Путешествие в Белиз, или Yu Betta Belize It!



страница4/5
Дата27.10.2016
Размер0.9 Mb.
Просмотров151
Скачиваний0
1   2   3   4   5

Пещера Actun Tunichil Muknal


День 6-й. Маршрут: западный Белиз - переход трех рек вброд - приключения в пещере Actun Tunichil Muknal - разные уровни пещеры - скелеты, утварь индейцев Майя - возвращение в цивилизацию - дорога на юг, до Плаценсии.

Поход в пещеру Actun Tunichil Mucnal (делее именуемую ATM) был запланирован на шестой день путешествия. Резервацию сделали при помощи хозяина кемпинга Джона, который договорился с одним из независимых гидов, проживающим в деревне неподалеку.


Тот зашел за нами в кемпинг в 8 утра. Честно говоря, мы думали, что все приключение займет часов 5-6, но оказалось, что потребуется целый день, с 8 утра до 6 вечера. Стоимость - $80 на одного, и пока это была самая высокая цена за экскурсии в Белизе, включая острова. Хозяева кемпинга собрали нам в коробочку ланч, пожелав нескучного времяпрепровождения. Вместе с гидом мы уселись в минивен, и поехали в сторону Сан-Игнасио, чтобы подобрать остальных участников группы.

к пещере атм, западный белиз

Пещера АТМ расположена по пути назад, к зоопарку, у границы заповедника Tapir Mountain. В западном Белизе так много известняковых пещер, что они даже образовали целую подземную систему. Археологами установлено, что пещеры использовались древними Майя в церемониальных целях; в них приносились жертвы богам, а также хоронили покойников. Индейцы считали, что пещеры - это преддверья в 9-уровневый подземный мир Шибальба, где обитали боги.


В свою очередь, весь мир Майя представляли как шар, разделенный на три плоскости: верхняя - небо, средняя - надземный мир, и нижняя - Шибальба. Три плоскости нанизаны на Древо Жизни; в надземном мире его представляет дерево сейба, считающееся по этой причине священным. Сейба интересна тем, что ветви от ствола расходятся под совершенно прямым углом, крона таким образом представляет собой идеальную полусферу.

Символ креста очень широко распространен в культуре Майя. Когда в 16-м веке континента достигли европейцы, миссионеры стали пытаться обратить Майя в христианство, и как не странно, не встретили сильного отпора, ведь символом у пришельцев тоже был крест. Майя быстро связали его с символом Древа Жизни, и такая связь существует и поныне. Более того, индейцы были настолько продвинутыми людьми, что даже знали точную дату создания мира. В нашем календаре она выглядит как 13 августа 3114 года BC. До этого мир существовал в виде огромного шара воды. В вышеозначенный день, верховный бог с помощью молнии вызвал на поверхность шара три скалы, образовавшие центр вселенной. Вторая вспышка молнии зародила огонь между трех скал, вдохнув жизнь в мир. Символ из трех камней прочно вошел в культуру Майя, часто использовался в рисунках и надписях. Да и кострище для приготовления еды они обозначали тремя камнями, на которые ставилась посуда, а внизу разводился огонь.

Не менее интересна и история появления людей по майским представлениям. Индейцы верили, что боги пытались создать людей 4 раза. Цель создания заключалась в том, чтобы новые существа прославляли богов в молитвах и церемониях, передавали знания следующим поколениям и так до бесконечности. Без прославления мир остановился бы и умер. С первой попытки у богов получились животные и птицы, но когда им приказали произносить имена богов, раздавалось лишь чириканье и блеянье. Не способные славить создателей, первые существа были прокляты на поедание. Со второй попытки появились люди из глины, даже умеющие говорить, но без интеллекта, просто повторяющие слова. Тоже были забракованы и обращены обратно в грязь. Третья версия людей создавалась из дерева. Эти были намного лучше, умели разговаривать, ходить, и даже размножаться (не спрашивайте меня - как :)), но тоже были несколько туповаты и не помнили ничего. Великий трактат Майя Popol Vuh говорит, что оставшиеся “деревянные” люди, кто сумел избежать уничтожения, нашли покой в лесу среди деревьев, став обезьянами. И вот, наконец, боги с помощью маиса создали текущую версию 4.0 современного человека. С тех пор, представить индейца без маиса было невозможно, так же как китайца без риса.

Слушая занимательные легенды гида, мы не заметили, как снова оказались в Сан-Игнасио. У небольшой, двухэтажной гостиницы подобрали еще две компании. Как оказалось, один из американцев долгое время проработал в Магадане с женой-турчанкой. Есть повод подивиться тесноте мира и непредсказуемости путей в нем.


С Западного шоссе минивен свернул на проселочную, гравийную дорогу, и трясясь по кочкам, въехал на задворки бедной деревни в джунглях. В дорожной пыли возились вперемешку дети и собаки, женщины в цветных юбках и тюрбанах развешивали на веревках выстиранное белье, мужчины курили на крылечках, оглядывая обширные плантации соевых кустов. В этой деревне мы подобрали сторожа - человека, который будет охранять минивен, пока все мы ползаем по пещере. “Места здесь полудикие”, - посетовал гид. “Всякий люд по джунглям бродит”.

приготовления к походу в пещеру atm

Дальнейшая дорога летела сквозь плантации, красиво вписываясь в живописную долину между Maya Mountains. Периодически в воздухе проносились стаи желто-зеленых попугаев и белоснежных цапель, паривших над сейбами. Через час несильной тряски, автомобиль вырулил на небольшую утрамбованную площадку посреди леса, уже занятую частично двумя другими машинами. “Конкуренты”, вздохнул гид. Распределив груз среди мужчин в группе (предполагалось нести не только свое барахло, но и общественное, как то: еду, спасательное оборудование, веревки, шлемы, фонарики, непромокаемые мешки для камер, и прочее), он еще раз пересчитал всех, взял в руки угрожающего вида мачете, и сказал идти след в след за ним.



http://www.andreev.org/albums/west_of_belize/images/154bz.jpg

Буквально через 5 минут путь нам преградила река. Покрутившись на берегу в поисках мостика, мы с удивлением увидели, как гид, не сбавляя скорости вошел в реку прямо в ботинках и с тяжелым рюкзаком за плечами. “Ну, чего ждем?”, - спросил он и весело помахал рукой с середины потока. “Рано или поздно, все равно ноги промочите, и не только их. Так что не трусьте, и за мной!” По одному мы стали переходить реку вброд. Ощущения от воды, затапливающей ботинки и ноги в хайковых носках, прямо скажем… неординарные. Ничего противного нет, просто довольно необычно и в какой-то мере интересно. Надо - значит надо.


Весь остальной путь до пещеры гид не переставая шутил и сыпал байками, не останавливаясь даже во время перехода еще двух рек. На их дне лежали уже самые настоящие валуны, а не галька как в первом ручье. Камни округлые, скользкие, явно сопротивляющиеся нашему продвижению вперед.

переход через реку

Наконец, через 40 минут подошли к разинутой пасти пещеры, поросшей по бокам мхами и папоротниками на манер бороды. Вглубь пещеры стремилась подземная река, другого способа попасть туда не замочившись, не было. Рассевшись на камнях, мы перекусили бутербродами, печеньем и соками, запаковали камеры в непромокаемые мешки, разделись до шорт и собрались у входа в пещеру. По идее, идти можно и в купальнике, если вас не смущает наличие шлема с фонарем на голове, придающее фигуре вид светящегося циклопа-головастика, но в таком случае шорты придется взять с собой. Если у мужчин плавки не европейского типа, а скромные семейные панталоны хотя бы до середины бедра, то им шорты можно не брать. О причинах такой зацикленности на одежде будет рассказано позже.



вход в пещеру атм

Глубина реки у входа в пещеру составляет более 6 метров, температура её - ледяная. Единственный плюс заключался в том, что пока ты обалдеваешь от обжигающего холода и тянущих якорем на дно ботинок, адский бассейн кончается, и можно вылезти на берег уже внутри пещеры. Преодолев первое препятствие, наша группа, тяжело отдуваясь, выстроилась перед гидом, который велел всем включить фонарики на шлемах. Далее шли цепочкой, шаг в шаг, передавая назад все слова нашего отважного сопровождающего: “watch your step”, “formation on the right”, и т.д. И надо сказать, эти пресловутые “формации” окружали со всех сторон: сталактиты и сталагмиты из карбоната кальция, колонны (сталагнаты), усыпанные тысячами “бриллиантов”, дырки в потолке - насесты летучих мышей, их guano на стенах (и не надо смеяться :) - считается ценным продуктом, на основе которого приготавливаются некоторые лекарства). А также видели больших пещерных пауков, белых, почти прозрачных и лишенных глаз.



по пояс в воде в пещере атм

В воде мы находились постоянно, где по колено, где по пояс, по грудь, а кое-где приходилось вплавь огибать выросшие из воды фаллические колонны. Два раза меняли уровень, забираясь на 2-3 метра вверх, и даже там нас настигала вода. Наконец подошли к огромному куску скалы, явно свалившемуся с потолка. Гид указал куда-то вверх на щель и сказал, что именно туда нам и надо. Подъем был нелегким, метров на 10, в мокрой одежде, рискуя каждую минуту соскользнуть вниз (случаи бывали). Оказавшись под потолком, нам было предложено разуться, женщинам в обязательном порядке натянуть что-нибудь на бедра, так как мы находились перед входом в древнюю церемониальную залу Майя, и негоже ходить среди скелетов в полуобнаженном виде. “To respect a cave, - ёмко выразился гид.



колонна-сталагнат

И действительно, в свете фонарей нам открылось огромное помещение, щедро утыканное сталагмитами, а среди них виднелись то кости, то черепа (не пластик :), то горшки, а то и остатки кострищ. Всё абсолютно настоящее, не прикрытое ни стеклами, не огороженное веревками. Хотя на полу пещеры проглядывалась еле заметная тропинка, всё равно просили очень внимательно смотреть под ноги, чтобы ненароком не наступить на что-нибудь ценное. Можно себе представить как выглядела наша группа со стороны: 6 полуголых людей в мокрых носках, с шлемами на голове, идут на цыпочках среди скелетов, а во главе у них самый натуральный археологический маньяк. Гид взахлеб рассказывал легенды пещеры, было видно насколько он сам в восторге от этого места. Всегда приятно, когда человек занимается любимым делом.

О существовании пещеры АТМ знали с конца 70-х, но исследовать её начали совсем недавно, 12-15 лет назад. К 2000 году было найдено и раскопано около 200 глиняных горшков и других предметов обихода, а также 14 скелетов. Только малую их часть вывезли из пещеры для исследований, остальное по-прежнему находится здесь, делая АТМ уникальным, естественным музеем древностей.

Вскоре вокруг тропы стали появляться горшки в невообразимом количестве. Индейцы Майя приходили сюда, ставили посудины на три камня, символизирующие центр вселенной (как было рассказано выше), делали церемониальные обряды, а затем разбивали горшки, чтобы выпустить дух мира. Иногда просто пробивали сбоку дырку. На некоторых горшках мы заметили своеобразный логотип - фигурку обезьяны. Гид сказал, что это “trademark” данного места, и если нам когда-нибудь захотят продать горшок белизских Майя, мы теперь знаем, как отличить настоящий от подделки :)



горшки в пещере атм

Но, конечно, “звездой” пещеры является почти полностью сохранившийся скелет девушки Actun Tunichil Muknal, чьим именем и названа пещера. Чтобы на него посмотреть, надо было забраться под потолок уже этой пещерной залы, правда на этот раз не по валунам, а по вполне цивилизованной стремянке. Это единственный скелет, огороженный веревкой, и то из-за идиотов-туристов. Несколько лет назад какая-то дура фотографировала скелет с близкого расстояния, нависнув над ним, когда от её камеры отвалился объектив и отбил нижнюю челюсть бесценной находки. Кроме того, частенько туристы ложились рядом со скелетом в ту же позу, чтобы сфотографироваться на память. Какое уж там “respect a cave!” Спасибо, что хоть еще пускают посмотреть. В длину скелет совсем небольшой, где-то 150 см, и действительно в очень хорошем состоянии.



скелет девушки actun tunichil muknal

Назад мы возвращались по своим следам, шаг в шаг. Нашли ботинки в целости и сохранности, передохнули, и полезли вниз, в воду. Купальники к тому времени уже высохли, было не очень приятно снова намокнуть. На выходе из пещеры часто происходят несчастные случаи. Видимо люди, соскучившись по солнечному свету, так сильно торопятся выбраться наружу, что теряют бдительность. Только накануне, по словам гида, один из туристов сломал руку. Осторожно переплыв ледяной бассейн, мы вновь оказались в середине джунглей.


Пещерная экскурсия завершилась, и стала одним из самых ярких моментов за все путешествие. По слухам, туры в пещеру обещают вскоре прикрыть совсем, все-таки слишком много вреда от туристов. Всем желающим рекомендуется поторопиться.
Неподалеку устроили привал с перекусом, расположившись на поваленных пальмах. Кроме нас там отдыхали еще люди из двух-трех групп. Гиды держались от туристов в сторонке, позвякивали золотыми цепями, курили и отгоняли мошек с помощью солидных мачете. Сцена походила на лагерь беженцев под суровой охраной :)

На парковке переоделись в сухое (в стороне находилось что-то вроде кабинки из пальмовых листьев), закинули сторожа в его деревню, и погнали в Сан-Игнасио. Распрощавшись с попутчиками, мы договорились с одной парой ехать дальше, в Плаценсию. Путь предстоял не близкий, по темноте, а двумя компаниями все же безопасней. По пути в кемпинг слушали рассказы гида о том, как идет бизнес, и кто ему вставляет палки в колеса.

В Trek Stop’e выписались из кабинки, чем безмерно удивили Джуди и Джона. “Куда вы на ночь глядя?” - посетовали они. “Так надо”, - упрямо отвечали мы. “Вот ведь шило в попе”, - переговаривались пенсионеры, “езжайте, только осторожно”. Они даже вызвались позвонить в гостиницу в Плаценсии, где у нас была резервация, чтобы подтвердить “что двое сумасшедших русских все-таки прибудут к полуночи”. Отнеслись они к нам по-отечески, очень доброжелательно, и конечно я с удовольствием рекомендую “Trek Stop” в качестве бюджетного пристанища в западном Белизе.

В кафе “Ceasar’s Place”, где уже останавливались в предыдущий день, мы встретились с ребятами как и было запланировано, и мини-караваном отправились на юг Белиза. В темноте гораздо легче ехать за чьими-нибудь красными огнями, поэтому менялись каждый час. В столичном Бельмопане свернули на Hummingbird highway, по которому еще не выдавался случай поездить. По отзывам, это шоссе - одно из самых красивых в Белизе, но в темноте мы конечно ничего увидеть не могли, кроме бесконечных поворотов. К концу отпуска нам все же представился шанс проехать здесь утром, но не буду забегать вперед.

Деревня Placencia находится в конце небольшого полуострова, через который ведет не мощеная, присыпанная красной пылью дорога. Длина её - 35 км, и это был самый сложный отрезок пути за все время путешествия по Белизу. Усталость брала свое, сил гнать не было, да и трясло сильно, поэтому в Плаценсию добрались только через час после съезда с шоссе Колибри. Номер в гостинице “Cozy Corner” был заказан еще из дома, да и Джон подтвердил резервацию, так что на этот счет не волновались. К гостинице нельзя подъехать на машине (стоит в песке на пляже), поэтому пришлось оставить Dodge/Hundai в центре деревни на импровизированной парковке.
Народ уже разошелся спать, но один из работников гостиничного ресторана ждал; передал ключи от номера, и тоже ушел. Комнатка оказалась так себе, 2 вентилятора, TV, кровать, душ, туалет, все без особых претензий и изысков. Тут силы окончательно покинули наши уставшие организмы, и мы не заметили, как сразу заснули.

Плаценсия и Карибский берег
День 7-й. Маршрут: Placencia - заповедник Cockscomb wildlife sanctuary - необычные животные - ужин в “Amigos & Amigos” - Новый Год на местной дискотеке.

Утром нас разбудил шум прибоя. Хотя гостиница “Cozy Corner” не отличалась особой комфортабельностью и уютом, но её выигрышное положение прямо в песке на пляже перевешивало всё. К тому же на первом этаже функционировал ресторан, так что даже не пришлось долго ломать голову, где бы позавтракать.


Усевшись за деревянный стол прямо под пальмой, заказали кофе, омлет для Ильи и мои любимые quesadillas с сыром. Народу не было ни на пляже, ни в воде, никто не купался в красивом сине-зеленом океане, и только величественные фрегаты парили над кромкой берега.

пляжи плаценсии

Плаценсия не является популярным местом у путешественников - расположена далековато и добираться не удобно. До недавнего времени люди попадали в деревню только на лодках, но с тех пор как на полуострове проложили гравийную дорогу, Плаценсию стали называть “остров, к которому можно доехать на машине”. Прелести так называемого “шоссе” мы оценили еще ночью, проехав по нему со скоростью 30 км/ч. Утром открылись последствия этой тряски: машина сменила свой серо-голубой цвет azul на нечто красно-оранжевое. Толстый слой пыли покрывал всю её поверхность, а на лобовое стекло вообще без слез нельзя было смотреть. Поэтому, обязательно включайте кондиционер на внутреннюю циркуляцию во время покорения данной дороги.



дорожная карта до плаценсии

Поездка в Плаценсию стала единственным случаем, когда мы пожалели, что не взяли в аренду джип. Конечно, дорога вполне проходима и для легковушек, но гораздо приятнее и не так шумно было бы на большой машине. Бедный Додж Атос выкладывался изо всех сил, но в конце пути в нем все же стало что-то позвякивать.


Ближе к деревне встретился забавный знак: “дай дорогу самолету”, а в густой луговой тропе виднелась избушка управления полетами. Возможно, туристы из Белиз-сити попадают в Плаценсию таким способом, к тому же здесь садятся сельскохозяйственные и метеорологические самолетики.
Деревня рассчитана в основном на бюджетных путешественников, и отличается расслабленной атмосферой, дружелюбным народом, прекрасной местной кухней и пустыми пляжами. Шоссе полуострова плавно перетекает в главную улицу Плаценсии, бежит с севера на юг мимо деревянных домов на сваях, гостиниц, заканчиваясь автобусной остановкой с кольцом у пристани (там же расположена единственная заправка).

http://www.andreev.org/albums/south_of_belize/images/184bz.jpg

От пристани уходят лодки с ныряльщиками к Барьерному рифу, в 30 км от берега. Данная часть рифа намного шире, чем у северных островов, с глубокими коралловыми каньонами и серьезной живностью. Завсегдатаями являются китовые акулы, которые появляются в местечке Silk Cayes с маниакальной пунктуальностью, в течение 10 дней после полной луны. Почему это происходит, никто не знает, но дайверы пользуются моментом, съезжаясь со всего света для акульего погружения. Подводными приключениями мы были вполне сыты, душа требовала наземных передвижений, походов, и диких зверушек. Под эти характеристики попадал заповедник Cockscomb wildlife sanctuary, недалеко от съезда на Плаценсию, поэтому недолго думая, мы отправились в путь, захватив воды и чего-нибудь пожевать.



оранжевая дорога полуострова плаценсия

Оранжевая дорога тряслась под колесами, оседая мириадом песчинок и на нас, и на встречных машинах. Причем местные ездили на небольших грузовиках, в кузовах которых размещались попутчики. Как они там себя чувствовали под пылевой завесой лучше не представлять. Не смотря на относительную бедность района, вдоль дороги мы приметили два курорта-деревни, к северу от аэродрома. В Maya beach велось активное строительство, и по слухам земли скупались американцами, готовящимися уходить на пенсию. Соседняя Seine Bight тоже не отставала; то тут, то там виднелись бетонные каркасы будущих построек.


В этой деревне обосновались люди из нации Гаринагу, о которой я уже вскользь упоминала в самом начале рассказа. Напомню, что это потомки африканских рабов и выходцев из южной Америки, жившие изначально на острове St. Vinsent в Карибском море. Во время британской колонизации Гаринагу подверглись жестоким гонениям, но спаслись в южном Белизе, достигнув его берегов на самодельных каноэ.

Через 20 минут оранжевой тряски, Додж с удовольствием высунул нос на Южное шоссе. Дорога в Cockscomb отходила влево от шоссе через 16 км при движении на север, в Дангригу. Southern Hwy обрамляли со всех сторон плантации банановых деревьев. Приглядевшись, мы увидели забавную вещь: гроздья бананов укутывали синие пластиковые мешки. То ли для того, чтобы плоды быстрее созревали в темноте, то ли для облегчения сбора урожая. Перерубил связку у основания - и вуаля! - оно уже у тебя в мешке.



плантация банановых деревьев

Ответвление к заповеднику Cockscomb хорошо видно с Южного шоссе, т.к. именно на перекрестке стоит небольшой домик с гостеприимной надписью “Welcome to the Maya Center”. Мы зашли туда совершенно случайно, и как оказалось, правильно сделали. Во-первых, плату за въезд в заповедник ($5) взимали именно здесь, а во-вторых, внутри был настоящий сувенирный рай, и совсем не туристическая ловушка. Полки с каменными и деревянными масками майя, расписные шкатулки из красного дерева, фигурки богов и зверей, круглые годовые календари майя из обожженной глины, вышитые полотенца и национальные костюмы, да чего там только не было! Оказалось, это всё творения женщин майя, членов организации Maya Women’s Groop. Деньги, собранные этими женщинами, идут на облагораживание окрестных деревень.


Две представительницы группы присутствовали в центре: смуглые женщины очень маленького роста (где-то 1м 40 см), в белых льняных платьях до пола, с красивой вышивкой. По-английски, конечно, не говорили, но показали нам все, что приглянулось. Домой в Хьюстон уехал лепной глиняный подсвечник с оскаленными лицами по бокам, деревянные шкатулочки, и большая настенная маска. Очень советую посетить этот центр! Мало того, что цены приемлемые, так еще ваши деньги пойдут на благое дело.

Гравийная дорога в Cockscomb начиналась сразу за центром майя. Протяженностью 10 км, она обрывалась прямо у инфо-центра заповедника, известного среди местных как Jaguar reserve. В 80-х годах его основал американец Алан Рабинович с целью изучения поведения ягуаров. Сегодня эта работа продолжается, но уже не при помощи ловушек, как в ранние дни, а посредством инфракрасных камер. Персонал утверждает, что в окрестностях бродят по крайней мере девять ягуаров. И хотя шансы встречи с ними стремятся к нулю, особенно днем, но увидеть следы или остатки их ужина, вполне возможно. Кроме ягуаров не исключены контакты с тапирами, агути, муравьедами, броненосцами, кинкажу, носухами и дикими свиньями, не говоря уже о сотне видов птиц.


На карте возле заповедника встречаются интересные названия, вроде “Дорога в ад”, “Уезжай скорее, если сможешь”, “Мясорубка” и “Обыкновенная преисподняя”. Так “поэтично” называли свои лагеря рубщики леса, трудившиеся на добыче кедра и красного дерева в начале прошлого века. От этих поселений давно уже ничего не осталось, джунгли проглотили всё, кроме названий.

Мы зарегистрировались в инфо-центре, получили карту заповедника, выслушав тираду на тему, что “русских здесь ещё не бывало”. Ну, не в первой… В парке довольно много троп разной протяженности, но в основном это легкие 2-3 мильные отрезки на ровной местности, за исключением двух горных. Многие из них пересекаются друг с другом, образуя сеть. Мы решили этим воспользоваться, построив маршрут по кругу, с переходами от одной тропы к другой. Начинать определенно стоит с River path (полмили в одну сторону), ведущую к берегу ручья South Stann creek. На тропе есть стенды с описанием деревьев и живности, что очень полезно, особенно в такой экзотической стране как Белиз, где количество незнакомых видов просто зашкаливает.



в заповеднике cockscomb basin wildlife sanctuary

Один из первых стендов указывал на поваленное железное дерево (ironwood tree). С ним уже приходилось встречаться на Гавайях, но все равно было полезно вспомнить, что дома из железного дерева не строили, потому что невозможно вбить гвозди в прочнейшую древесину. Попавшийся нам в заповеднике экземпляр упал в 1993 году, а выглядел как огурчик, даже не думая разлагаться. И это, несмотря на то, что в тропиках процесс разложения и обмена веществ в 4 раза выше, чем в обычных лесах умеренного пояса.


Ещё один интересный вид растения возвышался неподалеку. Strangler fig (Фига-душитель) относится к отряду эпифитов, т.е. “воздушных” растений, которые начинают свой путь не в почве на земле, а на других растениях чужого вида. Со временем, вредная фига спускает корни с дерева-хозяина, которые достигнув земли, образуют клетку. Промежутки между прутьями-лианами фига щедро заполняет новыми отростками и листьями, так что через несколько месяцев растение-хозяин помирает от недостатка света, а на его месте воцаряется фига, полая внутри. Самый настоящий кукиш в прямом смысле слова!

Следующий вид растения мы постарались запомнить хорошенько. Stout (Water) vine (Vitis titiifolia) представлял собой вьюнок или лиану коричневого цвета с очень меленькими, зелеными листочками. А внутри этой жилы находилась самая настоящая, свежая, прохладная вода! Всегда можно перерезать лиану, и утолить жажду вдоволь. Об этом знали и древние майя, поэтому не брали с собой тяжелые ёмкости с водой, когда отправлялись в поход по джунглям.

Мы продвигались дальше, вокруг становилось всё темнее и темнее; в таких лесах до земли доходит лишь 2% солнечного света. Внизу воздух почти не шевелится, очень влажно и душно. Некоторым растениям только того и надо. Например, кохуновая пальма с коричневыми плодами, похожими на конусообразные киви, чувствовала себя замечательно, являясь к тому же самым большим пальмовым видом в Центральной Америке. Кохуна очень полезна как в человеческом хозяйстве, так и ценится животными. Агути (индийские кролики) и пекари с удовольствием трескают плоды, тогда как люди используют пальмовое волокно в строительстве домов, а масло плодов - для заживления ран. Даже выжатые плоды шли в дело: их как следует прокаливали на огне, а затем вставляли в качестве фильтров в противогазы во времена Второй мировой войны.

плоды кохуновой пальмы

Почти у самого выхода к реке, мы очутились у основания священного дерева сейба. Тяжелый, светло-серый и искрящийся треугольник уходил в заоблачную высь. Вспученные корни дерева пересекали тропинку, скрываясь под плотной листвой на другой стороне. Майя никогда не использовали сейба в строительстве и по причине “священности”, и из-за того, что древесина слишком мягкая. Когда вырубались участки леса под плантации, дерево не трогали.



http://www.andreev.org/albums/south_of_belize/images/170bz.jpg

Тропа под ногами уже поменяла свое название на Curassow (Tucan) trail, и теперь бежала среди фруктовых деревьев с нависающими зелено-желтыми плодами. И тут мы подверглись нападению. С высоты крон вниз посыпались какие-то черные, пушные звери. “Обезьяны!”, - пронеслось в голове. Но это были не они. Когда один из таких “обезьян” застыл, прилепившись к стволу, в полумраке мы различили длинный нос и длиннющий, меховой полосатый хвост с кольцом. Да это же коатимунди, или по-простому - носухи, виденные до этого только на картинках!


Банда штук из 20 окружала нас со всех сторон, свешивалась с деревьев и настороженно крутила вытянутыми носами. Носы у них знатные, заканчивающиеся самым настоящим поросячьим пятачком, а когти могут поспорить по остроте с медвежьими. Как только я подняла камеру, носухи как с цепи сорвались, с писком запрыгали по деревьям и скрылись в овраге. “Чего это они?” - спросил муж. “Не иначе, на эту группу пытались охотиться”.

coatimundi, или носуха

Возбужденно обсуждая происшедшее, мы наконец вышли на высокий берег ручья South stann creek. По длине он небольшой, всего 12 миль, течет через Южное шоссе и впадает в Карибское море к северу от Плаценсии. Ручей облюбовали выдры (местные их называют “водяные собаки”), и несколько видов рыб, питающихся фруктами (!), осыпающимися с прибрежных деревьев.


По слухам, следы ягуаров чаще всего видят на тропах Gibnut rail и Wari loop, расположенных где-то в километре справа. Эти тропы проходят частично по открытому пространству, лугам, а частично через настоящий бурелом. Даже камера отказалась там снимать, несмотря на выставленное ISO 3200, настолько было темно. Ягуаров мы, конечно, не видели, но рассмотрели их любимое когте-точильное дерево, с глубокими ранами. Причем было видно, что звери приходили сюда много лет; сверху на стволе виднелись более старые царапины, удаляющиеся от земли по мере роста дерева.

http://www.andreev.org/albums/south_of_belize/images/174bz.jpg

Из необычных зверей пути пересеклись с оленем Мазама, у которого нос походил опять же на большой пятачок. Вид у оленя был не слишком интеллектуальный, а нрав - не пугливый. Мазама спокойно позволил сделать с себя пару кадров, прежде чем взбрыкнул и убежал в кусты. Кроме ящериц, муравьев-листорезов и разноцветных птиц, включая крошек-колибри и кискадов, никто больше не желал вылезать на солнцепек, и мы не торопясь отправились в обратный путь.



большой кискад

Дорога до Плаценсии бежала лениво и расслабленно, длинной макарониной уходя за горизонт. На подъезде в деревню остановились у банка “Atlantic Bank”, сняли наличных на всякий случай, и опять без комиссии. Белиз определенно не торопился делать деньги на мелочах. Для раннего ужина выбрали симпатичный ресторан с открытой верандой под названием “Amigos & Amigos”, в двух шагах от гостиницы. В ресторане так же была интернет-комната, где удалось скоротать время в ожидании заказа. Через полчаса на столе аппетитно разместился espanola snapper - целая, запеченная рыба с головой, креветки с рисом и бобами, пиво и “Маргарита”. Счет выписали на… $10. Да, вот это цены в деревне! В штатах всё это стоило бы раз в 5 дороже.



http://www.andreev.org/albums/south_of_belize/images/183bz.jpg

После ужина посидели на пляже, а затем отправились отдыхать в гостиницу, так как через четыре часа Белиз должен был перейти в Новый Год. Народ в России, наверное, уже спал, хорошо отметив, ну а мы, на краешке мира, всё еще дожидались приезда Деда Мороза.


Вскочили в 11:30 pm, прихорошились, и отправились прямиком в “Amigos”, куда уже подтягивался местный народ. Как полагается, встретили Новый Год с громким отсчетом, звоном бокалов и даже выпиванием на брудершафт с людьми Гаринагу. Посидев немного в ресторане, двинули в сторону пирса, откуда доносилась музыка, и на сколько не обманывал слух, в живом исполнении.

пирс в плаценсии

И точно: посреди площади под легким тентом проходила центральноамериканская дискотека :) Группа местных музыкантов заводно играла регги (что же еще!), а народ, состоящий на 20% из туристов, на остальные - из жителей деревни, радостно и весело плясал. Как исполняют регги коренные жители страны - это глаз не отвести, уши не закрыть, и обязательно надо увидеть хотя бы раз. Такой небрежный, расслабленный, и в то же время задорный стиль, с плавными, ленивыми переходами от одного движения к другому, с покрытием достаточно большого пространства. Особо удачным находкам танцоров толпа одобрительно хлопала. Ну а когда стали танцевать парное регги, то тут уже и мы не утерпели. Проколбасившись на белизской Новогодней дискотеке часа полтора, мы не заметили ни единой пьяной рожи. Народ в основном пил местное пиво, но не нажирался до животного состояния, а каким-то образом все время находился в адекватной форме, что приятно.

В конце второго часа ночи музыканты взяли тайм-аут, да и мы решили, что встретили Новый Год вполне достойно, и со спокойной совестью можем идти отдыхать. Но прежде чем заснуть, еще долго сидели в креслах на пляже, пили пиво, и наблюдали за незнакомыми, яркими созвездиями, таинственно сверкающими на бархатном, новогоднем небосводе.



Поделитесь с Вашими друзьями:
1   2   3   4   5


База данных защищена авторским правом ©nethash.ru 2017
обратиться к администрации

войти | регистрация
    Главная страница


загрузить материал