Русификация и казахизация как языковая гомогенизация многоязычного Казахстана



Скачать 263.88 Kb.
Pdf просмотр
страница1/2
Дата14.02.2017
Размер263.88 Kb.
Просмотров275
Скачиваний0
ТипРеферат
  1   2

Russian Language Journal, Vol. 60, 2010
Divergent Thinking: Prospectives on the Language Enterprise in the 21st Century


Русификация и казахизация
как языковая гомогенизация многоязычного Казахстана

Элеонора Сулейменова

Введение

Русификация и казахизация как процессы целенаправленной гомогенизации в языковом отношении располагаются в одном ряду с белорусизацией,
украинизацией, полонизацией, узбекизацией, латышизацией, таджикизацией или
исландизацией, и деятельность политических, образовательных, общественных, экономических, собственно лингвистических институтов по их реализации рассматривается как обычная государственная практика.
Использование названных терминов в разных социально-­‐‑политических контекстах привнесло в их содержание различные коннотации, как правило, негативно-­‐‑оценочного характера. Тем не менее, при анализе
русификации и казахизации
1
по возможности постараюсь избежать каких-­‐‑
либо оценок, в этом, надеюсь, поможет то, что речь пойдет о диаметральных процессах языковой гомогенизации одной и той же страны и даже одного-­‐‑двух поколений ее жителей.
Русификация – одно из имплицитных направлений языковой политики в дореволюционной России, СССР, Российской Федерации, главной целью которого является языковая гомогенизация многоязычного общества: а) процесс осуществления комплекса мер, нацеленных на распространение русского языка на какой-­‐‑либо иной (в том числе не исконной) территории
(русификация
Финляндии, русификация
Кыргызской
Республики); б) результат такого процесса (графическое, лексическо-­‐‑семантическое, грамматическое сближение какого-­‐‑либо иного языка с русским языком).
Казахизация – одно из имплицитных направлений языковой политики в
Республике Казахстан, главной целью которого является языковая гомогенизация многоязычного общества: а) процесс осуществления комплекса мер, нацеленных на развитие и распространение казахского
1
Отдельные значения терминов русификация и казахизация, которые реализуются в таких нейтральных контекстах, как русификация или казахизация алфавита (из рекламы мобильных телефонов), русификация или казахизация программного обеспечения (из текстов по информатике), естественно, в статье не рассматриваются.

Русификация и казахизация как языковая гомогенизация многоязычного Казахстана
Элеонора Сулейменова
232 языка на исконной территории и усиление в соответствии со статусом государственного языка его влияния во власти; б) результат такого процесса
(графическое, лексическо-­‐‑семантическое, грамматическое сближение какого-­‐‑либо иного языка с казахским языком).
Русификация и казахизация осуществлялись и осуществляются в сложных условиях политической интеграции, консолидации многоязычного населения на их пути к гражданской идентичности. Такой путь естественным образом ведет к изменению соотношений между языками, каждый из которых стремится усилить собственные позиции, в первую очередь по отношению к политически доминирующему языку, и получить соответствующие гарантии государства. Государство со своей стороны, учитывая возникающие ограничения в развитии иных языков, кроме политического, может реализовать две возможности: а) реально осуществлять системную поддержку языков в виде политики мультикультурализма
(языкового плюрализма), б) ограничиваться декларациями и не предпринимать в отношении этих языков необходимых усилий.
Языковая политика Советского Союза и Республики Казахстан была направлена не только на проведение языковой гомогенизации, но и на решение острых проблем языкового плюрализма. К сожалению, все аспекты реализации устремлений обоих государств к балансу между разными направлениями языковой политики в настоящей статье не могут быть рассмотрены. Основное внимание в ней сосредоточено больше на идеологии и процессе осуществления языковой политики русификации и
казахизации как языковой гомогенизации многоязычного Казахстана.
Поэтому разделы статьи посвящены соответственно процессам русификации и казахизации в Казахстане, а некоторые результаты
русификации казахского языка и казахизации русского языка
2
представлены лишь фрагментарно.
2
Речь, естественно, идет только о казахизации русского языка в Казахстане как одном из регионов его активного функционирования. Русский язык в Казахстане испытывает все более возрастающее воздействие со стороны казахского языка. Приведем четыре весьма показательных отрывка из казахстанской газеты «Взгляд» (2010): (1) ...аренда шестиканатной
юрты обойдется в 30 тысяч тенге, а восьмиканатной – в 40 тысяч тенге... (2) Казахские баксы и
кюйши одинаково поклонялись Коркуту, и если баксы исполняли сарыны Коркута, то кюйши –
его кюи. (3) ...добавьте к этому дополнительные материалы – арканы, кошмы, баскуры... и еще
кииз, тускииз, текемет, сырмак, сандык, тосекагаш...(4) Сырмак из кошмы бело-­‐‑коричневого
цвета, баскур из цветной тканой узорной ленты, токыма на кошомной или тканевой основе,

Russian Language Journal, Vol. 60, 2010
Divergent Thinking: Prospectives on the Language Enterprise in the 21st Century
233
Русификация как языковая гомогенизация многоязычного Казахстана
В данном разделе остановлюсь на нескольких общих моментах идеологии русификации советского периода
3
, продолжающих оказывать значительное воздействие на языковую ситуацию в современном Казахстане.
Особая роль в процессах строительства советского государства, как известно, отводилась русскому языку, но русификация в Советском Союзе носила имплицитный характер: даже законов, подтверждающих официальный или государственный статус русского языка, не существовало.
Вместе с тем русификация, основанная на латентной идеологии моноязычия (точнее, русскоязычия), вполне откровенно проявлялась в основных Конституции СССР, Программах КПСС, постановлениях правительства и научных изданиях.
Политика русификации может быть обобщена в виде следующих шести широко использовавшихся в прошлом и несколько модифицировавшихся в настоящем тезисов, которые, конечно же, не исчерпывают собой полностью ее содержание и характер. Более того, такое изложение, возможно, представит политику русификации в несколько схематичном и обостренном виде.
1. Тезис о равноправии всех наций и языков звучал и продолжает звучать многообещающе
4
, однако идеологической базой политики русификации
вышитый хлопчатобумажными и шелковыми нитями, бостек с ою-­‐‑орнек, бесик из
натурального дерева... Конечно же, приведенные примеры были специально отобраны из текста, заведомо содержащего специфическую национально-­‐‑культурную информацию и насыщенного безэквивалентной лексикой. Сделано это было также намеренно, чтобы продемонстрировать встречающееся насыщение отдельных текстов казахской безэквивалентной лексикой с непривычными буквенно-­‐‑звуковым сочетаниями (сравните
сандык при наличии в русском языке успешно освоенного тюркизма сундук), казахско-­‐‑
русскими омонимами, провоцирующими неправильные ассоциации (шестиканатная
юрта – это юрта, поддерживаемая не шестью канатами, а шестью сегментами основания юрты), непривычными производными (кошомный от кошма) и так далее.
3
О «Русификации как основном направлении языковой политики русского государства во второй половине XIX века», а также «Национальной и языковой политике советского государства» можно прочитать в [Беликов 2001: 347-­‐‑405].
4
Типичным воплощением рассматриваемого тезиса может служить следующее высказывание: «Теоретическим фундаментом языкового строительства служит языковая политика КПСС, краеугольным камнем которой является ленинский принцип абсолютного равноправия всех народов и их языков» [Исаев 1978]. Подобные тезисы прямо восходили к статье 34 Конституции СССР: «Граждане СССР равны перед Законом независимо от происхождения, социального и имущественного положения, расовой и

Русификация и казахизация как языковая гомогенизация многоязычного Казахстана
Элеонора Сулейменова
234 было не всегда эксплицируемое, но четко проводимое положение о превосходстве русского языка.
Проявлением подобного отношения к иным, чем русский, языкам может служить скрытое принижение степени развитости и историко-­‐‑
культурной ценности тюркских языков.
«В советский период
...основывались на непреложной аксиоме: есть древнетюркские алфавиты, но казахи, узбеки, кыргызы к ним никакого отношения не имеют», и это неудивительно, поскольку «развитые тюркские языки с древней историей и не менее древней письменностью противоречили идее превосходства русского языка» [Хасанаев 1997: 4] и его легитимности в роли доминантного языка
Государственная доктрина со временем стала основываться на идее 'ʹстаршего брата'ʹ и этнической иерархии народов вплоть до национальных меньшинств (так называемых нацменов): «В созвездии союзных республик первой величиной является Российская Социалистическая Федеративная
Советская Республика. И первым среди равных является русский народ»
[Правда 1936: 1]. Тезис о равноправии всех наций и языков имел сугубо идеологический характер и во многом был дискредитирован советской языковой политикой. Однако не следует думать, что так было только в советской стране: это происходит во всем мире, какими бы своеобразными ни были условия существования языков. Равноправие языков, несмотря на его популярность и привлекательность, в современных государствах также оборачивается привилегиями по отношению к конкретному языку и его дальнейшей институализацией в качестве официального государственного, стандартного, национального, политического, доминантного языка
5
Более того, равноправие языков в существовавшем ранее понимании вообще невозможно [Хобсбаум 2005: 33-­‐‑43], так как в настоящее время, во-­‐‑
первых, языки поставлены в новые условия выживания и конкуренции; во-­‐‑
вторых, кардинально изменились скорость, способы, формы и каналы получения и передачи информации; в-­‐‑третьих, более стремительным и национальной принадлежности, пола, образования, языка, отношения к религии, рода и характера занятий, места жительства а других обстоятельств».
5
Приведем интересное мнение о возможности равноправия языков, иллюстрированное примером, неожиданным для наших рассуждений о русификации: «Заверения в приверженности равноправию всех языков часто служат ширмой для дискриминации, ущемления интересов конкретных групп, например русскоязычного населения в странах постсоветского пространства» [Серебряков 2004].

Russian Language Journal, Vol. 60, 2010
Divergent Thinking: Prospectives on the Language Enterprise in the 21st Century
235 нерегулируемым стало распространение мировых языков (в первую очередь английского). Поэтому сегодня, очевидно, скорее следует говорить не о равноправии языков, а их способности дополнять друг друга в соответствии с коммуникативными и прагматическими потребностями.
2. Марксистский тезис о 'ʹрасцвете и сближении наций'ʹ в Программе
КПСС (1961) звучал в таком виде: «Развернутое коммунистическое строительство означает новый этап в развитии национальных отношений в
СССР, характеризующийся дальнейшим сближением наций и достижением их полного единства… Границы между советскими республиками в пределах СССР все более теряют свое былое значение.»
«Русский язык фактически стал общим языком общения и сотрудничества всех народов СССР» [Программа 1961: 20, 22].
Видим, что по сути сближение и достижение единства народов без границ и с общим языком – это путь к денационализации и полному переходу на русский язык. Приведем лингвистическое разъяснение данного тезиса советского времени: «При социализме отсутствие национального гнета и утвердившиеся отношения равенства, дружбы народов ускоряют как развитие, так и сближение наций. В капиталистическом обществе политика насильственного навязывания одним народам языка и культуры других народов порождает стремление во что бы то ни стало сохранить национальную специфику со всеми ее и прогрессивными, и реакционными элементами. В обществе, свободном от национального гнета, наоборот, народы охотно отказываются от отживших форм и добровольно воспринимают наиболее прогрессивные элементы культуры других братских народов» [Исаев 1978].
Эффективное управление и контроль над всем населением громадной многоязычной страны могли осуществляться в государстве с единым народом, единым языком и единой графикой. Однако политические и идеологические приоритеты при построении советской страны менялись: то необходимо было предотвратить угрозу панисламизма, то преодолеть сильные пантюркистские настроения, то преградить распространение арабского или турецкого влияния, то противопоставить сепаратистским движениям стремление к интеграции...
Смена приоритетов, например, отразилась на неоднократном переводе письменности многих народов с одного алфавита на другой. Казахский язык, как и все тюркские народы, наследовал руническую (орхоно-­‐‑
енисейскую) письменность. Затем арабско-­‐‑мусульманское влияние привело к тому, что казахи стали пользоваться арабской графикой,

Русификация и казахизация как языковая гомогенизация многоязычного Казахстана
Элеонора Сулейменова
236 приспособленной
А.
Байтурсыновым к особенностям казахского сингармонизма. В советское время казахи под мощным административно-­‐‑
партийным напором пережили два перевода письменности: на латинскую и очень быстро – на кириллическую графику. Последствия такой перемены графических систем как в целом для народа, так и для его отдельных представителей ощущаются до сих пор: а) потеряно и до сих не восстановлено культурное наследие
6
на арабской и латинской графике (не всякий литературовед может прочитать рукописи Абая); б) один народ – казахи Казахстана и казахские диаспоры – оказался разделен графически; в)
'ʹграфический'ʹ шок – не редкость: казахи-­‐‑репатрианты (оралманы), вернувшись на этническую родину, оказываются неграмотными; казахи, учившиеся в злополучное время стремительной смены алфавита, начинали обучаться на арабской графике, потом формировали новые латинские буквенно-­‐‑звуковые представления, а заканчивали школьный курс с навыками чтения и письма на кириллице и так далее.
3. Тезис о русском как 'ʹвтором родном'ʹ языке, или тезис о 'ʹдвух родных'ʹ языках напрямую связан с предыдущим. Советский народ должен был владеть русским языком, которому отводилась роль 'ʹвторого родного'ʹ языка. В статье редактора «Вопросов языкознания», посвященной задачам изучения современных национальных языков в свете Программы КПСС, говорится: «Советские языковеды, исходя из основных задач строительства коммунизма, должны уделять особое внимание изучению
…закономерностей взаимодействия языков советских народов в современную эпоху, которая характеризуется …в большинстве случаев бурным развитием и обогащением литературных языков, а также развертыванием процессов добровольной языковой смены у бесписьменных народностей» [От редактора 1962: 3-­‐‑10]. Смена родного языка в сторону 'ʹвторого родного'ʹ русского как результат политики русификации коснулась не только бесписьменных народностей, но и многих народов с богатой национально-­‐‑культурной письменной традицией (среди них, к сожалению, не последнее место заняли казахи).
Система
образования стала одним из основных инструментов русификации и распространения русского языка как 'ʹвторого родного'ʹ: а)
6
«С точки зрения советского государств важным следствием утверждения латиницы стала утрата коранической грамотности среди мусульманских народов. Там, где сущестоввали давние письменные традиции, во многом была подорвана и светская культурная преемственность» [Беликов 2001: 386].

Russian Language Journal, Vol. 60, 2010
Divergent Thinking: Prospectives on the Language Enterprise in the 21st Century
237 существовало и качественно развивалось общее образовательное пространство, основанное на унифицированных типовых программах по русскому языку, учебниках и учебных пособиях, словарях, наглядных пособиях и прочее, создававшихся в Москве и столицах республик; б) централизованно и масштабно осуществлялось создание мощной научно-­‐‑
методической инфраструктуры: по методике преподавания русского языка в национальной школе защищались диссертации, выпускались монографии, учебники и учебные пособия; в) в разные годы проводились многочисленные реформы образования, итогом которых стало повсеместное введение русского языка как обязательного предмета во все типы учебных заведений всех уровней (это в полной мере коснулось и системы детских дошкольных учреждений в национальных республиках); г) реформа образования 1958-­‐‑59 годов ввела право родителей выбирать для своих детей язык обучения (мотивация выбора языка обучения была чрезвычайно простой – только русский язык мог обеспечить жизненный успех), тем самым нанеся удар по национальным школам, количество которых резко сократилось (например, в Алматы – столице Советского
Казахстана вплоть до середины 1980-­‐‑х годов работала единственная казахская средняя школа №12); д) в разветвленной системе центров и факультетов осуществлялась целенаправленная подготовка и переподготовка преподавателей русского языка; е) полный цикл «начальная школа – средняя школа – высшая школа» долгое время существовал только на русском языке (до конца 1980-­‐‑х годов невозможно было получить высшее техническое образование на казахском языке) и так далее.
4. Тезис о наличии и необходимости дальнейшего увеличения общего лексического фонда языков народов СССР. Появление данного тезиса было напрямую мотивировано планомерно осуществлявшимся и жестко регулируемым процессом сближения (слияния) наций с общей интернациональной (советской) культурой. В национальных языках стал целенаправленно формироваться общий словарный фонд, основу которого составляла интернациональная лексика греко-­‐‑латинского, арабского, итальянского и другого происхождения, так называемые советизмы,
обозначающие явления и понятия советской идеологии и действительности
(партия, совет, колхоз, совхоз, социализм, коммунизм, съезд, философия, бригада,
звено, совнархоз, книготорг, райком, райисполком, сельсовет, лейтенант, майор,
маршал и многие другие), а также слова языков народов СССР, обозначающие главным образом культурно-­‐‑бытовые реалии (например, тюркизмы и казахизмы разного времени: айран, аксакал, акын, арба, аркан,

Русификация и казахизация как языковая гомогенизация многоязычного Казахстана
Элеонора Сулейменова
238
архар, арык, аул, базар, башлык, бешбармак, буран, кавардак, казан, калым,
карагач, катык, кумган, кумыс, манкурт, сайга, саксаул, такыр и многие другие).
Русский язык стал практически единственным проводником интернациональной лексики: заимствования контролировались, и их источником, нормирующим произношение и написание, мог быть только русский язык. Подобная централизация процесса заимствования (а значит, и образования общего лексического фонда) сделала влияние русского языка неограниченным. Широкий поток заимствований из русского языка и через русский язык не останавливался даже там, где в языке уже имелись соответствующие эквиваленты
7 5. Тезис о разделении функций между русским и национальными языками. Все языки были объявлены равноправными, однако это не означало, что им предписан одинаковый объем общественных функций.
Русский язык для народов Советского Союза был не только средством межнационального общения, он должен был обслуживать наиболее важные сферы: государственную, хозяйственную, правоохранительную, военную, общественно-­‐‑политическую и в особенности партийную деятельность в союзном, республиканском, областном и районном масштабе; науку
(например, диссертации и квалификационные документы к ним должны были быть написаны на русском языке); съезды, конференции, собрания и совещания; официально-­‐‑деловое общение. Это, впрочем, не исключало возможности отдельных выступлений, обращений, судебного производства и прочее на национальных языках. И все же главные функции национальных языков сосредоточивались в пределах родной культуры: художественная литература, фольклор, театр, радио, телевидение, газеты и журналы, обиходно-­‐‑ бытовое общение и другое [От редактора 1962: 3-­‐‑10].
Подобное разделение сфер общения между русским и другими языками, ограничивающее развитие ресурсов языков и их функционально-­‐‑
стилистических возможностей, подвергалось критике. Вместо этого предлагалось, например, «параллельное использование русского и
7
Аргументы, которые использовались при этом, могут быть иллюстрированы следующим отрывком из уже цитированного источника: «Подобно языкам некоторых других мусульманских народов, в таджикском языке преобладала до революции арабизированная терминология, чуждая народной речи. Сама жизнь потребовала ориентации на русскую и европейскую культуру. Поэтому пришлось преодолеть тенденции, исходящие от ислама, и в дальнейшем развитии лексики и терминологии широко использовать ресурсы народной таджикской речи, а также русскую и интернациональную терминологию» [Исаев 1978].

Russian Language Journal, Vol. 60, 2010
Divergent Thinking: Prospectives on the Language Enterprise in the 21st Century
239 национальных языков в разных сферах, но с учетом конкретной ситуации общения» [Иванов 1982: 3-­‐‑13].
Однако разделение функций между русским и национальными языками набирало обороты, и к моменту образования постсоветских государств многие национальные языки, сохранив символические функции, оказались перед необходимостью выполнять больший объем новых функций, предписываемых высоким статусом государственного языка, а их носители, утратившие (или не приобретшие) соответствующие коммуникативные навыки, оказались не готовы сразу выполнять профессиональные обязанности на государственном языке.
6. Тезис о гармоничном и паритетном национально-­‐‑русском и русско-­‐‑
национальном двуязычии, как правило, поддерживался требованиями максимального охвата двуязычием населения союзных и автономных республик и областей, широкого применения двуязычия во всех сферах народнохозяйственной жизни, высокого уровня владения русским языком.
Гармоничность и паритетность обоих видов двуязычия в сочетании с вышеприведенными положениями политики русификации на практике обернулась, например, тем, что казахско-­‐‑русское двуязычие действительно стало массовым и... не нашло противовеса в единой коммуникативной среде в виде практически отсутствующего русско-­‐‑казахского двуязычия.
Русификация как языковая гомогенизация Казахстана осуществлялась с помощью разнообразных мероприятий и в значительной степени за счет расширения русской коммуникативной среды, например, массовых переселений славянского
(преимущественно русского) населения
8
Масштабы и последствия таких переселений в Казахстан были беспрецедентными: трагическая принудительная депортация репрессированных 'ʹнародов-­‐‑предателей'ʹ,
'ʹподозрительных народов'ʹ;
8
«Большое значение для процессов сближения народов имеет миграция населения, которая в Советском Союзе носит качественно иной характер, нежели в капиталистических странах. Там это обычно связано с классовым или национальным гнетом. В СССР миграция населения представляет собой плановое перераспределение рабочей силы по территории страны, производимое с целью более рационального размещения производительных сил, с целью широкого освоения природных богатств в слабозаселенных районах» [Исаев 1978].
Интересно по прошествии времени читать объяснения созданной потребности в изучении и владении русским языком: «Русский язык в таком качестве никогда не навязывался сверху в приказном порядке, а выступал в качестве языка межнационального общения в силу объективной потребности совместного сосуществования народов... Эта объективная необходимость определилась большим удельным весом русских среди других народов нашей страны, широкий расселенностью русских по территории страны» [Березин 1997].

Русификация и казахизация как языковая гомогенизация многоязычного Казахстана
Элеонора Сулейменова
240 эвакуация в предвоенные и военные годы; исправительно-­‐‑трудовые лагеря
КарЛАГ, СтепЛАГ, Долинка, АЛЖИР (Акмолинский лагерь жен изменников Родины); приезд в страну более двух миллионов целинников; комсомольские ударные стройки и оргнаборы специалистов и рабочей силы из разных регионов СССР в промышленность, согласно идее превращения Казахстана в мощную аграрно-­‐‑индустриальную республику – так в Казахстане появились малые города и поселки городского типа с преимущественно славянским населением, необходимость владения русским языком становилась жестко обусловленной жизненными потребностями, казахи в собственной стране превратились в этническое меньшинство вплоть до 1966 года, а русский язык стал языком большинства.
Итак, приведено только шесть популярных тезисов, лежавших в основе советской языковой политики и отражавших существовавшие противоречия между их содержанием и фактически осуществлявшейся русификацией. Эти противоречия существовали в разных республиках
Советского Союза, и их драматизм в полной мере вскрылся с обретением ими независимости.
Перечисленные особенности советской политики русификации со всей очевидностью демонстрируют реальность и действенность целенаправленного административно-­‐‑управленческого регулирования языковой ситуацией. Особо следует сказать о планомерности и последовательности осуществления всех мероприятий, сильном воздействии советской идеологии и пропагандистской машины, а также оптимальном использовании всех административных ресурсов советской власти. Более того, по прошествии нескольких десятилетий стала очевидной высокая эффективность, широкие манипулятивные возможности и инерционная сила русификации.
Русский язык стал играть сложную роль в формировании советской идентичности.
С одной стороны, успешность русификация как беспримерного распространения русского языка − мощного ресурса мобилизации населения для развития и распространения советской идентичности означала построение гомогенного в языковом отношении общества. С другой, − языковая гомогенизация общества за счет других языков противоречила декларируемым положениям советской национальной и языковой политики.
Успехи советской политики русификации
(несмотря на ее противоречивый характер) убеждают, что языковая и культурная гомогенизация как инструмент интеграции всех регионов громадной

Russian Language Journal, Vol. 60, 2010
Divergent Thinking: Prospectives on the Language Enterprise in the 21st Century
241 страны, сопровождающаяся стремительной индустриализацией, централизацией управления и упрощением коммуникации за счет распространения русского языка, оказывается сегодня, пожалуй, одним из убедительных примеров эффективной языковой политики.


Поделитесь с Вашими друзьями:
  1   2


База данных защищена авторским правом ©nethash.ru 2017
обратиться к администрации

войти | регистрация
    Главная страница


загрузить материал