Проблемы реализации интеграционного потенциала государств-членов евразийского экономического союза в области промышленной политики



Скачать 63.75 Kb.
страница1/3
Дата19.01.2017
Размер63.75 Kb.
Просмотров280
Скачиваний0
ТипРеферат
  1   2   3
ПРОБЛЕМЫ РЕАЛИЗАЦИИ ИНТЕГРАЦИОННОГО ПОТЕНЦИАЛА ГОСУДАРСТВ-ЧЛЕНОВ ЕВРАЗИЙСКОГО ЭКОНОМИЧЕСКОГО СОЮЗА В ОБЛАСТИ ПРОМЫШЛЕННОЙ ПОЛИТИКИ
Автор: Сергей Ткачук, директор по проектам Научного центра евразийской интеграции
Введение
Новый этап евразийской интеграции, который начался с 1 января 2015 года началом функционирования Евразийского экономического союза (далее - ЕАЭС), характеризуется многоплановой рутинной работой наднационального органа – Евразийской экономической комиссии (далее - ЕЭК) - по широкому кругу переданных в его ведение вопросов.

Договором о Евразийском экономическом союзе от 29 мая 2014 года определены основные направления проводимой государствами-членами (к интеграционной «тройке» Белоруссии, Казахстана и России присоединились также Армения и Киргизия) согласованной макроэкономической политики, которые включают, в том числе, обеспечение устойчивого развития экономики государств-членов с использованием интеграционного потенциала Союза и конкурентных преимуществ каждого государства-члена.

Основным содержанием дальнейшей интеграции будет полная реализация потенциала Таможенного союза (далее - ТС) и Единого экономического пространства (далее - ЕЭП), совершенствование и дальнейшее развитие договорно-правовой базы, институтов и практического взаимодействия по следующим основным направлениям: обеспечение эффективного функционирования общего рынка товаров, услуг, капитала и трудовых ресурсов; дальнейшее сближение, гармонизация национальных законодательств, а также их унификация в сферах, определенных соглашениями, составляющими договорно-правовую базу ЕЭП; разработка и осуществление согласованной экономической политики, переход к согласованию параметров основных макроэкономических показателей государств-членов, углубление сотрудничества в валютной сфере; углубление сотрудничества в целях обеспечения экономической безопасности во всех ее аспектах.

Однако ключевым, с точки зрения повышения макроэкономической эффективности и реализации конкурентного потенциала интегрируемых государств, является формирование согласованной промышленной, транспортной, энергетической и аграрной политики, углубление производственной кооперации, включая возможное создание совместных транснациональных корпораций.

Вместе с тем, простой координацией (согласованием) промышленной, сельскохозяйственной и других отраслевых политик задача повышения макроэкономической устойчивости и конкурентоспособности регионального союза не решается. Общая стратегия развития должна давать долгосрочные ориентиры как для наднациональных и национальных органов регулирования, а также для деловых кругов государств-членов ЕАЭС. Для ее разработки необходимо востребовать методы научно-технического и технологического прогнозирования, стратегического планирования, программно-целевого проектирования. При разработке совместных программ и стратегий Евразийского союза особое внимание наднационального органа регулирования должно быть обращено на средне- и долгосрочные тенденции развития мировой экономики в разрезе приоритетных направлений развития в различных группах стран и региональных интеграционных группировках. Такой подход позволяет выявить наиболее конкурентоспособные отрасли в народном хозяйстве государств-членов ЕАЭС, сосредоточить усилия на организации гармоничного и продуктивного кооперационного взаимодействия внутри единой таможенной территории. Такая перспективная кооперация должна исходить из соображений максимального удовлетворения внутреннего спроса на товары и услуги без задействования ресурса импортных поставок, что представляется особенно актуальным с учетом сворачивания международного торгово-экономического сотрудничества в условиях введенных странами Запада санкций. Помимо выхода на режим самообеспечения качественными товарами, прежде всего, продовольственными, должна ставиться задача выхода на внешние рынки.

1. Тенденции развития мировой экономики на средне- и долгосрочную перспективу

Для выявления глобальных тенденций экономического развития были использованы исследования ведущих международных организаций - Организации объединенных наций (ООН), Всемирного Банка, Всемирного Экономического Форума (ВЭФ), ОЭСР, ФАО, ЮНИДО, Европейского Союза.

1. Всемирный Банк1 прогнозирует увеличение темпов глобального экономического роста с 2,8% в 2014 г. до 3,5 % в 2016 г. При этом только 2 региона - Восточная Азия и Тихий Океан, включая Китай, и Южная Азия, включая Индию, будут расти темпами, в 2 раза превышающими среднемировые. По результатам 2013 года, товарооборот Китая превысил товарооборот США на 7%, увеличившись почти на 2 триллиона долларов. Китай стал ведущей страной мира в торговле товарами. Следствием развития экономики Китая и Индии будет наращивание импорта энергетических ресурсов, металлических руд, а также высокотехнологичных потребительских товаров и продовольствия.

2. Эксперты ООН прогнозируют2 существенный рост численности населения планеты. В середине 2013 г. население мира составляло 7,2 млрд. человек, к 2025 г. оно превысит 8 млрд., увеличившись более чем на 11%, и к 2050 г. составит более 9,6 млрд. К концу века этот показатель может вплотную приблизиться к 11 млрд. человек. Население Азии увеличится с 4,3 млрд. до 5,2 млрд., а к середине века свыше половины населения планеты будет проживать в этом регионе.

Вследствие этого можно прогнозировать увеличение спроса на потребительские товары, в первую очередь, на продовольствие, и основным перспективным рынком сбыта будет Азия. Кроме продовольственных товаров будет расти и спрос на энергоресурсы, продукцию легкой и фармацевтической промышленности. В свою очередь, спрос на продовольствие будет повышать спрос на сельскохозяйственную технику, а спрос на энергоресурсы потянет за собой спрос на энергосберегающие и «зеленые» технологии и экологичное энергетическое машиностроение.

3. По прогнозам Всемирного Экономического Форума3 существенное влияние на развитие мировой экономики окажет урбанизация. В 1950 году лишь 30% мирового населения считались горожанами. Половина всего населения мира или около 3,3 млрд. человек живет в городах в настоящее время. К 2030 году 60% населения будет жить в городах. Такой уровень роста городского населения сохранится. За следующие 15–20 лет многие города в странах Африки и Азии увеличатся вдвое.

В результате урбанизации можно ожидать роста спроса на строительные материалы и услуги, а также повышения мобильности населения, что повысит спрос на транспортные услуги, продукцию автомобильной и авиастроительной промышленности. Будет развиваться дорожное строительство и соответственно станкостроение и металлургия, которые должны будут обеспечить данные отрасли комплектующими, рост спроса на продовольственные и энергетические ресурсы.

4. Согласно расчетам Института исследований по вопросам безопасности Евросоюза за 2012 год, численность среднего класса увеличится до 3,2 млрд. человек в 2020 году и до 4,9 млрд. человек в 2030 году (исходя из того, что общая численность мирового населения составит 8,3 миллиарда человек). Большая часть роста численности среднего класса придется на Азию, в особенности на Китай и Индию, что в результате приведет к увеличению спроса на высокотехнологичные товары потребительского спроса, включая компьютеры, телекомуникационные продукты, бытовую технику, а также продовольственные и энергетические ресурсы.

Растущий спрос на сырьевые ресурсы прогнозирует высокие цены на энергоресурсы и продовольствие. Согласно прогнозу Всемирного банка, будет расти номинальная цена на энергетические ресурсы, оставаться примерно на уровне 2010 года для продукции сельского хозяйства и находиться ниже уровня 2010 года для основных металлов и удобрений.

ФАО и ОЭСР4, подтверждают, что спрос на продукцию сельского хозяйства продолжит оставаться высоким, хотя и не будет расти так же быстро, как в прошлое десятилетие. В следующем десятилетии ожидается более высокий темп роста производства продукции животноводства по сравнению с производством традиционных зерна и риса. Соответственно, до 2023 года ожидается стабилизация цен на зерновые и рост цен на продукцию животноводства и молочную продукцию в номинальном выражении. Рост цен на рыбную продукцию будет значительно превышать исторические средние величины из-за растущего спроса и высокой себестоимостью производства. Рост производства сельхоз продукции в разрезе регионов ожидается в развивающихся странах Азии и Латинской Америки. В то же время ожидается, что Африка и Азия в целом увеличат чистый импорт сельхозпродукции.

С учетом растущего спроса на сырьевые ресурсы повысится экологическая направленность развития - ресурсо- и энергосбережение, «зеленые» технологии, использование экологических материалов (на основе нано- и биотехнологий, спецматериалы).

Растущие потребности в высокотехнологичных товарах активизируют и продолжат спрос на инновационные технологии, что в свою очередь, с учетом роста конкуренции, будет способствовать развитию международных цепочек добавленной стоимости с использованием конкурентных преимуществ стран.

Согласно исследованию Европейской Комиссии (2009 года) первые пять областей, в которые вкладывается больше инвестиций в научно-исследовательские разработки в мире - это фармацевтика и биотехнологии; технологии машин и оборудования; автомобили и запчасти; компьютеры и компьютерные услуги; электроника и электронное оборудование. Причем первые три области значительно опережают по инвестициям остальные.

ЮНИДО провел исследование среднесрочных национальных и региональных исследовательских стратегий и технологических обзоров Европейского Союза, Германии, Великобритании, Дании, Швеции, Китая, США, Канады, Австралии, Республики Корея и Бразилии и выделил следующие технологические области, которые будут играть очень важную роль в средне- и долгосрочной перспективе: фотоника, биотехнологии, нанотехнологии; микротехнологии; информационные и коммуникационные технологии в производственных системах; продвинутые материалы, в том числе на основе редкоземельных металлов.

В соответствии со статистическими данными ЮНКТАД, лидерами по темпам роста стоимости импорта в период 2005-2012 гг. являлись следующие группы товаров: топливо (рост в 2,4 раза), руды и металлы (рост в 2,2 раза), а также пищевые товары (рост в 2 раза).

Рост производства сельхозпродукции в разрезе регионов ожидается в развивающихся странах Азии и Латинской Америки. В то же время прогнозируется увеличение чистого импорта сельхозпродукции в Африке и Азии для обеспечения растущего спроса.

С точки зрения доли в общей сумме импорта, основными лидерами международного импорта являются такие группы товаров, как машины и транспортное оборудование; прочие промышленные товары и топливо. Машины и транспортное оборудование в общей стоимости международного импорта занимают около трети или 32,6%. Топливо в общей стоимости занимает около 18,4%.

В группе металлов и руд темп роста стоимости цветных металлов выше, чем у железа и стали.

Рост стоимости топлива за этот же период выше, чем у руд и металлов, но производить, к примеру, синтетический каучук может быть еще выгоднее.

В группе пищевых продуктов особо можно выделить животные и растительные масла, жиры и воски, а также мясо, молоко и рыбу. В 2005-2012 гг. общая стоимость глобального импорта пищевых продуктов увеличилась в 2 раза, животных и растительных масел, жиров и восков - в 2,7 раза, мяса, яиц и молочных продуктов - в 1,8 раза, рыбных продуктов - в 1,5 раза.

Стоимость глобального импорта в группе машин и транспортного оборудования в период 2005-2012 года выросла в 1,5 раза. При этом стоимость глобального импорта энергетических машин и оборудования электромашин и оборудования и других индустриальных машин и оборудования росла быстрее всего (1,7 раза). Наибольшую долю в стоимости импорта этой группы в 2012 году составляли электромашины и оборудование - 24%, транспортные средства - 21%, телекоммуникационные и звукозаписывающие аппараты - 13%.

Динамика роста импорта и потребления подтверждает мировые тенденции экономического развития. На основе изучения тенденций в целом в мировой экономике, прогнозов ведущих международных организаций по развитию промышленности и торговли можно предположить, что перспективными отраслями мировой экономики будут: нефтедобывающая и нефтеперерабатывающая промышленность (и другие отрасли энергетики); цветная металлургия; производство новых материалов (нано-, био- и спецматериалы, в том числе на основе редкоземельных металлов); химическая и нефтехимическая промышленность; машины и оборудование, продукты металлообработки, в том числе, станкостроение; производство сельскохозяйственных машин; производство энергетического оборудования и машин; автомобильная промышленность; авиационная промышленность; фармацевтика; авиационная промышленность.


Исходя из имеющегося анализа долгосрочных мировых тенденций социально-экономического развития и роста потребления в различных регионах мира, изучение соответствующих направлений государств-членов ЕАЭС, а также оценка их национальных конкурентных преимуществ позволит выявить перспективные сферы экономики Сторон. Дальнейшая суммарная оценка конкурентных преимуществ государств-членов в отраслях, представляющих взаимный интерес, позволит сформировать предложения по реализации интеграционного потенциала Евразийского союза.
2. Правовые и теоретические аспекты формирования скоординированной промышленной политики ЕАЭС

Согласно ст.5 договора о ЕАЭС, государства-члены осуществляют скоординированную или согласованную политику в пределах и объемах, «установленных настоящим Договором и международными договорами в рамках Союза». В иных сферах экономики государства-члены стремятся к осуществлению скоординированной или согласованной политики в соответствии с основными принципами и целями Союза.

Терминологией договора о ЕАЭС также предусмотрен термин «единая политика», но ее проведение, как и стремление к ее проведению, в ряде сфер не зафиксированы. Приложение №27 к договору о ЕАЭС не содержит положений о проведении даже скоординированной промышленной политики в рамках ЕАЭС. Речь идет только о сотрудничестве. Вместе с тем, торговая политика, в частности сфера таможенно-тарифного регулирования напрямую связана с промышленной политикой и, в значительной мере, является производной от нее.

Принятые в странах-участницах ЕАЭС программы развития промышленности обуславливают соответствующие решения по регулированию доступа импортных товаров на внутренний рынок ЕАЭС, позицию государственных органов в этой области при согласовании проектов решений ЕЭК. При этом планы промышленного развития государств-партнеров по ЕАЭС не всегда учитываются надлежащим образом, так как не согласованы и не взаимоувязаны на наднациональном уровне. До сих пор не принята Концепция согласованной промышленной политики.

Для повышения эффективности наднациональных органов регулирования в этой сфере должна быть разработана и принята хотя бы Концепция промышленной политики ЕАЭС, которая должна удовлетворять следующим требованиям:

- соответствие и направленность на достижение основных целей формирования ЕАЭС;

- интегративность, т.е. соответствие основным положениям утвержденных на национальном уровне программ развития;

- внутреннее единство, т.е. отсутствие противоречащих друг другу положений;

- соответствие наднациональному уровню регулирования, что предопределяет концептуальное формулирование долгосрочных целей промышленной политики и способов их достижения.

В Концепции согласованной промышленной политики ЕАЭС должны найти отражение задачи повышения конкурентоспособности национальной промышленности Сторон, ее модернизация, развитие инноваций, служащее целям повышения ВВП, достижения прогрессивных изменений в его структуре, увеличение доли в нем высокотехнологичной, развитие технологической кооперации стран ЕАЭС. Для этого, прежде всего, должны быть четко сформулировать цели согласованной промышленной политики, учитывающие текущий уровень развития ключевых отраслей промышленности стран ЕАЭС.

При разработке Концепции следует учитывать не только сравнительные преимущества стран ЕЭП, но и их конкурентные преимущества в их динамическом развитии, как результат целенаправленной деятельности экономических субъектов, национальных правительств и наднациональных регулирующих органов. Концепция требует разрешения такого внутреннего противоречия, отраженного в некоторых нормативных документах, как поощрение конкуренции между странами ЕАЭС, имея в виду предприятия и отрасли выпускающую взаимозаменяемую продукцию. Рассмотрение внутреннего рынка ЕЭП как поля конкурентной борьбы и возможности расширения рынка сбыта национальными производителями с вытеснением производителей из другой страны далеко не всегда оправданно и целесообразно. Иными словами, требуется выработка такого подхода, при котором конкуренция внутри ЕАЭС поощряется только там, где она действительно целесообразна. В противном случае, в силу того, что на территории Евразийского союза действуют глобальные компании, конкуренция между национальными производителями в ЕАЭС будет еще больше ослаблять их конкурентные позиции и конкурентоспособность союза в целом. В последнем случае, возможно, целесообразно не стимулирование конкуренции, а наоборот, стимулирование корпоративной интеграции с выходом производителей ЕАЭС на мировой рынок в новом качестве ТНК.

Важным аспектом промышленной политики в Евразийском союзе является выбор ее приоритетов. При их анализе и синтезе необходимо исходить из того, что цели перевода экономик государств-участников ЕАЭС на инновационный путь развития и подъема инвестиционной активности должны и могут быть достигнуты в течение 5-10 лет. А задачи модернизации экономики с достижением мирового уровня конкурентоспособности и технологического развития могут быть реализованы поэтапно в течение 15-20 лет, с получением первых значимых результатов технологической модернизации уже через 3-5 лет.

При этом главной задачей промышленной политики должно быть достижение значимых, масштабных результатов, а не только создание благоприятных условий для осуществления модернизации в расчете на автоматическое действие рыночных механизмов. Создание таких условий можно формулировать в качестве промежуточных (инструментальных) целей промышленной политики, но не как критерий ее успешности. При этом в качестве одной из основных целей проведения промышленной политики в ЕАЭС должна являться структурно-технологическая модернизация промышленности, определяющая технический уровень и эффективность экономики. При всей важности институциональных реформ ключевым условием успешного развития экономики ЕАЭС является создание технологически передовой обрабатывающей промышленности с мощным экспортным потенциалом и состоящей из высокотехнологичных и активных в инновационном плане компаний, получающих основную часть доходов от продажи высокотехнологичной продукции.

Необходимость повышения темпов роста промышленности ЕАЭС должна определяться не стремлением «догнать» другие страны и интеграционные объединения, а логикой создания фундаментальных предпосылок активизации инвестиционных и инновационных процессов для осуществления структурно-технологической модернизации в целях расширения развития и качественного роста промышленного производства в долгосрочной перспективе.

Промышленная политика модернизации экономики ЕАЭС в целом должна исходить из понимания структурных изменений и перспектив глобального социально-экономического развития и выявления национальных конкурентных преимуществ. В своем нынешнем состоянии экономики государств-членов Евразийского союза, имеющие значительный научно-технический потенциал, не могут воспользоваться открывающимися возможностями подъема на новой волне экономического роста. В результате затяжного экономического кризиса 90-х гг. оказались разрушены старые и не были созданы новые механизмы расширенного воспроизводства научно-технического потенциала. В производственных инвестициях почти прекратилось взаимодействие разработчиков новых технологических решений и потенциальных инвесторов. А возникшая в то же время возможность импорта современных технологий за счет предоставления инвестиционных кредитов повлекла резкое снижение востребованности отечественного инвестиционного и инновационного потенциала. Произошла переориентация инвестиционной активности на импортную технологическую базу. Это, в свою очередь, вызвало угрозу утраты способности стран ЕАЭС к самостоятельному воспроизводству и втянуло их в неэквивалентный внешнеэкономический обмен. Инновационный и инвестиционный секторы стран ЕАЭС нуждаются в «реанимации», предполагающей восстановление процесса исследований и разработок, доведение созданных заделов до стадии производства, восстановление связей с поставщиками комплектующих и других элементов научно-производственного цикла.

Другой особенностью экономики ЕАЭС, затрудняющей ее модернизацию, является глубокая технологическая неоднородность, которая проявляется в форме значительной дифференциации показателей доходности разных отраслей экономики. В условиях рынка низкая доходность большинства отраслей обрабатывающей промышленности, включая ее высокотехнологический сектор, создает барьер на пути структурно-технологической модернизации экономики. Его преодоление невозможно без проведения государствами-членами ЕАЭС активной промышленной политики. Запаздывание с переходом к такой политике влечет нарастающее отставание экономики ЕЭП в становлении нового технологического уклада, рост которого будет определять развитие мировой экономики в 20-летней перспективе5.

С научно-технической точки зрения, выбираемые приоритеты должны соответствовать перспективным направлениям становления нового технологического уклада. С макроэкономической точки зрения, они должны создавать расширяющийся импульс роста спроса и деловой активности. Со структурно-воспроизводственной точки зрения, приоритетные производства, начиная с определенного момента, должны выходить на самостоятельную траекторию расширенного воспроизводства в масштабах мирового рынка, выполняя роль «локомотивов роста» для всей экономики. С социально-экономической точки зрения, их реализация должна сопровождаться расширением занятости, повышением реальной зарплаты и квалификации работающего населения, общим ростом общественного благосостояния.

Разумеется, при выборе приоритетов необходимо исходить не только из прорывных технологий, которыми обладают страны ЕАЭС, но и учитывать их нынешнее положение в мировом разделении труда. Значительная часть промышленности ЕАЭС, в том числе высокотехнологичной, в обозримой перспективе будет работать на обеспечение потребностей добычи и переработки природного сырья. Модернизация добывающих отраслей, топливно-энергетического и химико-металлургического комплексов стимулирует развитие многих смежных высокотехнологических отраслей. Огромны резервы технологической модернизации в сельском хозяйстве, в сфере услуг, особенно – в ЖКХ, на транспорте и в таких отраслях производства общественных благ, как образование, здравоохранение, государственное управление.


3. Потенциальные приоритеты согласованной промышленной политики ЕАЭС

Расчеты по интегрированной модели межотраслевого баланса трех государств-основателей ЕАЭС6 показывают, что основная часть интеграционного эффекта, оцениваемого до 2030 года в 750 млрд. долл., приходится на реализацию упомянутой выше общей стратегии развития (создание общего рынка товаров, предусмотренное соглашениями, принятыми в рамках Таможенного союза, дает лишь треть совокупного интеграционного эффекта).



Табл. 1. Интеграционный эффект от создания ЕЭП

 

Динамика ВВП

(2011 г.=1,0)

ВВП (млрд. долл. США)

2011 г.

Отсутствие ЕЭП

 

2015

2020

2030

2015

2020

2030

Россия

1.25

1.60

2.47

2380.3

3809.0

9411.1

Беларусь

1.18

1.37

1.77

65.3

89.4

157.9

Казахстан

1.19

1.51

2.36

224.0

338.5

797.6

Создание ЕЭП

 

2015

2020

2030

2015

2020

2030

Россия

1.27

1.62

2.53

2411

3905

9890

Беларусь

1.23

1.44

3.23

67.8

97.4

314.3

Казахстан

1.22

1.53

2.63

229.5

350.8

921.1

ИТОГО










38.65

116.76

758.96


Поделитесь с Вашими друзьями:
  1   2   3


База данных защищена авторским правом ©nethash.ru 2017
обратиться к администрации

войти | регистрация
    Главная страница


загрузить материал