Условия и процесс формирования международной конкурентоспособности национальной экономики



страница2/19
Дата27.10.2016
Размер1.04 Mb.
Просмотров1231
Скачиваний0
ТипДиссертация
1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   19

Глава 1. Теоретические аспекты международной конкурентоспособности

1Концептуальные основы теории международной конкурентоспособности


Поиск причин богатства народов является движущей силой экономической науки на протяжении практически всей ее истории. В рамках современной экономической теории рассмотреть и проанализировать эти причины позволяет изучение международной конкурентоспособности стран и ее факторов. Пристальный и подробный анализ факторов национальной конкурентоспособности, который ведется последние 35-40 лет, представляет попытку приоткрыть коренные основы процветания одних стран и отставания других, а также объяснить постоянные изменения относительных позиций национальных экономик на международной арене. Ввиду усиления взаимовлияния и взаимозависимости стран, происходящего на фоне процессов глобализации, на первый план выходят именно относительные позиции стран, наиболее наглядно выраженные в рейтингах конкурентоспособности, которые составляются крупными международными организациями.

Изучение международной конкурентоспособности требует учета динамической и статической составляющей, рассмотрения объектов конкурентоспособности на различных уровнях, использования системного подхода и поиска достоверных моделей, объясняющих причины благосостояния стран в долгосрочном периоде. Данный комплекс проблем в некоторой степени объясняет отсутствие единой теории международной конкурентоспособности и ее методологическую незавершенность, подчеркиваемые большинством исследователей данной проблематики.1 Можно сказать, что теория международной конкурентоспособности на данном этапе не обнаруживает единого механизма, ведущего к процветанию нации, ограничиваясь выявлением множества факторов, на него влияющих, и определением степени их значения. Тем не менее, современный уровень развития данной теории, характеризующийся многофакторным подходом и возможностью количественного измерения, представляет собой качественный скачок по сравнению с моделями, выводящими благосостояние страны из одного или нескольких отдельно взятых факторов, будь то внешняя торговля, управление валютным курсом или накопление капитала.

Комплексность процесса формирования международной конкурентоспособности и конкурентных преимуществ на разных уровнях национальной хозяйственной системы обуславливает огромное многообразие факторов, их сочетаний и связей. К факторам международной конкурентоспособности в большей или меньшей степени будет относиться любой параметр, связанный с экономическим и социальным развитием страны. Значимость того или иного фактора существенно колеблется в зависимости от социально-экономического уровня, на котором находится страна. По мере перехода к более современным формам экономических отношений, большее значение приобретают такие факторы как уровень знаний, интеллектуального и человеческого капитала, инновационный потенциал и технологическая готовность экономики. Для выработки политики повышения конкурентоспособности на каждом из уровней большое значение приобретает структурирование и анализ факторов, выделение среди них приоритетных. Целесообразно, в этой связи, подразделить факторы международной конкурентоспособности в соответствии с уровнем их формирования на микро-, мезо- и макроуровневые, учитывая при этом их тесную взаимосвязь и взаимовлияние. К макроэкономическим факторам относятся традиционно исследуемые источники конкурентных преимуществ стран, такие как географическое положение, макроэкономическая стабильность, инвестиционный климат, валютный курс, инфляция, институты и др. Именно они формируют фундамент международной конкурентоспособности страны. В то же время, многие из перечисленных факторов изменяются достаточно медленно и определяют, скорее, некоторый статический, базовый уровень международной конкурентоспособности. Направление и динамика конкурентоспособности страны, в большой степени, обуславливаются факторами микро- и мезоуровня. Состояние основных отраслей, кластеров и межотраслевых комплексов, определяющее мезоуровневую конкурентоспособность, с одной стороны, существенно зависит от национальной среды бизнеса, формирующейся на макроуровне, а с другой - воздействует на конкурентоспособность товаров и производителей. Микроэкономические конкурентные преимущества, согласно мнению современных исследователей, играют значительную роль в повышении международной конкурентоспособности, непосредственно обеспечивая рост объемов и эффективности производства, повышение производительности, продвижение товаров, завоевание сегментов мирового рынка. Среди факторов микроуровня можно выделить эффективность стратегий и управленческих технологий в отечественных компаниях, их умение конкурировать на мировом рынке; специфические характеристики, цену и качество товара; технологичность и наукоемкость производимой продукции; прочие источники конкурентоспособности компаний.

Факторы конкурентоспособности различного уровня зависят друг от друга, взаимно усиливаются, либо ослабляются. Так, без стабильной макроэкономической базы компаниям крайне сложно завоевывать устойчивые конкурентные преимущества, в то же время обильные государственные инвестиции или расширение внутреннего рынка не принесут результата без соответствующих изменений на уровне предприятий. Следует также отметить, что на каждом уровне можно выделять различные типы факторов. В частности, особое значение играют стратегические конкурентные преимущества, формирующие устойчивую базу конкурентоспособности в долгосрочном периоде.

Прежде чем перейти к изложению современных подходов к международной конкурентоспособности стран, необходимо изучить истоки данной концепции. По мнению автора, теорию международной конкурентоспособности можно считать логическим продолжением принципов двух широких разделов экономической теории: теорий международной торговли и международного разделения труда, а также теории экономического роста. Непосредственное влияние на рассматриваемое явление, несомненно, оказали также теория конкуренции, институциональный и эволюционный подход в экономике.

На ранних этапах становления политической экономии (науки, затрагивающей вопросы функционирования хозяйства именно на уровне государства, в отличие от экономии домохозяйства) основные достижения были сделаны в рамках меркантилизма, экономического учения XVI-XVIII веков, подчеркивающего роль международной торговли в качестве источника экономического роста. Внешняя торговля рассматривалась как главный источник пополнения казны, являясь единственным каналом притока денежного металла для большинства европейских стран.2 Национальное богатство, одно из центральных понятий меркантилизма, ассоциировалось исключительно с количеством золота у нации. Согласно данному подходу, накопление золота являлось главной целью государства и средством увеличения благосостояния. При такой постановке вопроса задача регулирования экономики представлялась достаточно ясно: приток денег в страну (экспорт) поощрять, отток денег (импорт) – ограничивать. Торговая политика, таким образом, строилась на стимулировании экспорта, часто за счет субсидий, и сокращении импорта готовых изделий путем квотирования и высоких таможенных пошлин. Ошибочное представление меркантилистов о статичности мировых ресурсов, в результате которого накопление богатства одной нацией якобы происходило за счет его сокращения у другой (торговля как «игра с нулевой суммой») привело к политике агрессивного экспорта и активного протекционизма, за многие столетия которого были выработаны почти все современные инструменты защиты.3

Другим важным аспектом конкурентоспособности, согласно меркантилистам, являлись низкие издержки на производство экспортируемой продукции, в первую очередь за счет низкой заработной платы. Очевидно, что данный подход не вполне соответствует современным концепциям, тем не менее, схожие подходы до сих пор используются развивающимися странами для достижения успеха в мировой конкуренции.4 Однако уже в рамках меркантилизма можно обнаружить зачатки современного взгляда на важность человеческого фактора. Так Д. Дефо, знаменитый автор «Робинзона Крузо» и видный меркантилист писал в 1728 году: «…если заработная плата – низкая и жалкая, такой же будет и жизнь; если люди получают мало, они смогут мало и тратить, и это сразу скажется на торговле; от того, становятся ли доходы выше или ниже, будет расти или падать богатство и мощь всего королевства. Ибо, как я сказал выше, все зависит от заработной платы».5

Несмотря на существенные заблуждения, взгляды меркантилистов на конкурентоспособность национальной экономики сформировали базу для дальнейших исследований причин роста национального благосостояния, раскрыв значение внешней торговли для экономического развития, определив роль государства во внешней торговле и описав торговый баланс.

Дальнейший анализ роли внешней торговли для экономического роста шел по пути поиска преимуществ стран перед торговыми партнерами на мировом рынке. Развитие теории двигалось от абсолютных преимуществ к относительным, далее к понятию факторных преимуществ, а от них – к рассматриваемым в работе конкурентным преимуществам стран.

Модели международной конкуренции, построенные в ХVIII - начале XIX века основоположниками классической экономической теории А. Смитом и Д. Рикардо, представляют собой базу современного понимания данных процессов. Именно в работах Смита на первое место в регулировании производства и обмена выходит конкуренция, названная им «невидимой рукой» рынка. Его концепция дает также новый взгляд на источники экономического роста. На первый план выступает не накопление золота как в теориях меркантилистов, а увеличение производственного потенциала и производительности труда. По Смиту, два условия определяют величину продукта, приходящегося на одного жителя страны: "во-первых, искусство, умение и сообразительность, с какими в общем применяется… труд, и, во-вторых, отношением между числом тех, кто занят полезным трудом, и числом тех, кто им не занят»6. Можно сказать, что данный подход в некоторой степени воспринят современным теоретиком международной конкуренции – М. Портером, признающим производительность базой конкурентоспособности.7 Выгода внешнеторговой деятельности, по Смиту, проистекает из абсолютных преимуществ стран в производстве тех или иных товаров. Абсолютным преимуществом обладает страна, производящая какой-либо товар с наименьшими затратами труда на единицу продукции, то есть дешевле. Таким образом, торговля оказывается взаимовыгодной за счет возможности каждого торгового партнера приобрести товар с меньшими издержками, чем в случае, если бы он производил его самостоятельно.

Д. Рикардо существенно расширил понимание взаимной выгоды свободной международной торговли, показав, что торговля может иметь место даже в случае, если какая-либо страна не располагает абсолютным преимуществом ни по одному из товаров.8 Характер производства страны в данной модели определяется сравнительными преимуществами. Страны экспортируют те товары, в производстве которых местный труд используется относительно эффективно, и импортируют ту продукцию, для которого затраты этого труда относительно неэффективны. Торговля между странами признается взаимовыгодной, поскольку расширяет возможности национального потребления, а также является косвенным методом производства, то есть позволяет обменять экспорт на импортные товары, которые в отсутствие торговли производились бы с большими издержками.

Рикардианская модель до сих пор занимает важнейшее место в анализе внешнеторговых отношений. На вопрос: «отражает ли эта модель реальность?», авторы учебника по международной экономике П. Кругман и М. Обстфельд дают однозначно утвердительный ответ, отмечая при этом ряд случаев, когда объяснения рикардианской модели неудовлетворительны: 1. Предполагается крайняя степень международной специализации, чего нет в реальности. 2. Не принимается во внимание, существенное на практике, воздействие торговли на распределение доходов внутри страны, предполагается, что страны, участвующие в торговле выигрывают целиком. 3. Не уделяется внимания различиям в ресурсном потенциале стран как причине торговли между ними. 4. Не учитывается экономия на масштабе производства.9 Несмотря на перечисленные недостатки, решением которых занимались теоретики международной экономики XX века, основное положение модели Рикардо о том, что страны экспортируют товары, по которым имеют относительно более высокую производительность, - подтверждается рядом исследований.10

Некоторые из перечисленных недостатков преодолевает теорема Хекшера-Олина (теория факторных пропорций), относящаяся уже к первой половине ХХ века, которая объясняет причины различий в производительности труда, являющихся основной международной торговли по Рикардо. По мнению авторов теоремы, межстрановые различия в относительных издержках объясняются главным образом тем, что, во-первых, в производстве различных товаров факторы используются в различных соотношениях и, во вторых, неодинакова относительная обеспеченность стран факторами производства.11 Как писал Б. Олин: «Страны экспортируют продукты интенсивного использования избыточных факторов».12 Каждая страна будет эффективнее производить товары, для производства которого интенсивно используется фактор, имеющийся у нее в изобилии. Соответственно, эти же товары будут предлагаться на мировом рынке в обмен на продукцию, произведенную с использованием дефицитного для нее фактора.

Данный подход вполне совпадает с интуитивным пониманием характера международной торговли: ключевым преимуществом страны во внешней торговле является наиболее широко доступный фактор производства (например, дешевый труд бедных стран). Однако самая известная эмпирическая проверка теории факторных пропорций, проведенная в 1953 году В. Леонтьевым, опровергла ее основные постулаты. Парадокс Леонтьева основан на полученных данных об относительной трудоемкости экспорта США, страны, где капитал - фактор относительно избыточный. Последовавшие за этим эмпирические исследования подтверждают теорему Хекшера-Олина лишь примерно в половине случаев,13 но многочисленные попытки объяснить причины такого несовпадения породили на ее базе целый ряд новых исследований источников международной торговли. Существенный вклад в доработку и развитие теоремы Хекшера-Олина в частности внесли П. Самуэльсон, Р. Джонс, В. Столпер, Т.М. Рыбчинский.

Новейшие теории международной торговли А. Киреев предлагает разделять на три группы: 1. Теории, развивающие принципы классических теорий, распространяя их на большее количество товаров, стран и факторов производства. 2. Теории, изучающие отдельные стороны международной торговли, которые по каким-либо причинам остались не объясненными классическими теориями. 3. Так называемые альтернативные теории международной торговли, полностью отрицающие классические теории, объявляющие их устаревшими, и предлагающие собственное объяснение международной торговли.14 Наибольший интерес вызывает именно последняя группа, на которой следует остановиться несколько подробнее.

Во второй половине ХХ века мировой рынок приобретает новые черты: большинство стран, вступающих в торговлю, обладают схожими факторными пропорциями, а обмен товарами зачастую происходит в рамках одних и тех же отраслей. Английские буровые установки поставлялись за границу, а взамен покупались норвежские; немецкие автомобили экспортировались, а в обмен приобретались японские; во Францию поставлялись итальянские стиральные машины и оттуда завозились французские и т.д.15 Для объяснения этих процессов в 1960-1970-х годах были предложены альтернативные теории международной торговли, построенные на принципиально новых предпосылках, признающие наличие неоптимального использования факторов производства и различной степени монополизации рынков.

Торговля между странами со схожими факторными пропорциями объясняется в рамках «новой теории международной торговли», созданной П. Кругманом, К. Ланкастером и несколькими другими экономистами.16 (Именно за развитие данной теории Пол Кругман был удостоен Нобелевской премии в 2008 году). Специализация стран на определенных товарах происходит не за счет сравнительных преимуществ, а на основе экономии масштаба, которая представляет собой развитие производства в условиях, когда увеличение затрат факторов на единицу влечет за собой рост выпуска превышающий единицу. Именно международная торговля, предоставляя более широкие возможности для сбыта продукции, дает больший потенциал для использования эффекта масштаба. Реализация эффекта масштаба внутри одной фирмы (внутренний эффект масштаба), как правило, приводит к нарушению совершенной конкуренции, поскольку влечет за собой повышение концентрации производства и укрупнение фирм, становящихся монополистами. Таково объяснение торговли в условиях монополистической конкуренции. Внешний эффект масштаба предполагает, что увеличивается число компаний, производящих одни и те же товары, при том, что размер каждой из них не изменяется, данный эффект ведет к возникновению совершенной конкуренции. Таким образом, модель объясняет причины международной торговли дифференцированными продуктами одних и тех же отраслей, то есть внутриотраслевую торговлю, доля которой постоянно растет. Тем не менее, данный подход следует все же рассматривать не как отрицание, а как дополнение к классическим теориям, объясняющим межотраслевую торговлю.

То же явление (международная торговля дифференцированными продуктами одних и тех же отраслей) почти на 20 лет ранее шведский экономист С. Линдер пытался объяснить с точки зрения спроса.17 Гипотеза преобладающего спроса Линдера базируется на предположении о влиянии структуры спроса, зависящей от уровня дохода на душу населения и потребительских предпочтений, на характер торговли. Согласно модели, страна экспортирует те товары, удельный вес которых значителен в ее внутреннем потреблении. Соответственно, торговля будет активно развиваться именно между странами близкими по уровню жизни и структуре внутреннего спроса и, вопреки прогнозам неоклассической модели страны со схожими предпочтениями будут торговать между собой скорее больше, чем меньше.

Иной подход в середине 1960-х предложил американский экономист Р. Вернон.18 Его динамическая модель торговли основана на теории жизненного цикла продукта. На основе эмпирического материала о зарубежной деятельности американских фирм в послевоенный период, он выстроил модель торговли, структура которой меняется в зависимости от стадии жизненного цикла товара. Так на ранних стадиях, когда конкурентным преимуществом являются технологии и квалификация работников, товары создаются и экспортируются наиболее развитыми странами. По мере расширения рынков сбыта производство перемещается в развивающиеся страны, преимуществом которых являются низкие издержки. На стадии упадка не только производство и экспорт, но и импорт концентрируются в развивающихся странах. Данная модель достаточно точно описывает международную торговлю высокотехнологичными товарами с длительным жизненным циклом.

Одна из наиболее молодых концепций международной торговли – теория конкурентных преимуществ Майкла Портера, разработанная им в начале 1990-х годов.19 Эту теорию отличает системный подход, в котором исходная наделенность факторами производства представляет лишь основу для продвижения страны на мировом рынке, ключевые же преимущества создаются в экономике на основе эффективного функционирования бизнеса и действенных стратегий. Данная модель получила широкое практическое применение, послужив теоретической базой для расчета основных индексов международной конкурентоспособности Всемирного Экономического Форума (ВЭФ) и Международного Института по Развитию Менеджмента (МИРМ), о чем пойдет речь далее в данной главе. Подход М. Портера, подчеркивающий роль микроэкономических основ международной конкурентоспособности, а также критические оценки и общий вклад модели в развитие теории международной торговли подробнее рассмотрены во 2 главе данной работы.

Эволюция теорий международной торговли дает обширное представление о ее роли в экономическом развитии стран. Со времен эпохи Великих географических открытий и до сегодняшнего дня международная торговля является базой конкурентоспособности страны на мировом рынке. В ХХ веке глобализация еще более повысила значение данного фактора. Так, по словам российских исследователей мировой экономики, с конца 1950-х годов «начался невиданный прежде рост международного экономического обмена, заметно обгонявший рост производства. В результате внешнеторговая квота мировой экономики за прошедшие 100 лет почти удвоилась, приблизившись к 40%».20

Однако необходимо отметить, что торговые позиции не являются единственной детерминантой международной конкурентоспособности страны. Все большее значение приобретают другие факторы, обеспечивающие макроэкономическую стабильность и достойный уровень жизни населения, то есть устойчивый экономический рост в долгосрочном периоде. Наиболее конкретно на вопрос «Каким образом этого добиться?» отвечает современная теория экономического роста.

Именно теория экономического роста, сформировавшаяся как специализированное экономическое направление в ХХ веке, дает формализованную трактовку причин экономического благосостояния стран в долгосрочном аспекте. Международная конкурентоспособность во многом зависит от типа экономического роста, соответственно и ее теоретические основы в большой степени базируются на моделях, тем или иным образом, объясняющих его причины, что обуславливает необходимость несколько подробнее остановится на рассмотрении моделей экономического роста, в особенности, теорий новой волны.

Исследователи отмечают тесную связь между развитием теории экономического роста и конъюнктурой мировых рынков. Так можно выделить сменяющие друг друга периоды преобладания краткосрочной теории цикла (1930-е, 1970-е годы) и долгосрочной теории роста (1940-1960-е, 1980-е). Отмечается также, что особое внимание к теориям цикла приходилось на периоды ярко выраженных циклических колебаний, тогда как теория роста выходила на первый план в периоды, когда экономическая динамика имела более гладкую траекторию.21 Предположим по аналогии, что глобальный экономический кризис, начавшийся в 2008 году, скорее всего, пробудит новую волну интереса к вопросам цикличности в экономике, которые в предыдущие годы роста отошли на второй план. В то же время, с 1980-х годов активно развивалась и теория международной конкурентоспособности, занимавшаяся параллельно с теориями роста поиском основ долгосрочного процветания стран.

Начало теории экономического роста в современном ее понимании положили модели экономистов кейнсианской школы Р. Харрода и Е. Домара, показавшие возможность существования экспоненциального роста на базе изменений производительности и процесса накопления капитала.22 Затем на долгие годы основным теоретическим течением в теориях долгосрочного экономического роста стала неоклассическая теория, сформулированная в 1950-е годы, в первую очередь, благодаря, Роберту Солоу и Тревору Свану. Теория сконцентрирована вокруг вопросов накопления капитала и взаимосвязи труда и капитала - ключевых факторов производства, их связи с экзогенными факторами производительности — техническим прогрессом, и соответственно достижения устойчивого сбалансированного роста и развитию основных тенденций роста реальных экономических параметров.23

Для целей данного исследования наибольшее внимание следует уделить теориям экономического роста новой волны, совершившим переворот в теории в 1980-х годах и активно развивающимся до сих пор. Основой новых моделей послужили накопленные результаты многочисленных эмпирических исследований, зачастую противоречащие или не имеющие объяснения в рамках базовых теорий роста. Основываясь на задачах, поставленных новой эмпирикой, основное внимание в теориях экономического роста уделяется моделям, позволяющим объяснить воздействие субъективных (институциональных и поведенческих) факторов на рост в долгосрочном периоде, а также раскрыть механизм технического прогресса и влияющих на него параметров. Модели новой волны рассматривают технический прогресс уже не как экзогенный, а как эндогенный фактор, пытаясь объяснить его источники в рамках самой модели, что и обусловило другое название данной группы теорий – модели эндогенного экономического роста.

На основе исследования, проведенного Ю.В. Шараевым, можно предложить классификацию теорий эндогенного роста. Эмпирические и теоретические разработки новой волны выявляют связь экономического роста и разнообразных факторов, таких как:


  1. Развитие уровня науки и техники и в целом уровня знаний:

  • внешние эффекты обучения на практике,

  • человеческий капитал,

  • структура возникновения и реализации инноваций.

  1. Свобода торговли и открытость экономики.

  2. Технологические изменения и рост населения (на основе мальтузианских идей).

  3. Неравенство в распределении доходов (а также вытекающая отсюда проблема неравенства в других аспектах, в частности, в доступности образования).

  4. Аспекты экономической политики и политического устройства:

  • уровень демократии и политических свобод,

  • уровень коррупции и взяточничества,

  • безработица,

  • циклы,

  • рыночная структура.

  1. Этнографические, религиозные факторы, традиционные устои общества (все, что объединяется в понятие «социальный капитал»).

  2. Загрязнение окружающей среды.24

Отметим, что одним из популярных объяснений причин экономического роста является влияние внешней торговли и открытости, что перекликается с выводами теорий международной торговли, рассмотренных выше. Наибольшую известность и распространение получили модели, подчеркивающие роль знаний, научных исследований и человеческого капитала, разработкой которых в частности занимались П. Ромер и Р. Лукас.

В своих статьях П. Ромер математически обосновывает роль сознательных действий людей по развитию знаний и НИОКР в достижении технологического прогресса. Его модель обучения на практике показывает возможность существования на основе технического прогресса устойчивого роста с постоянным темпом прироста, являющегося следствием обучения работников в процессе их основной деятельности. Получаемый результат присваивается компаниями-работодателями как внешний эффект.25 Другая его модель обсуждает проблему технологического разрыва и разрыва в знаниях между богатыми и бедными странами, вплотную подходя к вопросам международной конкурентоспособности.26 Не отрицая тот факт, что техническая основа важна, Ромер указывает, что основной причиной распространенной по всему миру бедности является разрыв в уровне знаний, который может быть сокращен со сравнительно низкими издержками. Более того, перемещение знаний в целях сокращения разрыва, создает выгоды от торговли, которые могут быть разделены принимающей страной и поставщиками знаний.

Введение понятия человеческий капитал как фактора производства дает другую возможность объяснения экономического роста. Модель Р. Лукаса анализирует возможность постоянного роста экономики на основе накопления персонифицированного человеческого капитала, осуществляемого в особом сегменте системы образования.27 Данная модель подчеркивает роль человеческого капитала как фактора, накопление которого на основе персонального подхода к образованию становится источником устойчивого роста, наравне с собственно техническим прогрессом и его развитием.28

Особым фактором экономического роста и международной конкурентоспособности можно назвать институты и уровень их развития в стране. Это явление подробно изучается в рамках институционализма (Т. Веблен, У.К. Митчелл, Дж.Р. Коммонс) и более поздних вышедших из него теорий. По словам Р.М. Нуреева институционалисты «пытались отразить в экономической теории не только формальные модели и строгие логические схемы, но и живую жизнь во всем ее многообразии».29 Такой подход особенно близок теории международной конкурентоспособности, задачей которой является выявление реальных механизмов, ведущих к процветанию или упадку страны, с учетом не только сугубо экономических, но и широкого ряда других факторов.

Эконометрические исследования второй половины 90-х годов ХХ века на основе сопоставлений стран и обоснования механизмов воздействий разнообразных факторов на экономический рост, доказали экономическое значение различных групп институтов.30 Как пишет А.А. Аузан: «К настоящему времени выполнено около десятка подобных масштабных и дорогостоящих проектов, которые, различаясь деталями, показывают статистически достоверную позитивную связь между показателями экономического роста стран и «качеством» функционирующих в них институтов: чем выше индикаторы последнего, тем выше и устойчивее, в общем случае, демонстрируемые показатели экономического роста».31

Вопрос о воздействии институтов на экономический рост и эффективность экономики неоднократно затрагивалась и в работах основателей новой институциональной экономической теории. Так Д. Норт в своей книге «Институты, институциональные изменения и функционирование экономики» предлагает объяснение значительного изменения относительных позиций двух могущественных держав - Англии и Испании, которое произошло в Новое время, после продолжительного равенства их позиций в XVI-XVII вв. Согласно его подходу, причиной стагнации в Испании и экономического роста Англии являются не ресурсы как таковые, а система взаимоотношений экономически активного дворянства и королевской власти, то есть институциональные основы общества. В результате базовых политико-экономических правил, принятых в этих странах, Великобритания стала мировой державой, а Испания превратилась в европейскую экономику второго эшелона.32

Вопросы возникновения и развития социальных институтов ставятся также в рамках эволюционной экономики (Р. Нелсон, С. Уинтер, Л. Магнусон, Д. Ходжсон, У. Витт и др.). С этой точки зрения, эволюция общества представляется как процесс естественного отбора институтов. В рамках данного направления экономические процессы рассматриваются как спонтанные, открытые и необратимые; они порождены взаимодействием внутренних и внешних параметров и проявляются в структурных экономических изменениях.33 Существенное влияние на эволюционную теорию оказал А. Алчиян, считавший, что экономика любой страны пребывает в состоянии неопределенности, проистекающей из несовершенства предвидения и ограниченности человеческого знания.34 Применимость такого подхода к международной конкуренции А.В. Ишханов объясняет следующим образом: «В таких условиях страны, накопившие устойчивый потенциал знаний, оказываются впереди всех, диктуя направление движения».35 С этих позиций, конкуренцию стран на мировой арене, в определенном смысле, можно уподобить конкуренции видов в живой природе.

Прежде чем приступить непосредственно к теории международной конкурентоспособности, необходимо определить суть конкуренции и ее роль в экономическом развитии. Для целей данной работы небезынтересно следующее определение: «теория рыночной конкуренции – это макроэкономика, увиденная сквозь призму микроэкономики».36 Конкуренция между странами происходит опосредовано, означая укрепление относительных позиций в мире, напрямую же конкурируют именно фирмы. Микроэкономические основы подчеркиваются также в рамках исследований М. Портера, подробнее о которых говорится во второй главе работы.

Согласно анализу, проведенному О.Н. Беленовым, А.А. Анучиным, в экономической науке можно выделить несколько подходов к пониманию конкуренции:37



  1. Поведенческий подход (классики политэкономии). Конкуренция является аналогом понятия «соперничество» и показывает действительное поведение рыночных агентов, нацеленное на завоевание лидирующего положения на рынке.

  2. Структурная концепция конкуренции смещает акцент на анализ структуры рынка. Уровень конкуренции здесь определяет структуру рынка, обуславливает поведение его субъектов.

  3. Функциональный подход (Й. Шумпетер). Конкуренция как борьба «старого» с «новым», инновационного с традиционным способом производства.

Следует отметить, что концепция Й. Шумпетера затрагивает не только теорию конкуренции, но и вопросы экономического роста и развития, а также институциональный и эволюционный подходы. Шумпетерианская конкуренция – это созидательное разрушение, в котором компании растут, выживают или умирают. Развитие экономики, с этой позиции, представляется как преодоление новаторами-предпринимателями сковывающих рамок сложившихся правил и норм.38 Динамический анализ природы капиталистической экономики Шумпетера существенно повлиял на современные теории конкурентоспособности, подчеркнув, в частности, роль предпринимательства и инноваций в экономическом развитии.

Все чаще исследователи вопросов конкуренции, обращают внимание на роль кооперации во взаимоотношениях экономических субъектов различного уровня. Если речь идет о конкурентоспособности стран, такая постановка вопроса становится еще более актуальной, так как сложно представить стабильное и равномерное экономическое развитие в современном глобальном мире без взаимодействия и сотрудничества стран. Наиболее яркими примерами международного сотрудничества могут служить Международная космическая станция (совместный международный проект, в котором участвуют 23 страны) или Большой адронный коллайдер (в его строительстве и исследованиях участвовали и участвуют более 10 000 учёных и инженеров из более чем 100 стран).

Впервые научные подходы к вопросу кооперации в социальных взаимоотношениях были обозначены в работах П.А. Кропоткина, продемонстрировавшего важную роль кооперации в становлении различных экономических систем от древнейших аграрных обществ и средневековых городов до современных ему промышленных стран XIX века.39 В настоящее время конкуренция и кооперация рассматриваются в качестве взаимодополняющих категорий, определяющих многие параметры развития, не только экономистами, но и в более широком плане исследователями социальных и политических явлений.40 В приложении к вопросам конкурентоспособности следует упомянуть теорию предпринимательских экосистем Дж.Ф. Мура, подчеркивающую роль кооперации для внедрения инноваций. Теория соконкуренции А.М. Бранденбургера и Б.Дж. Нейлбаффа показывает необходимость сотрудничества как дополнения к конкуренции, то есть субъекты, конкурирующие в одном случае, в другой ситуации могут быть успешными партнерами.41 Примером может служить роль кластеров в национальной конкурентоспособности, когда конкуренция фирм кластера на внутреннем рынке зачастую выливается в совместную экспансию за рубежом, закладывая фундамент международных успехов. Такой подход позволяет более широко взглянуть на конкуренцию, подчеркивая взаимную выгоду всех участников рынка, и предполагает возможность получения конкурентных преимуществ на основе взаимовыгодного сотрудничества.

Концепция международной конкурентоспособности сформирована, в большой степени, под влиянием рассмотренных выше теорий. Традиционно важное место уделяется международным торговым отношениям и месту страны на мировом рынке, хотя этот фактор уже давно перестал рассматриваться как единственный. Все большую роль в оценке национальной конкурентоспособности играют технологический прогресс, инновационная составляющая и институциональное развитие как основа сбалансированного экономического роста. В методологическом плане ощущается влияние эволюционного подхода (взаимоотношение субъектов в условиях неопределенности внешней среды), а также нацеленность на долгосрочный период и выявление причин богатства стран и различий между ними (доминанта теорий экономического роста).42 Конкуренция субъектов рынка различного уровня и микроэкономические аспекты зачастую становятся предметом пристального внимания исследователей международной конкурентоспособности. Такое разнообразие подходов и необходимость учета большого числа разнородных факторов выявляет комплексность парадигмы международной конкурентоспособности и обусловливает сложность задачи формирования единой теории.




Поделитесь с Вашими друзьями:
1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   19


База данных защищена авторским правом ©nethash.ru 2017
обратиться к администрации

войти | регистрация
    Главная страница


загрузить материал