Тдел по проведению исследований



Pdf просмотр
страница1/4
Дата13.02.2017
Размер0.59 Mb.
Просмотров329
Скачиваний0
  1   2   3   4

О
ТДЕЛ ПО ПРОВЕДЕНИЮ ИССЛЕДОВАНИЙ


_______________________

Интернет: прецедентная практика
Европейского Суда по правам человека
ЕВРОПЕЙСКИЙ СУД ПО ПРАВАМ ЧЕЛОВЕКА

©
Совет Европы/Европейский Суд по правам человека, 2011
Данный отчет был подготовлен Отделом по проведению исследований и Европейский
Суд не несет ответственности за его содержание. Отчет касается прецедентной практики (уже разрешенных Судом дел или дел, находящихся на его рассмотрении) по июнь 2011 года. Редакционные изменения были внесены в декабре 2011 года.
Данный отчет доступен по ссылке www.echr.coe.int
(Прецедентная практика – Анализ прецедентной практики – Отчеты о проведении исследований).
К сведению издательских компаний или иных организаций: для получения более подробной информации относительно воспроизведения содержимого данного отчета
(
или его перевода) для публикации в печатном виде или в Интернете, просьба обращаться по адресу: publishing@echr.coe.int

ВВЕДЕНИЕ
По требованию Совета Европы Специализированная рабочая группа по информационному обществу и управлению использованием Интернета Отдел по проведению исследований Канцелярии Европейского Суда провел исследование прецедентной практики Суда по вопросам, касающимся Интернета.
Целью проведения исследования являлась подготовка отчета Специализированной рабочей группе для представления его на конференции, организованной Федеральным министерством по европейским и международным делам Австрии и Советом Европы по теме “Наш Интернет – наши права, наши свободы – о выработке стратегии Совета
Европы по управлению использованием Интернета в 2012-2015 гг.” (г. Вена, 24-
25 ноября 2011 г.).
1 1
Ссылка на сайт конференции в Интернете: www.coe.int/t/informationsociety/conf2011,

И
НТЕРНЕТ
:

ПРЕЦЕДЕНТНАЯ ПРАКТИКА
Е
ВРОПЕЙСКОГО СУДА ПО ПРАВАМ ЧЕЛОВЕКА

4
©
Совет Европы/Европейский Суд по правам человека, 2011
I.

УПРАВЛЕНИЕ ИСПОЛЬЗОВАНИЕМ ИНТЕРНЕТА –
ВОПРОСЫ ЮРИСДИКЦИИ
Отделу по проведению исследований было поручено изучить юриспруденцию
Европейского Суда по вопросам юрисдикции в связанных с Интернетом делах. С самого начала необходимо отметить, что термин “юрисдикция” главным образом означает полномочия суда по рассмотрению и разрешению дела или по выдаче определенного распоряжения. Однако, этот термин также употребляется для обозначения территориальных границ, в пределах которых может осуществляться юрисдикция суда. В этом отношении полезным было бы учитывать, что юрисдикция является аспектом суверенитета Государства и по этой причине имеет географические границы.
Далее, важно понимать, какой тип “вопросов юрисдикции” возникает в делах, касающихся Интернета. Как было указано выше, юрисдикция традиционно основывается на территории. Однако, сделки, проводимые по Интернету, и публикации в нем, обычно пересекают много границ. Другими словами, в большинстве случаев в делах, касающихся Интернета, присутствует трансграничный элемент. Это вызывает, среди прочего, вопросы по поводу обстоятельств, при которых суд может осуществлять юрисдикцию в отношении ответчика, расположенного или проживающего в стране, отличной от той, в которой была подана жалоба о предполагаемом преступлении или гражданско-правовой правонарушении, совершенном по Интернету.
Этот вопрос, однако, должен в первую очередь разрешаться национальными судами, применяющими соответствующие принципы международного частного права по вопросу юрисдикции. Этот вопрос напрямую не касается Европейского Суда.
Действительно, это было подтверждено в недавнем деле Преминины против России
[Premininy v. Russia] (
жалоба № 44973/04, Постановление от 10 февраля 2011 г.).
Заявителями выступали два российских гражданина, проживающие в России. В России они находились в заключении по подозрению во взломе онлайновой системы безопасности американского банка “Грин Пойнт Бэнк” (Green Point Bank) в 2001 году, краже базы данных о клиентах и вымогательстве денег в обмен на обещание не публиковать базу данных в Интернете. Первый заявитель жаловался на избиения в период предварительного заключения и отсутствие эффективного пересмотра его ходатайства об освобождении из-под стражи. Дело рассматривалось российскими судами, которые установили, что они обладали компетенцией по рассмотрению дела.
Компетенция российских судов по рассмотрению дела не оспаривалась в Европейском
Суде. Таким образом, Европейский Суд просто рассмотрел поставленные перед ним вопросы, а именно, жалобы на содержание под стражей по статьям 3 и 5 Конвенции, без какого-либо дальнейшего упоминания о юрисдикции.
На этой стадии важно помнить о том, что Европейский Суд будет осуществлять свою “юрисдикцию” только если можно установить, что предполагаемое нарушение каким-либо образом относится на счет Высоких договаривающихся сторон Конвенции или можно установить, что предполагаемое нарушение имело место в пределах юрисдикции одного из этих Государств. Если эти условия не могут быть выполнены, жалоба будет отклонена по соображениям, связанным с географической (ratione loci) или личной (ratione personae) неподсудностью. Таким образом, возможно, что традиционная прецедентная практика Европейского Суда по основаниям неприемлемости, связанным с географической (ratione loci) или личной (ratione
personae
) неподсудностью может иметь значение в делах, касающихся Интернета в будущем. В этом отношении Решение Европейского Суда по делу Бен эль Махи против
Дании [Ben El Mahi v. Denmark] (жалоба № 5853/06, ECHR 2006-XV) может иметь

И
НТЕРНЕТ
:

ПРЕЦЕДЕНТНАЯ ПРАКТИКА
Е
ВРОПЕЙСКОГО СУДА ПО ПРАВАМ ЧЕЛОВЕКА

©
Совет Европы/Европейский Суд по правам человека, 2011 5 особое значение для разрешения будущих дел, касающихся Интернета. В деле Бен эль
Махи [Ben El Mahi] Европейский Суд установил отсутствие юрисдикционной связи между заявителями, один из которых был гражданином Марокко и два –
Марокканскими ассоциациями, зарегистрированными в Марокко – и соответствующим
Государством-членом, Данией. Нельзя было утверждать, что заявители подпадали под юрисдикцию Дании по причине совершения экстратерриториального действия, которое в данном случае состояло в опубликовании карикатур. Соответственно, жалоба была признана несовместимой с положениями Конвенции и, как таковая, неприемлемой согласно статье 35 §§ 3 и 4 Конвенции.

И
НТЕРНЕТ
:

ПРЕЦЕДЕНТНАЯ ПРАКТИКА
Е
ВРОПЕЙСКОГО СУДА ПО ПРАВАМ ЧЕЛОВЕКА

6
©
Совет Европы/Европейский Суд по правам человека, 2011
Помимо этого, исследование показывает, что в настоящее время лишь малая часть дел, касающихся Интернета, затрагивает “вопросы юрисдикции”. В частности, можно упомянуть дело Перрин против Соединенного Королевства [Perrin v. the United
Kingdom] (
жалоба № 5446/03, ECПЧ 2005-XI). Дело касалось осуждения заявителя за публикацию на сайте в Интернете статьи непристойного характера. Заявителем выступал французский гражданин, проживавший в Соединенном Королевстве. Сайт в
Интернете поддерживался и контролировался компанией, зарегистрированной в
Соединенных Штатах Америки, которая действовала в соответствии со всеми местными законами. Заявитель являлся мажоритарным акционером компании.
Европейский Суд согласился с мотивировкой Апелляционного суда, а именно, с тем, что, если бы суды Соединенного Королевства могли рассматривать связанные с публикациями дела, только если место публикации подпадало под юрисдикцию судов, это поощряло бы издателей к публикации материала в странах, в которых возможность преследования невелика. Европейский Суд далее установил, что, являясь жителем
Соединенного Королевства, заявитель не мог утверждать, что законы Соединенного
Королевства не были объективно доступны ему. Более того, он осуществлял профессиональную деятельность с помощью сайта в Интернете и, следовательно, можно было ожидать, что при осуществлении своей деятельности он действовал с высокой степенью осмотрительности и обращался за юридическими консультациями.
Относительно соразмерности осуждения заявителя интересно было бы отметить, что факт того, что распространение соответствующих изображений могло быть законным в других Государствах, включая те, которые не являются Сторонами Конвенции, таких как Соединенные Штаты, не означал для Европейского Суда того, что, запретив такое распространение в пределах своей территории и подвергнув преследованию и осуждению заявителя, Государство-ответчик превысило имеющиеся у него пределы свободы усмотрения. Европейский Суд признал жалобу явно необоснованной по смыслу статьи 35 § 3 Конвенции.
II.

ЗАЩИТА ИНФОРМАЦИИ И ВОПРОСЫ ХРАНЕНИЯ, ЗНАЧИМЫЕ
В КОНТЕКСТЕ ИНТЕРНЕТА

1)

Сфера действия статьи 8 и личная информация
В соответствии с Конвенцией Совета Европы 1981 года о защите частных лиц в отношении автоматизированной обработки данных личного характера, “данные
личного характера” определяются как любая информация, относящаяся к определенному или поддающемуся идентификации лицу.
Защита и хранение данных личного характера, очевидно, попадает в сферу действия частной жизни, защищенной статьей 8 Конвенции. Статья 8 включает широкий круг вопросов – а именно, частную и семейную жизнь, дом и корреспонденцию:
Статья 8 устанавливает:
1.
Каждый имеет право на уважение его личной и семейной жизни, его жилища и его корреспонденции.
2.
Не допускается вмешательство со стороны публичных властей в осуществление этого права, за исключением случаев, когда такое вмешательство предусмотрено законом и необходимо в демократическом обществе в интересах национальной безопасности и общественного порядка, экономического благосостояния страны, в целях предотвращения беспорядков или преступлений, для охраны здоровья или нравственности или защиты прав и свобод других лиц.

И
НТЕРНЕТ
:

ПРЕЦЕДЕНТНАЯ ПРАКТИКА
Е
ВРОПЕЙСКОГО СУДА ПО ПРАВАМ ЧЕЛОВЕКА

©
Совет Европы/Европейский Суд по правам человека, 2011 7
Действительно, Европейский Суд указал, что защита данных личного характера имеет важнейшее значение для возможности лица осуществлять право на неприкосновенность частной и семейной жизни (дело С. и Марпер против
Соединенного Королевства [S. and Marper v. the United Kindgom] [Большая Палата], жалобы №№ 30562/04 и 30566/04, § 41, Постановление от 4 декабря 2008 г.).
Частная жизнь включает тайну передачи информации, охватывающую безопасность и секретность почтового, телефонного, электронного и иных форм передачи информации; и информационную тайну, которая предположительно, может включать тайну доступа к Интернету.
Концепция частной жизни, кроме того, включает элементы, касающиеся права лица на свое изображение (дело Шачча против Италии [Sciacca v. Italy], жалоба
№ 50774/99, § 29, EСПЧ 2005-I). Другими словами, фотографии или видеоклипы, которые содержат изображение лица, буду подпадать под сферу действия статьи 8. Это имеет значение при хранении фотографий на общественных или социальных сайтах в
Интернете. Запись голоса лица для проведения дальнейшего анализа представляет собой вмешательство в осуществление им права на неприкосновенность частной жизни
(см. дело П.Г. и Дж.Х. против Соединенного Королевства [P.G. and J.H. v. the United
Kingdom], жалоба № 44787/98, §§ 59-60, EСПЧ 2001-IX).
Публикация материала, полученного в общественных местах способом или с помощью мер, выходящих за рамки тех, которые можно обычно предвидеть, может также распространить сферу действия статьи 8 § 1 на соответствующую записанную информацию или материал (см. дело Пек против Соединенного Королевства [Peck v.
the United Kingdom], жалоба № 44647/98, §§ 60-63, EСПЧ 2003-I, касающееся раскрытия средствам массовой информации для целей трансляции видеосъемку заявителя, произведенную в общественном месте).
В деле Узун против Германии [Uzun v. Germany] (жалоба № 35623/05,
Постановление от 2 сентября 2010 г.) Европейский Суд установил, что наблюдение за заявителем посредством глобальной системы позиционирования и обработка и использование полученной таким образом информации являлось вмешательством в осуществление им своего права на неприкосновенность частной жизни, защищенного статьей 8 § 1.
2)

Основные принципы хранения информации, установленные в
прецедентной практике Европейского Суда
В то время как основной целью статьи 8 является, главным образом, защита лица от произвольного вмешательства государственных органов, неотъемлемой частью эффективного обеспечения неприкосновенности частной и семейной жизни могут быть
позитивные обязательства (см. дело Эйри против Ирландии [Airey v. Ireland],
Постановление от 9 октября 1979 г., § 32, Серия А, № 32).
Эти обязательства могут подразумевать принятие Государством мер, предназначенных для обеспечения неприкосновенности частной жизни, даже в области взаимоотношений частных лиц, например, пользователя Интернета и тех, кто предоставляет доступ к конкретному сайту в Интернете. Другими словами,
Государство несет позитивное обязательство по установлению эффективного сдерживающего средства против серьезных посягательств на личные данные лица иногда посредством применения эффективных уголовно-правовых положений (см. дело X и Y против Нидерландов [X and Y v. the Netherlands], Постановление от 26 марта
1985 г., §§ 23-24 и 27, Серия А, № 91; Огаст против Соединенного Королевства
[August v. the United Kingdom],
№ 36505/02, Решение от 21 января 2003 г.; и М.С.

И
НТЕРНЕТ
:

ПРЕЦЕДЕНТНАЯ ПРАКТИКА
Е
ВРОПЕЙСКОГО СУДА ПО ПРАВАМ ЧЕЛОВЕКА

8
©
Совет Европы/Европейский Суд по правам человека, 2011
против Болгарии [M.C. v. Bulgaria], жалоба № 39272/98, § 150, ЕСПЧ 2003-XII). Самое недавнее дело К.Ю. против Финляндии [K.U. v. Finland] (жалоба № 2872/02, § 43,
Постановление от 2 декабря 2008 г.) подчеркивает это позитивное обязательство в контексте жалобы, связанной с Интернетом.
Относительно Интернета Государство, возможно, могло бы нести ответственность в за поведение третьих сторон, осуществляющих хранение информации для частных лиц.
Сбор, хранение и раскрытие информации личного характера Государством, например, в отношении полицейского реестра, является вмешательством в осуществление права лица на неприкосновенность частной жизни, гарантированное статьей 8 § 1 Конвенции (дело Леандер против Швеции [Leander v. Sweden],
Постановление от 26 марта 1987 г., § 48, Серия А, № 116). Последующее использование находящейся на хранении информации не имеет значения для такого вывода (дело
Аманн против Швейцарии [Amann v. Switzerland] [Большая Палата], жалоба
№ 27798/95, § 69, ЕСПЧ 2000-II). Такое вмешательство нарушает статью 8, если оно не

предусмотрено законом” не преследует одну или более правомерных целей, указанных в параграфе 2 и, в дополнение, не является “необходимым в
демократическом обществе” для достижения этих целей. В деле Узун [Uzun]
(приведено выше, § 77), Европейский Суд пришел к выводу о том, что наблюдение за заявителем с помощью глобальной системы позиционирования, проводившееся по приказу Федерального генерального прокурора в целях проведения расследования нескольких эпизодов покушения на убийство, за которые взяла на себя ответственность террористическая организация, и для предотвращения дальнейших нападений с использованием взрывных устройств служило интересам национальной безопасности и общественного порядка, предотвращения преступлений и защиты прав жертв. В конце концов, вмешательство было соразмерно преследуемым правомерным целям и

необходимо в демократическом обществе” по смыслу статьи 8 § 2.
В случае хранения информации личного характера в интересах национальной безопасности должны существовать надлежащие и эффективные гарантии от злоупотреблений со стороны Государства. Когда такие гарантии существуют,
Европейский Суд может и не установить нарушения статьи 8. Информация о пользовании средствами телекоммуникации широко используется властями
Государства для целей осуществления наблюдения, поскольку для доступа к ней и ее хранения требуются малейшие затраты.
2
Случаи, когда Государство хранит личные записи, касающиеся детства лица, несомненно подпадают под сферу действия статьи 8 (дело Гаскин против Соединенного
Королевства [Gaskin v. the United Kingdom], Постановление от 7 июля 1989 г., § 37,
Серия А, № 160). Европейский Суд подчеркивает, что конфиденциальность общественных архивов имеет важное значение для получения объективной и достоверной информации, и что такая конфиденциальность может быть также необходима для защиты третьих лиц.
Аналогично, информация, хранящаяся в картотеке по результатам проведения тайного наблюдения, также подпадает под сферу действия статьи 8 (дело Аманн
[Amann]
, приведено выше). Соответствующий закон, разрешающий хранение такой информации, должен достаточно ясно указывать сферу действия и условия осуществления дискреционных полномочий властей.
Профессиональная или деловая активность не исключается из понятия “частной жизни” (см. дело Нимиц против Германии [Niemietz v. Germany], Постановление от
2
Хранение информации о пользовании средствами телекоммуникации и права человека: совместимость с Конвенцией всеобъемлющего хранения информации о дорожном движении, Патрик Брейер, Журнал европейского права, вып. 11, № 3, май 2005 г., стр. 365-375.

И
НТЕРНЕТ
:

ПРЕЦЕДЕНТНАЯ ПРАКТИКА
Е
ВРОПЕЙСКОГО СУДА ПО ПРАВАМ ЧЕЛОВЕКА

©
Совет Европы/Европейский Суд по правам человека, 2011 9
16 декабря 1992 г., § 29, Серия А, № 251-B; и Халфорд против Соединенного
Королевства [
Halford v. the United Kingdom
]
, Постановление от 25 июня 1997 г., § 42,
Сборник постановлений и решений, 1997-III). В случае, когда коммерческая или профессиональная деятельность осуществляется из частного дома лица, на нее распространяется понятие “жилища” (см., например, дело Халфорд [Halford], приведено выше). Следовательно, телефонные звонки из помещений, где осуществляется коммерческая деятельность, предположительно, подпадают под понятия “частной жизни” и “корреспонденции” для целей статьи 8. Логично было бы заключить, что электронные сообщения, отправленные с работы, должны быть также защищены по статье 8, как и информация, полученная при наблюдении за использованием лицом Интернета (дело Копланд против Соединенного Королевства
[Copland v. the United Kingdom], жалоба № 62617/00, § 30, ЕСПЧ 2007-IV).
3)

Информация, полученная в ходе наблюдения
Часто информация собирается по результатам наблюдения, осуществляемого
Государством (см. дело Ротару против Румынии [Rotaru v. Romania] [Большая
Палата], жалоба № 28341/95, ЕСПЧ 2000-V). Относительно систем секретного наблюдения, необходимо отметить, что они должны содержать установленные законом гарантии, которые применяются к надзору за деятельностью соответствующих служб
(см. дело Вебер и Саравия против Германии [Weber and Saravia v. Germany] (Решение), жалоба № 54934/00, § 94, ЕСПЧ 2006-XI; и Либерти и другие против Соединенного
Королевства [Liberty and Others v. the United Kingdom], жалоба № 58234/00, § 62,
Постановление от 1 июля 2008 г.). Это объясняется тем, что система секретного наблюдения, разработанная для защиты национальной безопасности, несет в себе риск подрыва или даже разрушения демократии со ссылкой на необходимость ее защиты
(см. дело Класс и другие против Германии [Klass and Others v. Germany],
Постановление от 6 сентября 1978 г., §§ 49-50, Серия А, № 28). Таким образом,
Европейский Суд должен убедиться в том, что существуют надлежащие и эффективные гарантии от злоупотреблений (см. дело Узун [Uzun], приведено выше, § 63).
Вопросы тайного наблюдения приобретают еще большее значение в контексте
Интернета, поскольку непрерывная эволюция Интернет-технологий включала быстрое развитие в области создания оборудования и методов наблюдения за передачей информации онлайн. Телекоммуникационные компании каждый год предоставляют большое количество данных по передаче информации правительственным службам в ответ на законные требования.
3
Наблюдение национальных властей за использованием
Интернета и телефонными звонками вполне может оказаться в центре внимания дальнейших разбирательств в Европейском Суде по правам человека в будущем.
4)

Отбор и хранение отпечатков пальцев или клеточного материала и
хранение профилей ДНК
В деле МакВей, О’Нейл и Эванс против Соединенного Королевства [McVeigh,
O’Neill and Evans v. the United Kingdom]
(жалобы №№ 8022/77, 8025/77 и 8027, отчет
Комиссии от 18 марта 1981 г., Решения и отчеты 25, стр. 15, § 224), Комиссия впервые рассматривала вопрос об отборе и хранении отпечатков пальцев как составной части ряда следственных мероприятий. Она согласилась с тем, что, по крайней мере, некоторые мероприятия являлись вмешательством в частную жизнь заявителей,
3
Хранение данных о передаче информации в развивающемся Интернете, Йен Броунли, Международный журнал права и информационных технологий, Оскфорд Юниверсити пресс, 2010 г.

И
НТЕРНЕТ
:

ПРЕЦЕДЕНТНАЯ ПРАКТИКА
Е
ВРОПЕЙСКОГО СУДА ПО ПРАВАМ ЧЕЛОВЕКА

10
©
Совет Европы/Европейский Суд по правам человека, 2011 оставив открытым вопрос о том, будет ли хранение только отпечатков пальцев являться таким вмешательством.
В деле Киннунен против Финляндии [Kinnunen v. Finland] (жалоба № 24950/94,
Решение Комиссии от 15 мая 1996 г.) пришла к выводу о том, что отпечатки пальцев и фотографии, находившиеся на хранении после ареста заявителя, не являлись вмешательством в его частную жизнь, поскольку они не содержали каких-либо субъективных оценок, которые требовали бы опровержения. Комиссия отметила, однако, что соответствующая информация была уничтожена через девять лет по требованию заявителя.
В деле Ван дер Вельден против Нидерландов [Van der Velden v. the Netherlands]
(Решение) (жалоба № 29514/05, ЕСПЧ 2006-XV (выдержки)), Европейский Суд отграничил ситуацию от той, по которой Комиссия приняла решение в деле Киннунен
против Финляндии [Kinnunen v. Finland]. Европейский Суд посчитал, что, учитывая, в частности, возможности использования клеточного материала в будущем, систематическое хранение этого материала выходило за рамки хранения материала с идентифицирующими характеристиками нейтрального характера, такого как отпечатки пальцев, и достаточной значительно вторгалось в частную сферу для того, чтобы квалифицироваться как вмешательство в осуществление права на неприкосновенность частной жизни, установленное статьей 8 Конвенции. Тем не менее, в этом деле
Европейский Суд признал жалобу явно необоснованной, поскольку сбор и хранение профилей ДНК служили правомерным целям предотвращения преступлений и защиты прав и свобод других лиц, и что при указанных обстоятельствах можно было утверждать, что эти меры были “необходимы в демократическом обществе”.
Европейский Суд последовал подходу, установленному делом Ван дер Вельден [Van
der Velden] в деле С. и Марпер [S. and Marper], приведенном выше. Учитывая быстрые темпы прогресса в области генетики и информационных технологий, Европейский Суд не мог исключить возможность того, что в будущем интересы частной жизни, связанные с генетической информацией, могут подвергнуться отрицательному воздействию новым способом или таким образом, который сегодня нельзя точно представить. Следовательно, хранение как клеточных образцов, так и профилей ДНК обнаруживало вмешательство в осуществление заявителями права на неприкосновенность частной жизни. В деле С. и Марпер [S. and Marper], приведенном выше, Европейский Суд согласился с тем, что правомерная заинтересованность в предотвращении преступлений могла бы получить приоритет над интересами субъектов данных. Однако, представляется, что Англия, Уэльс и Северная Ирландия были единственными государствами, водящими в состав Совета Европы, которые разрешали бессрочное хранение отпечатков пальцев или материалов ДНК любого лица любого возраста, подозреваемого в совершении любого подлежащего регистрации преступления. Кроме того, Европейский Суд посчитал, что хранение данных лиц, которые не были признаны виновными, может иметь особенно пагубные последствия в случае несовершеннолетних, таких как первый заявитель, принимая во внимание их особую ситуацию и важность их развития и интеграции в обществе. Установив нарушение статьи 8, Европейский Суд постановил, что хранение в ситуациях, которых касалось дело, являлось несоразмерным вмешательством в осуществление заявителями права на неприкосновенность их частной жизни и не могло рассматриваться как необходимое в демократическом обществе.
Дальнейшие дела по этому вопросу были коммуницированы Европейским Судом. В деле Десеюник против Франции [Deceuninck v. France] (жалоба № 47447/08, коммуницировано 26 апреля 2010 г.) заявитель жалуется на то, что приказ, требующий отбора образцов ДНК после его осуждения за уничтожение генетически



Поделитесь с Вашими друзьями:
  1   2   3   4


База данных защищена авторским правом ©nethash.ru 2017
обратиться к администрации

войти | регистрация
    Главная страница


загрузить материал