 65
Рекомендации для России.
В работе над докладом принимали участие:
• Станислав Апетьян
• Андрей Ковалев
• Александр Файб

5
Рейтинги свободы в
Интернете: реальность и ее искажения
Увеличение числа интернет-пользователей по всему миру и неуклонный рост экономического и политического значения Интернета привели к тому, что начиная с середины 90-х годов ХХ века государства стали искать оптимальные механизмы регулирования формирующегося коммуникационного пространства, принципиально отличного по своей структуре от традиционных средств связи и информации.
Одновременно с этим стали формироваться и центры исследований вопросов, связанных с Интернетом. В частности, на базе крупнейших университетов мира появились специализированные лаборатории, занимающиеся изучением различных аспектов функционирования Сети – Berkman Center for Internet & Soci- ety при Гарвардском университете, Oxford Internet Institute и другие.
Однако системное изучение вопросов государственного регулирования
Сети взяли на себя некоммерческие организации правозащитного толка, что естественным образом повлияло на характер подобных исследований. В настоящее время три организации на постоянной основе занимаются составлением рейтингов
«интернет-свободы»:
• Freedom House
• «Репортеры без границ»
• OpenNet Initiative
Каждая из этих международных организаций готовит ежегодные исследования, которые, в том числе, содержат карту свободы слова в Интернете и подразделяют все исследуемые страны на несколько категорий в зависимости от наличия и
«уровня» инструментов, ограничивающих свободу высказывания и получения информации в Сети.
Freedom House
Наиболее известным и самым цитируемым в средствах массовой информации по всему миру исследованием подобного рода является ежегодный доклад Free- dom on the Net организации Freedom House, финансируемой преимущественно правительством США. Последний, второй по счету, доклад вышел в сентябре 2012 года.

6
Само появление подобного ежегодного исследования стало следствием выступления госсекретаря США Хиллари Клинтон о значимости свободы
Интернета, которая была произнесена в январе 2010 года
1
. В этом выступлении
Клинтон, в частности, заявила:
«Берлинская стена стала символом разделенного мира и определила целую
эпоху. Сегодня остатки этой стены выставлены в этом музее - где им и место.
А новой знаковой инфраструктурой нашего времени стал интернет. Вместо того
чтобы разделять, он призван соединять. Но одновременно с распространением
сетей по всему миру, на замену видимым стенам приходят виртуальные. Некоторые
страны возвели электронные барьеры, которые преграждают их народу доступ
к отдельным частям мировых сетей. Они исключают отдельные слова, имена и
фразы из результатов поиска. Они вторгаются в личное пространство граждан,
выступающих с ненасильственной политической речью. Подобные действия
противоречат Всеобщей декларации прав человека, которая гласит, что все люди
имеют право “искать, получать и распространять информацию и идеи любыми
средствами и независимо от государственных границ”. С распространением таких
ограничительных мер во многих странах мира опускается новый, информационный
занавес. По ту сторону барьера распространяемые в интернете видеоклипы и
посты в блогах превращаются в самиздат наших дней. <…>
Я горда тем, что уже сейчас Государственный департамент более чем в 40
странах помогает людям, которым затыкают рот деспотические правительства.
Мы поднимаем этот вопрос как приоритетный также в ООН, включив пункт о
свободе интернета в первую резолюцию, внесенной нами на рассмотрение Совета
по правам человека ООН после нашего возвращения в этот орган.
Мы также поддерживаем разработку новых инструментов, помогающих
гражданам осуществлять свое право на свободу самовыражения в обход
политической цензуры. Мы предоставляем финансовую помощь группам во всем
мире, чтобы открыть доступ к этим инструментам на местных языках тем, кто в
них нуждается, и научить их, как без риска для себя подключаться к интернету.
Соединенные Штаты уже некоторое время работают в этом направлении, стремясь
внедрять указанные программы с максимальной эффективностью. Американский
народ и страны, подвергающие цензуре интернет, должны знать, что наше
правительство твердо намерено защищать свободу интернета. <…>
Ни одна страна, ни одна группа людей, ни один человек не должен оставаться
погребенным под развалинами угнетения. Мы не можем безучастно смотреть на
то, как стены цензуры отгораживают людей от общей человеческой семьи. И мы
не можем молчать об этих проблемах только потому, что нам не слышны крики
о помощи. Давайте же преисполнимся новой решимости сражаться за это дело.
Давайте превратим эти технологии в реальную силу прогресса по всему миру
и будем и дальше отстаивать эти свободы ради нашего времени и ради нашей
молодежи, которая заслуживает всех возможностей, которые мы можем им дать».
Первый доклад Freedom House 2011 года анализировал свободу Интернета в 37 странах мира. На следующий год объектами анализа экспертов организации стали уже 47 стран, а объем доклада возрос до 657 страниц. Данный материал является наиболее обширным источником информации по вопросам государственного регулирования Сети в различных частях земного шара. Впрочем, он содержит в себе целый ряд существенных недостатков и искажений, о которых пойдет речь ниже.
1
. Clinton, H.R. (2010). Remarks on Internet Freedom.

7
Методология составления рейтинга выглядит следующим образом. Каждой из исследуемых стран были присвоены баллы по трем категориям: «препятствия для доступа к Сети» (от 0 до 25 баллов), «ограничения контента» (от 0 до 35 баллов),
«нарушения прав пользователей» (от 0 до 40 баллов). Чем больше баллов получает страна – тем меньше в ней свободы по данному критерию. В конце полученные баллы суммировались, а страна получала итоговую оценку от 0 до 100 баллов.
Исходя из этой оценки, страны были разделены на три категории: «свободные»
(от 0 до 30 баллов, 14 стран), «частично свободные» (от 31 до 60 баллов, 20 стран) и «несвободные» (от 61 до 100 баллов, 13 стран). В таблице ниже отражено распределение исследованных стран по данным категориям.
«Свободные» страны
«Частично свободные»
страны
«Несвободные» страны
Эстония (10 баллов),
США (12), Германия (15),
Австралия (18), Венгрия (19),
Италия (23), Филиппины
(23), Великобритания (25),
Аргентина (26), Южная Африка
(26), Бразилия (27), Украина
(27), Кения (29), Грузия (30)
Нигерия (33), Южная Корея
(34), Уганда (34), Киргизстан
(35), Мексика (37), Индия
(39), Индонезия (42),
Ливия (43), Малайзия (43),
Иордания (45), Тунис (46),
Турция (46), Венесуэла (48),
Азербайджан (50), Руанда
(51), Россия (52), Зимбабве
(54), Шри-Ланка (55),
Казахстан (59), Египет (59)
Таиланд (61), Пакистан (63),
Беларусь (69), Бахрейн (71),
Саудовская Аравия (71),
Вьетнам (73), Мьянма (75),
Эфиопия (75), Узбекистан (77),
Сирия (83), Китай (85), Куба
(86), Иран (90)
В результате, карта «интернет-свободы» по версии Freedom House выглядит следующим образом:
Составление рейтинга Freedom House, как и большинства подобных исследований, опирается на экспертные интервью. Каждый из экспертов (по одному на каждую страну) отвечает на вопросы по специальному опросному листу.
Примечателен тот факт, что Freedom House не приводит имен исследователей, которые отвечали на вопросы по России и еще нескольким странам, отмечая, что они «пожелали остаться анонимными», в то время как по большинству
Free
Partly Free
Not Free
No Data

8
других рассматриваемых в докладе государств имена экспертов приводятся.
Подобная позиция не позволяет сделать вывод о качестве экспертизы, которая использовалась для крайне негативной оценки уровня свободы в Рунете.
Более того, некоторые факты свидетельствуют о явно предвзятой оценке ситуации в России со стороны Freedom House. Так, даже в наименее дискуссионной и политизированной категории «препятствия для доступа к Сети» Россия получила
11 баллов из 25, а, к примеру, Великобритания и США – 1, и 4 балла соответственно.
При этом из мотивировочной части исследования следует, что ситуация со свободой получения доступа к Сети в России является в целом благоприятной и ничем принципиально не отличается от ситуации в США и Великобритании, а конфигурация рынка широкополосного доступа во всех трех странах практически идентична. Цены и качество предоставляемых услуг также находятся примерно на одном уровне.
Уровень аргументации, используемый Freedom House для того, чтобы поставить России относительно низкий балл в данной категории, можно оценить по этой цитате из доклада: «В России отсутствуют законодательные ограничения
на предоставление услуг доступа в Интернет, однако нечестная конкуренция,
распространенная коррупция и другие подобные препятствия не являются
редкостью в этой стране». По остальным категориям («ограничения контента» и «нарушения прав пользователей») уровень аргументации аналогичен. В качестве обоснования низкой оценки России приводится не систематическое и законодательно оформленное «притеснение свободы слова в Сети» со стороны государства, а различные ситуативные политические конфликты, а также публи- кации оппозиционно настроенных СМИ.
«Репортеры без границ»
С 2009 года международная организация «Репортеры без границ» публикует ежегодные аналитические доклады, посвященные «врагам Интернета». Последний подобный отчет был опубликован в марте 2012 года. В нем организация раздели- ла все страны на три категории: «враги Интернета», «страны под наблюдени- ем» и свободные страны. К числу «врагов», существенным образом ограничива- ющих свободу интернет-пользователей, по итогам исследования были отнесены
Бахрейн, Беларусь, Мьянма, Китай, Куба, Иран, Северная Корея, Саудовская
Аравия, Сирия, Туркменистан, Узбекистан и Вьетнам.
В категорию «стран под наблюдением» попали те государства, в которых исследователи нашли признаки определенных ограничений, масштаб которых, однако, не позволяет отнести их к категории «врагов Интернета». В перечень
«наблюдаемых» стран вошли: Австралия, Египет, Эритрея, Франция, Индия,
Казахстан, Малайзия, Россия, Южная Корея, Шри-Ланка, Таиланд, Тунис, Турция и Объединенные Арабские Эмираты. Остальные страны, по мнению экспертов
«Репортеров без границ», могут считаться свободными.
Претензии экспертов организации в отношении России заключаются главным образом в наличии законодательства, направленного на противодействие экстремизму.
Также эксперты выражают обеспокоенность судебным преследованием нескольких блогеров, чьи имена слабо известны в России, и кибератаками на оппозиционные ресурсы. Стоит отметить, что это исследование вышло еще до принятия закона №139-ФЗ и появления «единого реестра запрещенных сайтов».

9
В 2013 году «Репортеры без границ» отказались от публикации традиционной карты интернет-цензуры с обзором ситуации в большом числе стран, подготовив исследование иного формата, предполагающего меньшую дискуссионность и политическую ангажированность. В нем эксперты организации сосредоточи- лись лишь на одном аспекте ограничения свободы в Сети – на государствен- ном отслеживании интернет-активности пользователей. В данном аспекте
«Репортеры без границ» выделили 5 главных «врагов Интернета», которыми стали Китай, Вьетнам, Сирия, Иран и Бахрейн, а также пять крупнейших частных компаний, которые занимаются разработкой программного обеспечения для решения подобных задач государственными органами. Примечательно, что все компании, указанные в исследовании, являются западными, а их штаб-квартиры расположены в США, Италии, Германии, Франции и Великобритании.
OpenNet Initiative
Данный проект представляет собой партнерство трех исследовательских центров:
«Гражданской лаборатории» Школы международных исследований Мунка при
Университете Торонто, Центра Беркмана Гарвардского Университета и SecDev Group из Оттавы. Спонсором проекта выступают Фонд МакАртуров, Фонд Форда, «Открытое общество» Сороса, а также канадские правительственные структуры.
Проект ставит своей целью исследование вопросов, связанных именно с фильтрацией интернет-контента в различных странах мира. На основе проведенных исследований публикуется несколько карт фильтрации интернет-контента в различных странах мира, в зависимости от его специфики. Категорий четыре: политический контент, «социальный» контент (включая обычную порнографию и онлайн-казино), контент, связанный с вооруженными конфликтами, и технический интернет-инструментарий (отдельные протоколы, средства поиска и хостинги).
Карта фильтрации политического контента по версии OpenNet, например, выгля- дит следующим образом:
Internet enemies Countries under surveillance

10
В случае России, в двух категориях из четырех (политический и «социальный» контент) она отнесена к группе стран с «выборочной» фильтрацией, в двух других категориях какой-либо фильтрации экспертами OpenNet не обнаружено. Впрочем, существенная мотивировка подобного решения отсутствует, так как последний анализ ситуации в интернет-пространстве России и стран СНГ датирован 2010 годом и не отражает ситуацию на сегодняшний день. По большинству других стран ситуация аналогична.
В целом, можно утверждать, что на сегодняшний день не существует полноценного глобального анализа ситуации с ограничениями в области Интернета в различных странах мира, основанного на прозрачной и подверженной сторонней проверке методологии. Сплошное рейтингование стран и составление карт
«интернет-свободы» по всему миру ведет к упрощению и искажению реальной ситуации, что заметно как на примере России, так и на примере других стран, которые анализируются в этом докладе. В этом контексте показательно решение организации «Репортеры без границ» отказаться от «сплошного» анализа всех стран мира и сосредоточиться на более глубоком и подробном анализе отдельных явлений, связанных с ограничениями свободы в Сети.
На сегодняшний день все большее число стран прибегает к фильтрации интернет- контента и другим ограничениям свободы в Сети. Однако цели, задачи и конкретные механизмы реализации подобных ограничений существенно варьируются. В дальнейших главах мы постарались систематизировать международный опыт в данной области и обозначить существующие модели фильтрации интернет- контента, которые демонстрируют различные подходы к решению данной задачи.
Pervasive
Levels of Filtering:
Substantial Selective
Suspected
No evidence

11
Сферы применения фильтрации интернет-контента, декларируемые цели и задачи
По мере увеличения роли Интернета в жизни общества, отношение государства к нему менялось. Все большее количество размещаемого в Сети контента вступало в противоречие с законодательством отдельных стран, их социальными нормами и политической линией властей. Интернет также оказал существенное влияние на ситуацию с интеллектуальной собственностью и телекоммуникациями, поставив под угрозу экономические интересы целых отраслей. Эти тенденции привели к по- явлению потребности в фильтрации определенных видов контента, и вызвали дис- куссии о допустимых пределах вмешательства государства в функционирование
Сети.
Для того чтобы понять, какие цели и задачи ставят различные государства при введении тех или иных ограничений, необходимо определить, какие именно типы контента наиболее часто подвергаются цензуре. Для этого целесообразно прибегнуть к методологии OpenNet Initiative
2
, которая предполагает тестирование доступности в исследуемых странах сайтов различной тематики. В этот список включаются как международные, так и локальные ресурсы, посвященные свободе слова и религии, деятельности оппозиционных групп, наркотикам и алкоголю, порнографии, а также ряд специализированных интернет-сервисов. На основа- нии полученных данных можно выделить несколько категорий контента, который становится объектом фильтрации.
Цензура государств, прежде всего, затрагивает материалы на местных языках.
Результаты тестирования показали, что в среднем такие сайты блокируются в два раза чаще ресурсов на английском или других международных языках. Например, власти Вьетнама, Узбекистана, Сирии и Эфиопии при высокой доле фильтрации контента на локальных языках, практически не ограничивают доступ к мировым новостным и информационным ресурсам. Ближневосточные государства, такие как Саудовская Аравия, Иран и Объединенные Арабские Эмираты, напротив, активно блокируют сайты на иностранных языках. Это связанно и с категорией фильтруемого ими контента – порнографией, которая, по большому счету, интернациональна, и с применяемыми средствами технической фильтрации, разработанными западными компаниями.
2.
OpenNet Initiative Access Denied: The Practice and Policy of Global Internet Filtering — Cambridge: MIT Press, 2008.

12

13
Политический контент
• Информация и сайты, посвященные деятельности оппозиционных движений, а также сообщения, содержащие критику действующей власти. В ряде стран подобный контент подпадает под формулировку «анти-государственная пропаганда». В частности, по этой статье в 2012 году во Вьетнаме были осуждены несколько блогеров
3
• Сайты, посвященные защите прав человека. Такие сайты блокируются, в частности, в Бирме. Тестирование показало, что там недоступны сайты правозащитных организаций Human Rights Watch, Amnesty International и
Burma Watch, а также ресурсы, освещающие состояние дел с правами жен- щин в стране.
• Сайты религиозных движений и сект, деятельность которых не одобряется государством. В частности, в Китае цензуре подвергается информация о духовной дисциплине Фалуньгун. А в ряде мусульманских стран блокируются ресурсы, направленные на распространение христианства.
• Информация об этнических меньшинствах. Так, Вьетнам подвергает цензуре сведения о племенах монтаньяров.
Именно фильтрация политического контента привлекает наиболее пристальное внимание международных организаций, изучающих свободу в Интернете.
Такие действия рассматриваются как нарушение базовых человеческих прав – свободы слова и религии. Все страны, отнесенные «Репортерами без границ» к группе «врагов Интернета»
4
в том или ином виде ограничивают распространение политической информации. В то же время, фильтрация политического контента не является прерогативой исключительно авторитарных и тоталитарных поли- тических режимов. Весьма схожие явления в странах, которые принято считать демократическими, осуществляются под эгидой обеспечения национальной без- опасности или борьбы с радикальными политическими движениями, о чем будет сказано ниже.
Информация, нарушающая социальные нормы
• Порнографические сайты. Большинство стран мира регулирует доступ к порнографическим материалам в Интернете. Отдельные страны, как
Саудовская Аравия, пытаются заблокировать данный сегмент полностью, но усилия большинства стран направлены на ограничение доступа к ним несовершеннолетних. Сильно отличается в различных странах понимание того, что считается порнографией – например, в Иране блокируются даже изображения «провокационной одежды». Общим консенсусом же является борьба с детской порнографией.
• Сайты, посвященные половому просвещению и планированию семьи.
• Сайты ЛГБТ-тематики. В ряде мусульманских стран Среднего Востока и
Африки под запрет попадают сайты знакомств и форумы для геев и лесбиянок.
Белоруссию обвиняют в блокировании ЛГБТ ресурсов под предлогом того, что они содержат порнографию.
3.
James Hookway. Vietnam Convicts 3 Bloggers Over Posts // [The Wall Street Journal] URL: http://online.wsj.com/article/SB10 000872396390444358804578015383720801250.html
4
. Reporters Without Borders, “Internet Enemies Report 2012,” 2012.

14
• Сайты о наркотиках и алкоголе. Наиболее крупные сайты подобного рода попали в блок-списки сразу нескольких коммерческих интернет-фильтров.
• Онлайн-казино. До 2010 года в Италии действовал закон, блокирующий большинство зарубежных интернет-букмекеров и казино. Он был принят под давлением двух организаций, получивших монопольное право на организацию букмекерской деятельности. Однако после серии исков частных компаний и расследования Евросоюза, закон был изменен.
• Сайты, разжигающие межнациональную и религиозную рознь или призывающие к насилию. В России действует законодательство о борьбе с экстремизмом, предусматривающее блокировку подобных интернет-ресурсов.
Во Франции и Германии блокируются неонацистские сайты. В 2000 году фран- цузский суд вынес громкий вердикт в деле против компании Yahoo, обязав ее ограничить доступ французских пользователей к интернет-аукциону нацист- ской символики. Дело оказало значительное влияние на всю последующую дискуссию в странах Евросоюза о юрисдикции государств в Интернете.
• Сайты, оскорбляющие государственную религию.
В большинстве мусульманских стран блокировались ресурсы, содержащие карикатуры на пророка Мухаммеда.
• Сайты, распространяющие клевету и диффамацию, в частности, в адрес пред- ставителей властей.
Ограничение доступа к информации, нарушающей социальные нормы, широко распространено как в демократических, так и авторитарных странах. Большинство таких ограничений поддерживается населением, и поэтому рассматриваются международными организациями как допустимое регулирование Интернета. Впрочем, отдельные страны используют расплывчатые определения «защиты моральных ценностей общества» для цензуры в отношении оппозиционного политического контента. Практика фильтрации «социального» контента сильно отличается от страны к стране, как по способам реализации, так и по тому, что именно подвергается цензуре.
Ниже представлена диаграмма из книги Access Denied: The Practice and Policy of
Global Internet Filtering
5
, показывающая распределение стран по шкале социальной и политической фильтрации интернет-контента:
5
. OpenNet Initiative Access Denied: The Practice and Policy of Global Internet Filtering — Cambridge: MIT Press, 2008.
.3
.2
.1 0
0.
1.
2.
3.
4.
5
SY
CN
MM
TN
SA
VN
ET
UZ
PK
LY
BH
RR
TH
YE
OM
AE
SD
IR
Social filtering
Political filtering
Political and social filtering. AE - United Arab
Emirates; BH - Bahrain; CN - China; ET - Ethi- opia; IR - Iran; JO - Jordan; KR - South Korea;
LY - Libya; MM - Burma/Myanmar; OM -
Oman; PK - Pakistan; SA - Saudi Arabia; SD -
Sudan; SY - Syria; TH - Thailand; TH - Tunisia;
UZ - Uzbekistan; VN - Vietnam; YE - Yemen. A number of countries that filter a small number of sites are omitted from this diagram, including
Azerbaijan, Belarus, India, Jordan, Kazakh- stan, Morocco, Singapore and Tajikistan.

15
Контент, блокируемый по соображениям безопасности
• Сайты экстремистских, сепаратистских и террористических движений.
Блокирование применяется как демократическими, так и авторитарными государствами.
• Интернет-ресурсы военных противников. Южная Корея тщательно блокирует сайты Северной Кореи. В Грузии во время и некоторое время после войны с Россией в 2008 году действовали ограничения на доступ к российским сайтам.
• Ресурсы с конфиденциальными данными. В США сайт Wikileaks недоступен с компьютеров федеральных учреждений. Власти Франции в апреле 2013 года потребовали от Wikipedia удаления одной из статей, так как в ней содержалась секретная информация.
• Сайты онлайн-мошенников и финансовых пирамид.
• Массовая рассылка нежелательной почты (спам) и вредоносное программное обеспечение (malware). Блокируется большинством интернет-провайдеров, а также антивирусами и фаерволлами, установленными на компьютерах поль- зователей.
Грань между блокированием сайтов по соображениям национальной безопасности и политической цензурой не всегда четкая. Правительство США неоднократно обвиняли в политическом преследовании проекта Wikileaks и его основателя Джулиана Ассанжа. Другие страны блокируют ресурсы сторонников сепаратизма, даже если они находятся исключительно в политической плоскости и не являются экстремистскими. С другой стороны, борьба с мошенничеством, спамом и вредоносными программами является рутинной технической работой по обеспечению нормального функционирования Интернета.
Сайты и сервисы, нарушающие экономические интересы
• Сайты, нарушающие интеллектуальную собственность. Особенно жесткое законодательство в этой сфере действует в США. Крупные поисковые системы, в частности Google, фильтруют результаты поиска с учетом жалоб правообла- дателей.
• Файлообменные сайты, программы и торрент-трекеры. В 2012 году под давле- нием американских властей был заблокирован на тот момент один из самых посещаемых сайтов Интернета – файлообменный сервис MegaUpload, а его создатели были арестованы. Широко освещается борьба с торрент-трекерами
(The Pirate Bay, Demonoid, IsoHunt), которые формально не нарушают закон, но способствуют нелегальному распространению интеллектуальной собственно- сти.
• VoIP (Voice-over-IP) программы и сервисы, позволяющие передавать голос по
Интернету, такие как Skype и «Mail.Ru Агент». В Объединенных Арабских Эми- ратах и Омане использование таких программ нелегально и карается большим штрафом или тюремным заключением. Причина блокирования VoIP программ двоякая – с одной стороны звонки по ним сложнее отследить и прослушать, с другой стороны, их использование ведет к убыткам компаний стационарной и сотовой связи, которые зачастую связаны с правящими кругами.

16
Борьба с нарушениями интеллектуальной собственности активно продвигается такими лоббистскими организациями как Американская ассоциация кинокомпаний
(MPAA) и Американская ассоциация звукозаписывающих компаний (RIAA). Более того, принятие жесткого законодательства в этой области является условием вступления во Всемирную торговую организацию. Под давлением США Новая Зе- ландия одной из первых приняла «закон о трех предупреждениях», предусматри- вающий отключение от Интернета пользователей, систематически скачивающих
«пиратские» файлы. Позже подобные законы были приняты или рассматривались в ряде других стран. Блокирование VoIP программ часто рассматривается как недобросовестная конкуренция со стороны телекоммуникационных компаний
– пользователи лишаются возможности использовать дешевую интернет- телефонию.
Интернет-инструменты и социальные сервисы
• Инструменты, позволяющие обходить интернет-цензуру. В эту категорию попадают анонимайзеры и сайты со списками прокси-серверов, так как они могут использоваться для обхода государственных фильтров.
• Хакерские сайты и ресурсы с информацией об обходе интернет-цензуры.
• Социальные сети, площадки для блогов и микроблогов, хостинги видео и изображений. В Китае заблокирован Twitter, Facebook, YouTube, Wordpress и ряд других подобных ресурсов, серверы которых расположены за рубежом.
Таким образом китайское правительство принуждает своих пользователей использовать местные сервисы, которые легче контролировать и фильтровать публикуемый в них нежелательный контент.
• Поисковые системы. Так, в Китае и на Кубе блокируются американские поисковые системы Google и Bing.
• Бесплатные почтовые сервисы.
• Онлайн-переводчики. Они могут быть использованы как прокси-серверы для обхода цензуры. Помимо этого, с их помощью пользователи могут получить доступ к нежелательной информации на иностранных языках, которую слож- но отследить.
Интернет-инструменты и социальные сервисы блокируются авторитарными режимами для предотвращения обхода интернет-фильтров и лучшего контроля за коммуникацией в Сети своих граждан. Только несколько стран, таких как
Китай и Куба, полностью ограничивают доступ к крупным иностранным интернет- сервисам. Большинство государств используют блокировку только отдельных материалов, нарушающих действующее законодательство.

17
Средства и методы фильтрации контента в
Интернете
С возникновением потребности в фильтрации контента в Интернете, государства столкнулись с трудностями применения традиционных методов контроля над средствами массовой информации в Сети. Одну из основных проблем для цензоров представляла динамичность социальной составляющей
Интернета – огромное количество материала вновь и вновь создается множеством пользователей. Другим препятствием являлся международный характер Сети, когда серверы с информацией зачастую находятся вне юрисдикции и досягаемости правоохранительных органов отдельных стран.
В начале и середине 90-х годов прошлого века среди многих ученых и специалистов господствовала идея, что Интернет в принципе не поддается контролю. В 1998 году президент США Билл Клинтон высказался о тщетности усилий Китая по созданию национальной системы фильтрации Интернета, сравнив ее с «попыткой прибить желе к стене». Но по мере развития Интернета стала очевидна ошибочность этих суждений. Согласно исследованию OpenNet Initiative, если в 2002 году только несколько стран применяли системы фильтрации кон- тента, то к 2007 году их число возросло до 25 (к настоящему времени эта цифра возросла еще почти вдвое). Также законы о блокировании детской порнографии в Сети были приняты в ряде европейских стран. Использование традиционных методов контроля за СМИ в сочетании с новыми техническими средствами позволило государствам ограничивать доступ своих граждан к нежелательным материалам с приемлемой эффективностью.
Классификация систем фильтрации Интернета
Исследование Дерека Бамбаура из Университета Аризоны, проведенное в 2008 году
6
, предлагает классификацию интернет-фильтров, которая абстрагируется от характера блокируемого контента. Вместо этого системы оцениваются по четы- рем параметрам – открытость, прозрачность, точность и подотчетность. Такой подход позволяет наиболее полно оценить, насколько практика государства соответствует заявленным целям фильтрации, и нарушается ли право граждан на информацию.
6
. Derek E. Bambauer Cybersieves // Duke Law Journal. — 2009.

18
Открытость
Этот параметр оценивает то, насколько явно государство признает фильтрацию
Интернета и объясняет свою мотивацию. Так, на сайте подразделения правительства
Саудовской Аравии, занимающегося Интернетом, описана действующая система фильтрации. В качестве объяснения, почему правительство считает необходимым блокировать определенный материал, приводятся выдержки из Корана и ссылки на статьи. При попытке посетить нежелательный ресурс, пользователю выдается страница с указанием того, что данный материал заблокирован.
В Китае, напротив, значительная часть фильтрации осуществляется незаметно, а ее применение маскируется под технические ошибки. В результате этого, пользователь может в принципе не осознавать, какой материал блокируется и почему, так как китайские власти официально не признают отдельные эпизоды цензуры. Таким образом, несмотря на всю свою жесткость, система Саудовской
Аравии гораздо более открыта, чем китайская – пользователям сообщают, что государство вмешивается в Интернет, и объясняют почему.
Прозрачность
Параметр прозрачности оценивает, насколько четко прописаны критерии, по которым материал подлежит фильтрации. В законах Китая для этого используются расплывчатые формулировки вроде «распространяющий слухи» и «нарушающий национальное единство», которые позволяют блокировать любой материал, не устраивающий цензоров. Франция блокирует доступ к сайтам, разжигающим межнациональную и религиозную рознь. Критерии для определения такого рода материала являются частью уголовного законодательства страны, поэтому возможности для злоупотребления ограничены. Вместе, критерии открытости и прозрачности позволяют определить, на какой уровень контроля информации претендуют власти страны.
Точность
Параметр точности позволяет оценить насколько успешно воплощается заявленная государством политика в области интернет-цензуры. Неотъемлемой проблемой большинства методов интернет фильтрации является чрезмерное и недостаточное блокирование. При чрезмерном блокировании вместе с нежелательным материалом недоступным оказывается и вполне безобидный.
Подобное можно было наблюдать в России, когда вместе с заблокированными ресурсами недоступными становились и сторонние сайты, располагающиеся на одной группе серверов. Обратный эффект наблюдается при недостаточном блокировании – пользователи могут видеть тот контент, который государство рассматривает как вредный.
И чрезмерное, и недостаточное блокирование может быть случайным и преднамеренным. К примеру, имел место случай, когда провайдер в Пенсильвании по ошибке заблокировал более миллиона сайтов, выполняя предписание суда об ограничении доступа к 400 сайтам, содержащим детскую порнографию. В
Сингапуре, напротив, несмотря на заявленную государством борьбу с онлайн- порнографией, символически заблокированы только несколько сайтов.

19
Подотчетность
Данный параметр оценивает уровень участия граждан в политике интернет- фильтрации, проводимой государством. Прошел ли закон, регулирующий Ин- тернет, должный общественный контроль и обсуждение? Могут ли пользователи оспорить то или иное решение цензоров или, напротив, внести на рассмотрение сайт, нарушающий закон?
Закон США об авторском праве в цифровую эпоху (Digital Millennium Copyright
Act), регулирующий защиту авторских прав в Интернете, был принят после серии публичных слушаний и рассмотрения в Конгрессе. С другой стороны, политика ре- гулирования интернета в Саудовской Аравии была принята без демократического участия ее граждан, что вообще характерно для этой страны. Но при этом жители
Саудовской Аравии могут внести на рассмотрение сайты для фильтрации или оспорить решение блокировать определенный ресурс. Таким образом, участие граждан возможно и при авторитарных политических режимах.

20

21
Методы цензуры контента в
Интернете
Сбор информации в Интернете
Хотя сам по себе сбор информации в Интернете не относится к фильтрации контента, полученные таким методом данные могут быть использованы для выявления пользователей, получающих доступ к запрещенному материалу, сайтов, содержащих такие материалы, и способов обхода интернет-фильтров.


Поделитесь с Вашими друзьями:
  1   2   3   4


База данных защищена авторским правом ©nethash.ru 2017
обратиться к администрации

войти | регистрация
    Главная страница


загрузить материал