Семнадцатый арбитражный апелляционный суд



Скачать 299.09 Kb.
Дата01.11.2016
Размер299.09 Kb.
Просмотров153
Скачиваний0
ТипАнализ

Семнадцатый арбитражный

апелляционный суд
Анализ судебной практики по вопросам защиты интеллектуальных прав






Одобрен президиумом

Семнадцатого арбитражного

апелляционного суда 26.06.2015

В соответствии с приказом Семнадцатого арбитражного апелляционного суда от 30.12.2014 №126-о «Об утверждении Плана работы Семнадцатого арбитражного апелляционного суда на первое полугодие 2015 года» проведен анализ судебной практики по делам, связанным с разрешением споров о защите интеллектуальных прав.

В 2014 году судьями Семнадцатого арбитражного апелляционного суда рассмотрено 111 дел по спорам, связанным с охраной интеллектуальной собственности, что на 26,1% больше, чем в 2013 году (88 дел).

Судом кассационной инстанции в 2014 году было пересмотрено 44 дела (39,6% от количества дел, рассмотренных апелляционным судом по анализируемой категории дел), из них 19 судебных актов отменено, что составляет 43,2% от количества пересмотренных судом кассационной инстанции дел и 17,1% от количества рассмотренных судом апелляционной инстанции дел данной категории. Для сравнения в 2013 году было пересмотрено 42 судебных акта (47,7%), из которых 3 отменено (7,1% от количества пересмотренных и 3,4% от количества рассмотренных дел).


Из 111 дел, рассмотренных судом апелляционной инстанции в 2014 году, 43 дела (38,7%) – по искам Некоммерческого партнерства по содействию защите прав на интеллектуальную собственность «Эдельвейс» о взыскании компенсации за нарушение исключительных прав на аудиовизуальное произведение - мультипликационный сериал "Маша и Медведь".

9 судебных актов, вынесенных по искам указанного лица, были пересмотрены Судом по интеллектуальным правам, из них 6 отменено.

В результате анализа судебной практики по таким спорам выявлено, что подтверждая законность решений судов первой инстанции об удовлетворении исков Некоммерческого партнерства по содействию защите прав на интеллектуальную собственность о взыскании компенсации за нарушение исключительных прав на аудиовизуальное произведение, апелляционный суд исходит, в том числе из следующего.
1. Статичное изображение персонажа аудиовизуального произведения в целях определения размера компенсации является нарушением исключительного права на аудиовизуальное произведение, учитывая, что в силу п. 7 ст. 1259 ГК РФ персонаж является самостоятельным объектом авторского права1.

Частью 7 ст. 1259 Гражданского кодекса Российской Федерации2 предусмотрено, что авторские права распространяются на часть произведения, на его название, на персонаж произведения, если по своему характеру они могут быть признаны самостоятельным результатом творческого труда автора и отвечают требованиям, установленным п. 3 настоящей статьи, то есть выражены в какой-либо объективной форме, в том числе в письменной, устной форме (в виде публичного произнесения, публичного исполнения и иной подобной форме), в форме изображения, в форме звуко- или видеозаписи, в объемно-пространственной форме.

Таким образом, применительно к требованиям п. 3, п. 7 ст. 1259 ГК РФ охране подлежит произведение, в котором персонаж понимается как часть произведения, содержащая описание или изображение того или иного действующего лица в форме (формах), присущей (присущих) произведению.

Из материалов дела следовало, что художественный замысел аудиовизуального произведения основан на взаимодействии ряда персонажей, в частности основных - "Маша" и "Медведь", а также второстепенных, например, "Заяц"; персонажи "Маша", "Медведь" и "Заяц" выражены в присущей аудиовизуальному произведению объективной форме и являются его неотъемлемой частью.

Охрана авторским правом персонажа произведения предполагает, в частности, что только автору или иному правообладателю принадлежит исключительное право использовать персонаж любым способом, в том числе путем переработки (пп. 9 п. 2 ст. 1270 ГК РФ).

Незаконное использование части произведения (персонажа), даже являющейся самостоятельным объектом гражданского оборота, означает нарушение исключительного права на само аудиовизуальное произведение, поскольку использование части произведения - это фактический способ использования этого произведения. Следовательно, незаконное использование персонажа произведения в целях определения размера компенсации является нарушением исключительного права на само произведение.


2. Лицо, которому исключительные права на аудиовизуальное произведение и его составляющие (персонажи) не передавалось, осуществив продажу товара с изображением персонажей произведения, нарушает исключительные права правообладателя на персонажей данного произведения3.

В силу ст. 493 ГК РФ, если иное не предусмотрено законом или договором розничной купли-продажи, в том числе условиями формуляров или иных стандартных форм, к которым присоединяется покупатель (ст. 428 ГК РФ), договор розничной купли-продажи считается заключенным в надлежащей форме с момента выдачи продавцом покупателю кассового или товарного чека или иного документа, подтверждающего оплату товара. Отсутствие у покупателя указанных документов не лишает его возможности ссылаться на свидетельские показания в подтверждение заключения договора и его условий.

Материалами дела подтверждалось, что в свободной розничной продаже у ответчика, осуществляющего предпринимательскую деятельность, приобретен товар, на котором нанесено изображение персонажей мультипликационного сериала "Маша и Медведь" - "Маша", "Медведь", "Белка", "Собака" и "Заяц".

Покупка, произведенная в целях самозащиты гражданских прав на основании ст. 12, 14 ГК РФ подтверждалась товарным чеком, на котором значится наименование ответчика, имеется оттиск печати, указание на ИНН.

Таким образом, апелляционный суд посчитал, что ответчиком совершена сделка по реализации товара, на котором изображены персонажи детского мультипликационного сериала "Маша и Медведь". При этом разногласий относительно сходства изображений, нанесенных на товар, с изображением персонажей "Маша", "Медведь", "Белка", "Собака" и "Заяц" участвующими в деле лицами не заявлялось (ч. 3, 3.1. ст. 70 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации4).

При таких обстоятельствах, апелляционный суд указал, что судом первой инстанции сделан правильный вывод о том, что ответчик, как лицо, которому исключительные права на аудиовизуальное произведение сериала "Маша и Медведь" и его составляющие (персонажи) не передавалось, осуществив продажу товара с изображением персонажей мультипликационного сериала "Маша и Медведь", нарушил исключительные права на персонажи данного произведения: "Маша", "Медведь", "Белка", "Собака" и "Заяц".


3. Договор, поименованный сторонами договором доверительного управления исключительными правами, исходя из его условий и субъектного состава может являться договором о передаче полномочий по управлению правами (ст. 1242 ГК РФ) и свидетельствовать о наличии у управляющего полномочий на обращение за судебной защитой прав правообладателя5.

При рассмотрении дела апелляционным судом было установлено, что по условиям договора доверительного управления исключительными правами, заключенного сроком на три года между правообладателем и некоммерческим партнерством, учредитель передает управляющему в доверительное управление на определенный в договоре срок исключительные права (на воспроизведение, распространение и переработку) на использование персонажей аудиовизуального произведения - мультипликационного сериала "Маша и Медведь", перечисленные в приложениях к договору (права), а управляющий обязуется осуществлять управление этими исключительными правами в интересах учредителя управления.

Сторонами согласован перечень прав, переданных в его рамках в доверительное управление:

- право на воспроизведение персонажей аудиовизуального произведения - мультипликационного сериала "Маша и Медведь", выраженные в какой-либо объективной форме, в том числе, в письменной, устной, в форме изображения, в форме звуко- или видеозаписи, в объемно-пространственной форме и другое;

- право на распространение персонажей мультипликационного сериала "Маша и Медведь" в какой-либо объективной форме, в том числе, в форме изображения, в форме звуко- или видеозаписи, в объективно-пространственной форме и другим любым способом: продавать, сдавать в прокат и иным, не запрещенным законом способом;

- право на переработку - создание производных от персонажей мультипликационного сериала "Маша и Медведь".

При этом договором так же предусмотрено, что управляющий вправе совершать в отношении переданных ему в доверительное управление исключительных прав любые юридические и фактические действия в интересах учредителя, в том числе, осуществлять защиту исключительных прав.

Согласно приложению к договору в доверительное управление переданы так же права в отношении персонажей мультипликационного сериала "Маша и Медведь", в том числе, "Медведь", "Маша".

Суд апелляционной инстанции, оценив буквальное содержание договора посчитал, что данный договор, названный сторонами договором доверительного управления исключительными правами, исходя из его условий и субъектного состава, по сути является договором о передаче полномочий по управлению правами (ст. 1242 ГК РФ) и свидетельствует о наличии у истца полномочий обращаться за защитой нарушенных прав правообладателя.

При этом апелляционным судом отклонены доводы ответчика о том, что по такого рода договорам права не могут быть переданы некоммерческому партнерству, поскольку, как указано выше, суд при оценке правовой природы данного договора исходил из его предмета, а не из наименования договора.


4. При рассмотрении дела о взыскании компенсации за нарушение исключительных прав суд должен с достоверностью установить факт наличия у правообладателя соответствующего права, оценив представленные в материалах дела доказательства6.

В соответствии со ст. 65 АПК РФ каждое лицо, участвующее в деле, должно доказать обстоятельства, на которые оно ссылается как на основание своих требований и возражений.

В доказательство авторства результата интеллектуальной деятельности - рисунков персонажей анимационного детского сериала под названиями: "Маша", "Медведь" в материалах дела имелось свидетельство о регистрации и депонировании произведения - результата интеллектуальной деятельности.

Согласно прилагаемому к свидетельству описанию, указанные рисунки персонажей к анимационному детскому сериалу состоят из двух персонажей: "Маши" и "Медведя". Каждый рисунок выполнен в цвете технологии трехмерной компьютерной графики.

Апелляционным судом было установлено, что впоследствии между автором (Лицензиар) и обществом (Лицензиат) заключен лицензионный договор о предоставлении права использования Произведений изобразительного искусства (исключительная лицензия), по которому Лицензиар предоставил Лицензиату на определенный срок за уплачиваемое вознаграждение право использования Произведений в установленных пределах, на условиях исключительной лицензии.

При этом указанным договором определено, что Произведениями являются оригинальные рисунки, изображающие персонажей предполагаемого к производству анимационного аудиовизуального произведения, под названиями "Маша", "Медведь", о депонировании которых Лицензиару выдано соответствующее свидетельство.

В договоре определены следующие способы использования Произведений: воспроизведение (изготовление в любой материальной форме, в том числе любые промышленные изделия (сувениры, предметы галантереи, текстильные, трикотажные изделия, игры, игрушки и т.д.); распространение экземпляров произведений, посредством их продажи, переработка, т.е. создание производных произведений любого рода (обработки, экранизации, аранжировки, инсценировки и тому подобного), независимо от формы выражения; включение их в состав других произведений, в том числе сложных объектов - аудиовизуальных произведений, включая анимационные.

Кроме того, материалами дела так же было подтверждено, что Лицензиар предоставляет Лицензиату на срок действия договора право использования Дополнительных Произведений, под которыми понимаются измененные изображения персонажей "Маша", "Медведь" способом трехмерной компьютерной графики.

Используя переданные автором произведения (в том числе дополнительные), а также создав новые, общество (при непосредственном участии творческого коллектива, действующего на основании соответствующих трудовых договоров, служебных заданий и договоров авторского заказа) организовало создание соответствующего аудиовизуального произведения - анимационного сериала.

Далее, между обществом (Правообладатель) и обществом "Маша и Медведь" (Приобретатель) были заключены договоры об отчуждении исключительного права на аудиовизуальное произведение (сериал "Маша и Медведь"), по которым Правообладатель передал Приобретателю исключительное право на сериал.

Кроме того, между автором (Лицензиар) и обществом "Маша и Медведь" (Лицензиат) заключен лицензионный договор о предоставлении права использования произведений изобразительного искусства (исключительная лицензия), по которому Лицензиар предоставил Лицензиату на определенный срок за уплачиваемое вознаграждение право использования Произведений в установленных пределах, на условиях исключительной лицензии с определением способов использования Произведений.

После приобретения в силу указанного договора права использования Произведений, а также приобретения в силу договора об отчуждении исключительного права на Сериал, общество "Маша и Медведь" организовало создание последующих серий Сериала.

Таким образом, приняв во внимание представленные в материалы дела доказательства суд апелляционной инстанции посчитал доказанным то обстоятельство,, что правообладателем исключительного права на использование в настоящее время изображении спорных персонажей "Маша" и "Медведь", выраженных в соответствующей объективной форме (рисунка, эскиза), является ООО "Маша и Медведь".
5. Принимая во внимание характер нарушения исключительных прав, незначительную стоимость приобретенного товара, отсутствие сведений о повторной реализации ответчиком товара с признаками контрафактности, с целью обеспечения сохранения баланса прав и законных интересов сторон, суд вправе снизить размер заявленной ко взысканию компенсации7

В п. 3 ст. 1252 ГК РФ указано, что в случаях, предусмотренных ГК РФ для отдельных видов результатов интеллектуальной деятельности или средств индивидуализации, при нарушении исключительного права правообладатель вправе вместо возмещения убытков требовать от нарушителя выплаты компенсации за нарушение указанного права. Компенсация подлежит взысканию при доказанности факта правонарушения. При этом правообладатель, обратившийся за защитой права, освобождается от доказывания размера причиненных ему убытков.

Размер компенсации определяется судом в пределах, установленных ГК РФ, в зависимости от характера нарушения и иных обстоятельств дела с учетом требований разумности и справедливости.

Правообладатель вправе требовать от нарушителя выплаты компенсации за каждый случай неправомерного использования результата интеллектуальной деятельности или средства индивидуализации либо за допущенное правонарушение в целом.

По правилам п. 3 ст. 1252, ст. 1301 ГК РФ при нарушении исключительного права правообладатель вправе вместо возмещения убытков требовать от нарушителя выплаты компенсации за нарушение указанного права в размере от десяти тысяч рублей до пяти миллионов рублей, определяемом по усмотрению суда.

В соответствии с п. 43.3 Постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации и Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации8 от 26.03.2009 N 5/29 "О некоторых вопросах, возникших в связи с введением в действие части четвертой Гражданского кодекса Российской Федерации"9, рассматривая дела о взыскании компенсации в размере от десяти тысяч до пяти миллионов рублей, суд определяет сумму компенсации в указанных законом пределах по своему усмотрению, но не выше заявленного истцом требования.

Размер подлежащей взысканию компенсации должен быть судом обоснован. При определении размера компенсации суд, учитывая, в частности, характер допущенного нарушения, срок незаконного использования результата интеллектуальной деятельности, степень вины нарушителя, наличие ранее совершенных лицом нарушений исключительного права данного правообладателя, вероятные убытки правообладателя, принимает решение, исходя из принципов разумности и справедливости, а также соразмерности компенсации последствиям нарушения. Размер компенсации определяется судом, исходя из конкретных обстоятельств дела, в том числе характера нарушения, срока незаконного использования, возможных убытков.

Оценив обстоятельства рассматриваемого дела, с учетом того, что реализация спорного товара без согласия правообладателя негативно влияет на его репутацию и влечет потерю покупательского спроса на оригинальную продукцию, а истцу как организации по управлению правами на коллективной основе принадлежит право требования компенсации за допущенное правонарушение в целом, но принимая при этом во внимание характер нарушения исключительных прав, незначительную стоимость приобретенного товара, отсутствие сведений о повторной реализации ответчиком товара с признаками контрафактности, с целью обеспечения сохранения баланса прав и законных интересов сторон, суды посчитали возможным снизить размер заявленной к взысканию компенсации.

Апелляционный суд отметил так же, что факт совершения одного нарушения исключительных прав сам по себе не свидетельствует о том, что с ответчика подлежит взысканию минимальный размер компенсации.

Суд апелляционной инстанции, исследовав изложенные в апелляционной жалобе доводы ответчика о чрезмерности отнесенного на него размера компенсации, оснований для признания выводов суда первой инстанции в данной части незаконными и необоснованными не нашел и дополнительно принял во внимание, что реализация спорного товара допущена ответчиком в ходе осуществления предпринимательской деятельности.


6. Удовлетворяя требования о взыскании компенсации за нарушение исключительных прав по иску организации управляющей коллективными правами, суд взыскивает компенсацию в пользу правообладателя, несмотря на то, что он привлечен к участию в деле в качестве третьего лица, не заявляющего самостоятельных требований относительно предмета спора10.

Согласно п. 6 Постановлением Пленума ВАС РФ от 18.07.2014 N 51 "О некоторых вопросах, возникающих при рассмотрении споров с участием организаций, осуществляющих коллективное управление авторскими и смежными правами" в случае если по иску организации по управлению правами на коллективной основе (в том числе аккредитованной организации) о взыскании с нарушителя убытков или компенсации за допущенное нарушение интеллектуальных прав конкретного правообладателя заявленные требования удовлетворены, суд указывает в резолютивной части судебного акта на взыскание соответствующей суммы в пользу этого правообладателя. Правообладатель также указывается в качестве взыскателя в отношении этой суммы в исполнительном листе.

Таким образом, поскольку правообладателем, исключительное право которого нарушено ответчиком является общество с ограниченной ответственностью "Маша и Медведь", компенсация подлежит взысканию в пользу данного лица.

Утверждение заявителя жалобы о том, что суд неправомерно взыскал компенсацию в пользу третьего лица, ООО "Маша и Медведь", а не в пользу истца, судом апелляционной инстанции отклонено с учетом вышеприведенных разъяснений.


7. Факт нарушения исключительных прав в отношении персонажей произведения подлежит установлению на основании непосредственного исследования доказательств (объектов, на которые переданы исключительные права, и объектов, нарушающих данные исключительные права)11.

По смыслу п. 1 ст. 1229, п. 1 и под. 2 п. 2 ст. 1270, п. 1 и подп. 6 п. 2 статьи 1324 ГК РФ нарушение прав правообладателя возможно не только путем реализации изображений самих персонажей, в отношении которых у правообладателя имеются исключительные авторские права, но и реализации изображений, сходных с ними, то есть ассоциирующихся с ними в целом, несмотря на их отдельные отличия.

В соответствии с п. 13 Информационного письма Президиума ВАС РФ от 13.12.2007 N 122 "Обзор практики рассмотрения арбитражными судами дел, связанных с применением законодательства об интеллектуальной собственности" вопрос о сходстве до степени смешения обозначений является вопросом факта и по общему правилу может быть разрешен судом без назначения экспертизы. Следовательно, вопрос о сходстве до степени смешения обозначений (персонажей), может быть разрешен судом с позиции рядового потребителя и специальных знаний не требует.

Согласно ст. 10 АПК РФ арбитражный суд при разбирательстве дела обязан непосредственно исследовать все доказательства по делу. Доказательства, которые не были предметом исследования в судебном заседании, не могут быть положены арбитражным судом в основу принимаемого судебного акта.

Указав, что в материалах дела отсутствуют экземпляры аудиовизуальных произведений на материальных носителях, представленные договоры не содержат графического изображения персонажей, апелляционный суд указал, что, у суда первой инстанции не имелось возможности сравнения объектов, права на которые переданы истцу, с фигурками и изображениями на представленном в материалы дела наборе фигурок, в связи с чем его вывод о нарушении исключительных прав истца в отношении персонажей мультипликационного сериала "Маша и Медведь": "Медведь", "Маша", "Белка" и "Заяц" не основан на имеющихся в материалах дела доказательствах.

Апелляционный суд отметил так же, что поскольку из представленных в материалы дела доказательств не представлялось возможным идентифицировать объекты, на которые истцу переданы исключительные права, и произвести их сравнение с приобретенным у ответчика товаром, оснований для удовлетворения исковых требований у суда первой инстанции не имелось.


В результате анализа судебной практики по иным делам исследуемой категории выявлены следующие подходы при рассмотрении соответствующих споров в зависимости от защищаемых прав:


  1. Права на произведения, персонажей


1.1. Исследуя вопрос о законности использования объекта авторского права в случае отсутствия согласия правообладателя, суд должен установить, являются ли экземпляры произведения правомерно введенными в гражданский оборот на территории Российской Федерации12.

Общество обратилось в арбитражный суд с иском к общественной организации о возложении на ответчика обязанности прекратить действия, нарушающие исключительные авторские права истца путем удаления изображений, исключительные права на которые принадлежат истцу, с сайта

Решением суда первой инстанции исковые требования удовлетворены.

Соглашаясь с решением суда первой инстанции, суд апелляционной инстанции исходил, в том числе из следующего.

В соответствии с п. 1 ст. 1259 ГК РФ произведения живописи, скульптуры, графики, дизайна, графические рассказы, комиксы и другие произведения изобразительного искусства являются объектами авторских прав.

Согласно п. 1 ст. 1229 ГК РФ правообладатель может по своему усмотрению разрешать или запрещать другим лицам использование результата интеллектуальной деятельности или средства индивидуализации. Отсутствие запрета не считается согласием (разрешением).

С учетом положений указанной нормы ответчик обязан доказать, что использование результата интеллектуальной деятельности осуществлялось либо с согласия правообладателя либо без его согласия, но в случае, когда такое использование допускается ГК РФ.

Апелляционным судом было установлено, что факт дачи согласия на использование спорных изображений истцом не подтверждается, ответчиком доказательств наличия такого согласия не представлено.

В силу ст. 1272 ГК РФ, если оригинал или экземпляры правомерно опубликованного произведения введены в гражданский оборот на территории Российской Федерации путем их продажи или иного отчуждения, дальнейшее распространение оригинала или экземпляров произведения допускается без согласия правообладателя и без выплаты ему вознаграждения, за исключением случая, предусмотренного статьей 1293 этого же Кодекса.

В соответствии с правовой позицией, изложенной в п. 33 постановления Пленума N 5/29, при применении ст. 1272 ГК РФ судам следует исходить из того, что установленный этой статьей принцип исчерпания прав применяется только к оригиналу или экземплярам произведения, правомерно введенным в гражданский оборот на территории Российской Федерации. Распространение контрафактных экземпляров произведений ст. 1272 ГК РФ не охватывается и в любом случае образует нарушение исключительного права на произведение, независимо от того, создан этот контрафактный экземпляр самим нарушителем или приобретен у третьих лиц.

Таким образом, исследуя вопрос о законности использования объекта авторского права в случае отсутствия согласия правообладателя, суд должен установить, являются ли экземпляры произведения правомерно введенными в гражданский оборот на территории Российской Федерации.

Доказывая обстоятельства правомерного введения спорных изображений в гражданский оборот, ответчик представил в материалы дела договор поставки, из содержания которого не представлялось возможным установить ни наименование, ни количество, ни ассортимент товара. При этом имеющиеся в деле товарные накладные свидетельствовали лишь о приобретении третьим лицом у истца 25 плакатов со спорными изображениями в одном экземпляре каждый.

Следовательно, правомерно введенными в гражданский оборот на территории Российской Федерации являются только эти товары, поскольку в таком случае произошло исчерпание прав на экземпляры произведений и их дальнейшее отчуждение может осуществляться без согласия правообладателя.

Вместе с тем из материалов дела следовало, что ответчик предлагал к продаже изображения, выполненные на ином материале и в других форматах, отличных от тех, в которых передавался товар по вышеназванным накладным, при этом без знака защиты правообладателя, содержащегося на оригиналах плакатов.

Поскольку предлагаемые ответчиком к продаже плакаты содержали в себе изображения, исключительные права на которые принадлежат истцу, доказательств правомерного их использования ответчиком представлено не было, суд апелляционной инстанции посчитал, что соответствующий товар обладает признаками контрафактности, нарушенные права истца подлежат судебной защите.


  1. Права на фирменное наименование


2.1. Удовлетворяя требования правообладателя о прекращении использование фирменного наименования, тождественного его фирменному наименованию или сходного с ним до степени смешения, суд не вправе удовлетворять требования о понуждении к изменению фирменного наименования, поскольку право заявлять соответствующее требование принадлежит органу, осуществляющему государственную регистрацию юридических лиц13.

Общество, в наименовании которого имеется слово "Правозащитник" обратилось в арбитражный суд к другому обществу, в наименовании которого так же имеется слово "Правозащитник", с иском о запрете ответчику использовать в фирменном наименовании слово "Правозащитник", обязании ответчика прекратить использовать слово "Правозащитник" на фирменной печати и документации, в рекламных объявлениях и иных способах связи; внести изменения в устав общества в части смены наименования, исключив из полного и сокращенного фирменного наименования слово "Правозащитник", представив в регистрирующий орган соответствующее заявление о государственной регистрации изменений фирменного наименования.

Решением суда исковые требования полностью удовлетворены.

Частично отменяя решение суда первой инстанции, апелляционный суд исходил, в том числе из следующего.

Право предъявить в суд на основании п. 5 ст. 1473 ГК РФ иск о понуждении к изменению фирменного наименования и только в том случае, если фирменное наименование юридического лица не соответствует требованиям п. 3 или п. 4 указанной статьи, принадлежит органу, осуществляющему государственную регистрацию юридических лиц.

В соответствии с ч. 3 ст. 15 АПК РФ, принимаемые арбитражным судом решения, постановления, определения должны быть законными, обоснованными и мотивированными.

Апелляционный суд указал, что вопреки этому требованию, судом первой инстанции правовые основания для возложения на ответчика обязанности по внесению изменений в его учредительные документы в обжалуемом судебном акте не указаны, в связи с чем решение суда первой инстанции изменено, как основанное на неправильном толковании п. 4 ст. 1474 ГК РФ при определении санкции за нарушение правил п. 3 указанной статьи, в удовлетворении соответствующей части исковых требований отказано.


  1. Права на товарный знак


3.1. Факт наличия в распоряжении истцов этикеток, оберток товара, приобретение которого подтверждено соответствующим документом, а также каталога продукции ответчика с обозначениями, сходными до степени смешения с товарным знаком истца, может являться достаточным свидетельством нахождения такого товара в гражданском обороте и его демонстрации с целью продвижения на рынке.14

Истцы обратились в арбитражный суд с исковым заявлением к обществу о взыскании компенсации за незаконное использование товарного знака.

Решением арбитражного суда в удовлетворении исковых требований отказано.

Апелляционный суд, отменяя решение суда первой инстанции исходил, в том числе из следующего.

Согласно п. 3 ст. 1484 ГК РФ никто не вправе использовать без разрешения правообладателя сходные с его товарным знаком обозначения в отношении товаров, для индивидуализации которых товарный знак зарегистрирован, или однородных товаров, если в результате такого использования возникнет вероятность смешения.

Товары, этикетки, упаковки товаров, на которых незаконно размещены товарный знак или сходное с ним до степени смешения обозначение, являются контрафактными (ч. 1 ст. 1515 ГК РФ).

С учетом вышеприведенных норм права, а также ч. 2 ст. 65 АПК РФ, по иску о защите исключительных прав на товарный знак подлежат установлению, в частности, обстоятельства использования ответчиком товарного знака истца или обозначения, сходного до степени смешения с товарных знаком истца, в отношении товаров, для индивидуализации которых зарегистрирован принадлежащий истцу товарный знак.

Применительно к положениям ч. 2 ст. 1484 ГК РФ незаконное использование товарного знака (сходного обозначения) может выражаться, в частности, в безосновательном размещении такого товарного знака (обозначения) на товарах ответчика, в том числе на этикетках, упаковках товаров, которые производятся, предлагаются к продаже, продаются, демонстрируются или иным образом вводятся в гражданский оборот на территории Российской Федерации, в размещении товарного знака (обозначения) в предложениях о продаже товаров, а также в объявлениях, на вывесках и в рекламе.

Факт отсутствия у ответчика прав на использование спорных товарных знаков участвующими в деле лицами оспорен не был.

При этом в подтверждение факта незаконного использования товарного знака в виде производства, предложения к продаже, введения ответчиком в гражданский оборот кондитерской продукции с наименованием, тождественным и сходным до степени смешения с товарными знаками истцов, в материалы дела были представлены этикетки с упаковочных коробок для хранения и перевозки продукции с наименованием; обертка карамели; каталог продукции кондитерской фабрики с изображениями кондитерских изделий.

В ходе исследования названных доказательств, в том числе их подлинных экземпляров, судом апелляционной инстанции установлено, что на представленных этикетках и обертках в качестве изготовителя продукции значится ответчик, приведены адрес и контактный телефон изготовителя. На последней странице каталога продукции также в качестве изготовителя каталожного товара значится ответчик с приведенными контактными данными.

Апелляционный суд указал, что ответчик, заявляя возражения относительно представленных истцом доказательств, каких-либо контрдоказательств в обоснование своей позиции в нарушение ч. 1 ст. 65 АПК РФ не представил. В частности, не представлен для сравнения способ предложения ответчиком производимого товара к продаже, наименование указанной в имеющемся в материалах дела каталоге остальной продукции на предмет соответствия ее выпускаемой ответчиком и в целях проверки достоверности указанного доказательства.

Кроме того, апелляционным судом учтено, что предоставление доказательств того, что изготовление каталога, оберток и этикеток заказывал именно ответчик, не относится к бремени доказывания истцов. Истцы, во исполнение имеющейся у них процессуальной обязанности, представили доказательства приобретения (нахождения) в розничной торговле товара, в отношении которого представляется возможным установить не только факт размещения на нем обозначений, сходных до степени смешения с принадлежащими истцам товарными знаками, но и информацию о производителе такого товара. Производителем спорного товара, а, следовательно, производителем (заказчиком) соответствующих этикеток и оберток значится ответчик. Доказательств обратного в материалах дела не имеется.

При этом факт наличия в распоряжении истцов спорного товара (этикеток, оберток), приобретение которого подтверждено соответствующим товарным чеком, а также каталога продукции ответчика, применительно к рассматриваемому делу суд апелляционной инстанции посчитал достаточным свидетельством нахождения такого товара в гражданском обороте и его демонстрации с целью продвижения на рынке.

Суд апелляционной инстанции, оценив в порядке ст. 71 АПК РФ собранные по делу доказательства в их совокупности и взаимосвязи, пришел к выводу о доказанности факта принадлежности спорного товара (этикеток, оберток) именно ответчику.
3.2. Стоимость товара и расходы на уплату государственной пошлины не относятся к критериям для установления соразмерности компенсации последствиям нарушения15.

Индивидуальный предприниматель обратился в арбитражный суд с иском к обществу о запрещении любым способом использовать товарный знак, а также сходные с ним до степени смешения обозначения для товаров, в отношении которых охраняются обозначенные товарные знаки, взыскании с общества компенсации за нарушение исключительного права на товарный знак.

Решением арбитражного суда иск удовлетворен частично: ответчику запрещено использовать любым способом товарный знак, в пользу истца взыскана компенсация за нарушение исключительного права на товарный знак (в размере в 10 раз меньше заявленной к взысканию компенсации). В удовлетворении остальной части иска отказано.

Апелляционный суд, подтверждая правомерность решения суда первой инстанции в части размера взысканной компенсации указал следующее.

С учетом конкретных обстоятельств дела, а также требований разумности и справедливости, принципа соразмерности компенсации последствиям нарушения суд первой инстанции обоснованно снизил ее размер.

В обоснование довода о неправомерности уменьшения компенсации предприниматель ссылался, в частности, на значительную стоимость товара (в 2 раза превышающую размер взысканной компенсации), размер судебных расходов на уплату государственной пошлины по делу (так же превышающий сумму взысканной компенсации).

Отклоняя указанный довод, апелляционный суд отметил, что стоимость товара сама по себе не свидетельствует о неразумности взысканного размера компенсации, а расходы на уплату государственной пошлины к критериям для установления соразмерности компенсации последствиям нарушения не относятся.


  1. Права на полезную модель


4.1. В удовлетворении требования об обязании пресечь действия, нарушающие право или создающие угрозу нарушения исключительных прав на результат интеллектуальной деятельности может быть отказано, если экспертным заключением подтверждено, что ответчиком не использован каждый признак полезной модели, правообладателем которой является истец. Соответствующие требования могут быть удовлетворены, если согласно выводам эксперта в выпускаемых и предлагаемых к продаже ответчиком товарах используются полезные модели по патентам истца16.

Общество обратилось в арбитражный суд с иском к научно-производственному центру об обязании последнего пресечь действия, нарушающие право или создающие угрозу нарушения исключительных прав на результат интеллектуальной деятельности, подтвержденный патентом на полезную модель, путем запрета рекламировать, изготавливать, применять, предлагать к продаже, продавать, иным образом вводить в гражданский оборот соответствующий продукт и (или) сопутствующее оборудование, без разрешения патентообладателя; обязании ответчика опубликовать решение суда о допущенном нарушении с указанием действительного правообладателя в официальном бюллетене федерального органа исполнительной власти по интеллектуальной собственности.

Решением арбитражного суда в удовлетворении исковых требований отказано.

Суд апелляционной инстанции подтвердил законность решения суда первой инстанции, при этом указал следующее.

На основании пункта 1 статьи 1358 ГК РФ патентообладателю принадлежит исключительное право использования изобретения, полезной модели или промышленного образца в соответствии со статьей 1229 настоящего Кодекса любым не противоречащим закону способом (исключительное право на изобретение, полезную модель или промышленный образец), в том числе способами, предусмотренными пунктами 2 и 3 настоящей статьи.

Согласно п. 3 ст. 1358 ГК РФ изобретение или полезная модель признаются использованными в продукте или способе, если продукт содержит, а в способе использован каждый признак изобретения или полезной модели, приведенный в независимом пункте содержащейся в патенте формулы изобретения или полезной модели, либо признак, эквивалентный ему и ставший известным в качестве такового в данной области техники до совершения в отношении соответствующего продукта или способа действий, предусмотренных п. 2 настоящей статьи.

В описании к патенту, копия которого была представлена в материалах дела, указаны все признаки полезной модели.

Из заключения экспертизы следовало, что в спорном продукте не используется каждый признак полезной модели, приведенный в независимом пункте содержащийся в патенте на полезную модель формулы полезной модели или признак, эквивалентный ему. Эксперт пришел к выводу о неиспользовании 5 признаков полезной модели, каждый их которых был указан в экспертном заключении.

Апелляционный суд указал, что, проанализировав содержание заключения эксперта, суд первой инстанции пришел к правильному выводу о том, что в нем содержатся все предусмотренные ч. 2 ст. 86 АПК РФ сведения, и его соответствии требованиям ст. 82, 83, 86 АПК РФ.

Кроме того, суд апелляционной инстанции указал на обоснованность выводов суда первой инстанции суда и о том, что публикация ответчиком статьи носит информационный характер, не свидетельствует об использовании им полезной модели способами, предусмотренными п.п. 2 и 3 ст. 1358 ГК РФ.

Данная публикация не может рассматриваться и в качестве предложения к продаже, поскольку не содержит сведений о цене, количестве, комплектности продукта. Доказательств изготовления ответчиком спорных товаров, о которых идет речь в публикации, материалы дела не содержали.

Таким образом, суд апелляционной инстанции посчитал правильным вывод суда первой инстанции об отсутствии надлежащих доказательств, безусловно подтверждающих факт нарушения ответчиком исключительных прав истца на полезную модель, что повлекло обоснованный отказ в удовлетворении исковых требований.

Общество обратилось в арбитражный суд с иском к индивидуальному предпринимателю об обязании ответчика прекратить изготовление, применение, предложение к продаже, продажу, иное введение в гражданский оборот или хранение для этих целей устройств, в которых использованы полезные модели согласно патентам, выданным истцу.

Решением суда первой инстанции суд иск удовлетворен.

Суд апелляционной инстанции поддержал решение суда первой инстанции, исходил при этом из следующего.

В силу подп. 8 п. 1 ст. 1225 ГК РФ полезные модели являются результатами интеллектуальной деятельности, которым предоставляется правовая охрана.

В качестве полезной модели охраняется техническое решение, относящееся к устройству. Полезной модели предоставляется правовая охрана, если она является новой и промышленно применимой (п. 1 ст. 1351 ГК РФ).

Согласно п. 1 ст. 1358 ГК РФ патентообладателю принадлежит исключительное право использования изобретения, полезной модели или промышленного образца в соответствии со ст. 1229 настоящего Кодекса любым не противоречащим закону способом (исключительное право на изобретение, полезную модель или промышленный образец), в том числе способами, предусмотренными пунктами 2 и 3 настоящей статьи.

Согласно выводам эксперта, изложенным в экспертном заключении, представленном в материалы дела, в выпускаемых и предлагаемых к продаже предпринимателем товарах, описание которых содержится в протоколах осмотра доказательств, используется каждый признак полезных моделей, приведенных в независимом пункте полезных моделей по патентам истца, или признак, эквивалентный ему.

Выводы эксперта достаточны, конкретны и обоснованы. Судом апелляционной инстанции не установлено оснований сомневаться в полноте и ясности заключения эксперта. Какие-либо доказательства, подтверждающие несоответствие выводов экспертизы материалам дела, наличие в них неразрешенных противоречий, неясностей и неопределенностей, ответчиком в нарушение ст. 65 АПК РФ, не представлены.

Использование ответчиком полезных моделей без разрешения патентообладателя нарушает право истца на указанные полезные модели.


  1. Иные права


5.1. Коэффициенты изменения стоимости строительства являются объектом, не обладающим признаками объекта авторского права, а носят информационный, экономический и статистический характер, содержат сообщения о концепциях, принципах, способах решения задач, стоящих перед исполнителем при оказании услуг, и не отличается оригинальностью, в связи с чем в силу п.5 ст. 1259 ГК РФ на данный объект авторские права не распространяются17.

Общество обратилось в арбитражный суд с иском к другому обществу о возложении обязанности прекратить перепечатку индексов изменения стоимости строительства, рассчитанных и опубликованных истцом в печатном издании. Кроме того, истец просил взыскать с ответчика компенсацию за нарушение указанного права.

Решением суда первой инстанции в удовлетворении исковых требований отказано.

В соответствии с п. 1 ст. 1259 ГК РФ объектами авторских прав являются произведения науки, литературы и искусства независимо от достоинств и назначения произведения, а также от способа его выражения.

При этом в п. 5 ст. 1259 ГК РФ установлено, что авторские права не распространяются на идеи, концепции, принципы, методы, процессы, системы, способы, решения технических, организационных или иных задач, открытия, факты, языки программирования.

Апелляционным судом при рассмотрении дела указано на то ,что суд первой инстанции, проанализировав понятие ИНДЕКС, ресурсно-технологическая модель на продукцию капитального строительства в целом или на ее отдельные составляющие, пришел к правильному выводу о том, что индексы - это относительный показатель, который выражает соотношение величин какого либо явления во времени, пространстве или сравнении фактических данных с эталоном. Индекс - это определенные показатели, основанные на средних статистических данных в отношении определенного товара, работ, услуг, которые постоянно изменяются в зависимости от различного рода обстоятельств. Данные индексы разрабатываются с целью использования их для расчета стоимости товаров, работ, услуг, в том числе и в строительстве: по определению стоимости СМР, материалов и т.д.



Учитывая вышеизложенное, апелляционный суд посчитал правильными выводы суда первой инстанции о том, что при значительном количестве организаций, учреждений, которые занимаются именно данным видом деятельности, истец, создавая объект авторского права, должен доказать, что по сравнению с другими разработанными и установленными средними индексами, его индексы отличаются от других, обладают оригинальностью и неповторимостью, однако материалами дела данные обстоятельства не подтверждены, в связи с чем оснований считать их объектами авторского права не имеется.

1 Дело №А50-5766/2014.

2 Далее – ГК РФ.

3 Дело №А60-12375/2014.

4 Далее – АПК РФ.

5 Дело № А60-7957/2014 (подтверждено СИП).

6 Дело № А60-7957/2014 (подтверждено СИП).

7 Дело № А60-12380/2014.

8 Далее – ВАС РФ.

9 Далее – Пленум №5/29.

10 Дела № А60-12375/14, А60-12380/14, А60-12390/14.

11 Дело №А71-2082/2013.

12 Дело № А60-10411/2013.

13 Дело № А50-3269/2014 (подтверждено СИП).


14 Дело № А71-6120/2013.


15 Дело № А50-8312/2013.

16 Дело № А50-2684/2014 и А50-12360/13 (подтверждено СИП).

17 Дело № А60-17048/2013 (подтверждено СИП).


Поделитесь с Вашими друзьями:


База данных защищена авторским правом ©nethash.ru 2017
обратиться к администрации

войти | регистрация
    Главная страница


загрузить материал