Правовая зависимость: оценка лечения наркотической зависимости с точки зрения прав человека



Pdf просмотр
страница1/6
Дата13.02.2017
Размер1.26 Mb.
Просмотров475
Скачиваний0
  1   2   3   4   5   6

Правовая зависимость:


оценка лечения наркотической
зависимости с точки зрения
прав человека

Правовая зависимость:
оценка лечения наркотической зависимости с точки зрения прав человека
Канадская правовая сеть по ВИЧ/СПИДу
2008

Правовая зависимость:
оценка лечения наркотической зависимости с точки зрения прав человека
Джоан Чете и Ричард Пирсхаус
© 2008 Канадская правовая сеть по ВИЧ/СПИДу
Дополнительные копии находятся на сайте www.aidslaw.ca/ru.
Cataloguing in publication data
Чете Дж. и Пирсхаус Р. (2007). Правовая зависимость: Оценка лечения наркотической зависимости с точки зрения прав человека. Торонто, Канадская правовая сеть по ВИЧ/СПИДу. (Оригинал:
Csete J and R Pearshouse (2007). Dependent on Rights: Assessing Treatment of Drug Dependence from a
Human Rights Perspective. Toronto: Canadian HIV/AIDS Legal Network).
ISBN 978-1-896735-93-1
Благодарность
Авторы признательны Международной программе снижения вреда (IHRD) Института «Открытое общество» за финансовую поддержку в подготовке и публикации этого доклада. Даниел Вулф из Международной программы снижения вреда предоставил полезные комментарии к ранней версии документа. Мы также выражаем признательность Ричарду Эллиотту, Леону Мару и Лие Утяшевой из Канадской правовой сети по ВИЧ/СПИДу за комментарии, и Важдану Сохейли и Леону Мару за оформление текста и дизайн доклада.
Иллюстрации: Кони Швиндел
Переводчик: Ольга Вовк
Редактор издания: Лия Утяшева
О Канадской правовой сети по ВИЧ/СПИДу
Канадская правовая сеть по ВИЧ/СПИДу (www.aidslaw.ca) способствует защите прав людей живущих с ВИЧ/ СПИДом и людей, уязвимых перед этой инфекцией в Канаде, и в других странах мира, путем проведения исследований, анализа законов и политик в этой области, просветительской деятельности и мобилизации сообщества. Канадская правовая сеть является ведущей адвокационной организацией Канады, работающей в области права и прав человека, связанных с ВИЧ/СПИДом.
Canadian HIV/AIDS Legal Network
1240 Bay Street, Suite 600
Toronto, Ontario, Canada M5R 2A7
Teлефон: +1 416 595-1666
Факс: +1 416 595-0094
Эл. почта: info@aidslaw.ca
Веб-сайт: www.aidslaw.ca/ru

Содержание
Аннотация
1
Введение
3
Общая информация: право человека на здоровье
4
Лечение наркотической зависимости как элемент права на здоровье 7
Замечание общего порядка № 14 о праве на здоровье
9
Оценка лечения наркотической зависимости с точки зрения прав
человека
10
Доступ к услугам
11
Физическая недоступность
16
Экономическая доступность лечения наркотической зависимости 18
Недискриминация при лечении, включая внимание к гендерным вопросам
19
Приемлемость: научное качество, этика и культурная приемлемость 22
Согласие и участие в процессе принятия решений
30
Суды по делам о наркотиках
32
Расширение участия людей, употребляющих наркотики
34
Конфиденциальность информации о состоянии здоровья
35
Выводы и рекомендации
36
Приложение 1: Оценка методов и практик лечения наркотической
зависимости с точки зрения прав человека
40
Приложение 2: Права людей, проходящих лечение наркотической
зависимости
43

Врач должен лишь в интересах пациента в процессе оказания
медицинской помощи осуществлять вмешательства, способные
ухудшить его физическое или психическое состояние.

– Международный кодекс медицинской этики,
Всемирная медицинская ассоциация, 1949

Аннотация
Каждый человек имеет право поддерживать самый высокий уровень физического и психического здоровья. Для людей, употребляющих вызывающие привыкание наркотики, лечение наркотической зависимости является существенным элементом этого права каждого человека. Хотя такое лечение не всегда может быть эффективным на 100 %, многочисленные исследования и практика свидетельствуют о том, что оно может кардинально изменить состояние психического и физического здоровья людей, получающих это лечение.
Лечение наркотической зависимости включает три главных условия, определенных в международном праве как необходимые для полной реализации права на здоровье: оно является важным элементом контроля над эпидемиями, благодаря роли такого

лечения в снижении риска заражения ВИЧ/СПИДом и гепатитом С; оно предоставляет больным медицинское обслуживание; и

лечение родителей и беременных женщин способствует улучшению здоровья и

развитию детей младшего возраста.
Каждое правительство имеет определенную свободу действий при оценке того, какие меры являются наиболее подходящими, учитывая сложившуюся в стране конкретную ситуацию, для обеспечения
«наивысшего достижимого уровня физического и психического здоровья». Однако правительства обязаны обеспечить для каждого человека доступ к медицинским товарам и услугам такого уровня, который позволит ему в кратчайшие сроки воспользоваться правом на наивысший достижимый уровень медицинского обслуживания. Для выполнения этого обязательства государства должны принять четко сформулированный и общенародно известный план реализации этого права и показать, что для достижения этих целей они выделяют ресурсы и предпринимают действия. Органы ООН предлагают ряд критериев для оценки того, выполняют ли правительства свои обязательства по уважению, защите и осуществлению этого права. В отношении лечения наркотической зависимости к таким критериям относятся следующие:
Услуги должны быть физически доступными; для лечения наркотической

зависимости это, по необходимости, означает своевременное оказание услуг, чтобы не терять потенциальных пациентов из-за вынужденного ожидания, и доступ к значительному числу различных вариантов лечения с учетом того, что не существует единого подхода, эффективного во всех случаях.
Услуги должны быть равно доступными для несудимых и судимых лиц. Лица,

1

Правовая зависимость:
оценка лечения наркотической зависимости с точки зрения прав человека
2
имеющие судимость или иным образом причастные к судебной системе, не должны бояться возмездия, когда они обращаются за медицинской помощью.
Лечение наркотической зависимости не должно исключать тех, кто не может его

оплачивать.
Женщины должны иметь доступ к услугам, соответствующим их потребностям и

ситуациям.
Услуги, особенно оказываемые министерством юстиции или другими

немедицинскими органами, должны быть принудительными только в качестве крайней меры. В терминах прав человека лечение без согласия больного редко можно считать этичным или оправданным.
При лечении наркотической зависимости никогда

не должны применяться пытки или жестокие, бесчеловечные и унижающие достоинство виды обращения или наказания.
С учетом этой сложной для здравоохранения задачи даже поверхностный обзор показывает, что многие страны не выполняют своих обязательств по прогрессивному осуществлению этого права. Проверенные методы лечения, которые международные органы считают жизненно необходимыми медицинскими услугами, такие как опиоидная заместительная терапия
(ОЗТ), остаются недоступными для миллионов нуждающихся в них людей. Во многих странах услуги более высокого качества доступны только для богатых. Кроме того, в некоторых странах, особенно там, где правонарушения, связанные с наркотиками, высоко криминализированы, лечение наркотической зависимости относится к ведению системы уголовного правосудия, и оно может обусловливаться карательными целями и быть принудительным. Даже если такие услуги оказывают органы здравоохранения, элементы принуждения глубоко проникли во многие формы такого лечения. Органы здравоохранения не обеспечивают адекватного контроля над принудительными или какими-либо другими бесчеловечными элементами лечения наркотической зависимости, и во многих местах пациентам, по-видимому, не предоставляется возможность потребовать возмещения вреда за злоупотребления или подать жалобу. Не существует согласованных международных стандартов, согласно которым можно было бы привлечь правительства к ответственности за эти нарушения. Международные правозащитные нормы могут и должны лечь в основу формулировки таких стандартов.
Социальные установки и криминализация людей, употребляющих запрещенные наркотики,
Уже рискованная
ситуация с правами
человека у тех, кто
употребляет наркотики,
усугубляется
невозможностью
для большого
процента таких людей
получать гуманное,
эффективное,
своевременное и
доступное лечение
наркотической
зависимости.

3
очевидно, влияют на практику и политику в отношении лечения наркотической зависимости во многих странах. Уже рискованная ситуация с правами человека у тех, кто употребляет наркотики, усугубляется невозможностью для большого процента таких людей получать гуманное, эффективное, своевременное и доступное лечение наркотической зависимости.
Перед Всемирной организацией здравоохранения (ВОЗ) стоит неотложная задача по разработке стандартов лечения наркотической зависимости, основанных на правах человека. В этих стандартах следует прямо дать оценку принудительным элементам лечения и их представить их альтернативы, участие органов системы уголовного правосудия в лечении, и отношение такого лечения к положениям конвенций ООН о наркотиках средствах. ВОЗ и Управление ООН по наркотикам и преступности (УНПООН) должны работать с двусторонними и многосторонними донорами над созданием эффективной системы мониторинга соблюдения этих стандартов.
Введение
Настоящая работа является попыткой применить принципы и нормы прав человека к оценке практики и методики лечения наркотической зависимости. Во многих странах в отношении людей, употребляющих наркотики, систематически и безжалостно допускается ряд грубых нарушений прав человека. Законы о запрете наркотиков в ряде стран настолько репрессивны, что эти законы невозможно соблюдать без нарушений прав человека людей, употребляющих наркотики
1
. Часто они становятся первой и самой легкой добычей полиции, когда необходимо выполнить план по задержаниям, или когда полицейские занимаются вымогательством. В некоторых странах наркоманам после задержания не обеспечивается право на судебное разбирательство без неоправданных задержек, и они часто не имеют доступа к компетентным адвокатам защиты. Они могут находиться в заключении в течение длительных сроков за малозначительные правонарушения
2
. На стыке «войны с террором» и «войны с наркотиками» они могут оказаться объектами антитеррористических кампаний, и их аресты могут оправдываться интересами национальной безопасности
3
. Помимо обращения с ними правоохранительных органов, людей, употребляющих наркотики, могут оставить или предать остракизму их семьи и сообщества. Короче говоря, люди, употребляющие запрещенные наркотики, часто не признаются законом или обществом в качестве полноценных людей, заслуживающих прав человека, особенно в рамках правовой системы и системы здравоохранения.
Те, кто оказывает социальные или медицинские услуги людям, употребляющим наркотики, должны учитывать реальное положение дел с маргинализацией этих людей обществом и их криминализацией
1
А. Нейер, «Акцент на правах человека» [“Focus on human rights”], Harm Reduction News 2003; 4(1): 1.
2
Хьюман Райтс Уотч утверждает, что «в других случаях законное наказание, такое как заключение под стражу, может являться жестоким, бесчеловечным или унижающим достоинство наказанием, если его суровость (например, продолжительность) не пропорциональна тому преступлению, за которое оно назначено». См.: Хьюман Райтс
Уотч, Жестоко и необычно: Непропорциональные приговоры нью-йоркским наркоманам [Cruel and Unusual:
Disproportionate sentences for New York drug offenders]. Нью-Йорк, 1997, глава 6. См. На сайте: www.hrw.org.
3
Дж. Чете, «СПИД и общественная безопасность: обратная сторона медали» [“AIDS and public security: the other side of the coin”], Lancet 2007; 369(9563): 720–721.
[Л]юди, употребляющие
запрещенные наркотики,
часто не признаются
законом или обществом
в качестве полноценных
людей, заслуживающих
прав человека . . .
по закону. В отношении этих факторов следует проявлять особую деликатность и старание, чтобы добиться эффекта при лечении наркотической зависимости. Такое лечение не только «не должно наносить никакого вреда» в клиническом смысле, но также никоим образом не должно способствовать социальному отчуждению людей, употребляющих наркотики, или использовать их маргинализированный статус.
В декларациях ООН об употреблении наркотиков государства-участники неоднократно призывались к приданию приоритетного статуса мерам по сокращению спроса на контролируемые наркотики, включая «меры по информированию, воспитанию, просвещению населения, раннему вмешательству, консультированию, лечению, реабилитации, предупреждению рецидивов, последующему наблюдению и социальной реинтеграции»
4
. В то время как в последние десятилетия появилось множество публикаций об исследованиях в области лечения наркотической зависимости, международные и национальные стандарты в сфере практического лечения наркотической зависимости разработаны не так хорошо, как в отношении лечения других расстройств, оказывающих влияние на здоровье миллионов людей. Лишь в нескольких странах разработаны нормы медицинской этики при лечении наркотической зависимости
5
. Однако национальные и международные органы обычно не пытаются анализировать или определять нормы для лечения наркотической зависимости с использованием системы прав человека
6
Медицинские этические нормы необходимы, но иногда они не включают нормы прав человека в такой полной мере, как следовало бы. Права человека и нормы медицинской этики частично совпадают, но это далеко не одинаковые системы. Этические правила являются базовыми основами для норм прав человека, но сфера прав человека распространяется за рамки области медицинской этики. Нормы прав человека проистекают из совокупности законов, влекущих за собой правовые обязательства со стороны национальных правительств. В определенных случаях права человека являются юридически действительными в судах, и в отношении их нарушений имеются средства правовой защиты. Различием между правами человека и медицинской этикой является также то, что права человека включают заботу о правосудии и достоинстве человека за рамками медицинских учреждений и за рамками элементов медицинской практики. Например, в основанной на правах человека оценке лечения наркотической зависимости обязательно будет рассматриваться вопрос о том, повлияет ли на доступность медицинских услуг страх произвольного ареста или других нарушений прав человека, и это приведет к выводам относительно того, каким образом следует реформировать законы и политику, чтобы устранить это препятствие для реализации права человека на медицинские услуги. Принципы медицинской этики могут не включать такие факторы.
4
См., например, Генеральная Ассамблея ООН, Декларация о руководящих принципах сокращения спроса на наркотики, Резолюция II, принята Специальным комитетом полного состава на основе проекта в A/S-20/4, c. V, s. A, на сессии Генеральной Ассамблеи, посвященной совместной борьбе с мировой проблемой наркотиков, 8-10 июня
1998 г.
5
См., например, описание предпринимаемых в этом отношении усилий некоторых европейских стран в: Л.
Гуггенбуль и др. Адекватность лечения и ухода за наркоманами в Европе, часть I: Этические аспекты лечения
и ухода за наркоманами [Adequacy in drug abuse treatment and care in Europe (ADAT), Part I: Ethical aspects in the
treatment and care of drug addicts]. Цюрих: Институт исследований зависимости, 2000.
6
Исключениями являются Гуггенбуль (ibid.) и Панамериканская организация здравоохранения, а также
Межамериканская комиссия по борьбе со злоупотреблениями наркотиками, Стандарты ухода при лечении
наркотической зависимости: опыт в Америках [Standards of care in the treatment of drug dependence: Experience
in the Americas], 2000. См. на сайте: www.cicad.oas.org/Reduccion_Demanda/eng/DRprojects/Normas/standardsmain.
asp. В последнем документе предлагается ряд показателей прав человека в качестве элементов оценки программ лечения наркотической зависимости, включая конфиденциальность медицинских записей, осознанное согласие для всех процедур, а также право пациента поддерживать контакты с членами семьи. В документе упоминается
Всеобщая декларация прав человека (1948), но в нем нет инструкций о том, как следует использовать принципы из
Всеобщей декларации или о разработке процедур обжалования, которыми могли бы воспользоваться пациенты в случаях нарушений их прав человека.
Dependent on Rights:
Assessing Treatment of Drug Dependence from a Human Rights Perspective
4

Цель настоящей работы состоит в том, чтобы начать дискуссию о применении норм прав человека в науке и практике лечения наркотической зависимости. В работе предпринимается попытка ответить, хотя бы предварительно, на следующие вопросы:
Какие критерии следует использовать при оценке того, согласуется ли лечение

наркотической зависимости с нормами в области прав человека?
Какие шаги следует предпринять для обеспечения или повышения вероятности

того, чтобы лечение наркотической зависимости проводилось в соответствии с нормами прав человека?
Общая информация: право человека на здоровье
Как отмечалось выше, гражданские и политические права людей, употребляющих наркотики, часто нарушаются во многих странах. В дополнение к гражданским и политическим правам, таким как право на справедливое судебное разбирательство и право не подвергаться насилию, на всех людей, включая и тех, кто употребляет наркотики, распространяются экономические, социальные и культурные права, в том числе и право на здоровье. Международный пакт об экономических, социальных и культурных правах («Пакт»), ратифицированный многими странами договор ООН, является юридически обязывающим документом, налагающим как позитивные, так и негативные обязательства на те государства, которые его ратифицировали – это значит, что данный договор обязывает правительства предпринимать определенные действия и воздерживаться от других действий.
Пакт устанавливает право на здоровье, которое описывается, как «право каждого человека на наивысший достижимый уровень физического и психического здоровья»
7
. Государства должны обеспечивать осуществление этого права без какой бы то ни было дискриминации
8
. Творцы права на здоровье в международном праве признавали, что нецелесообразно предполагать, что все правительства могут в короткий срок обеспечить полный спектр надлежащих медицинских услуг для всех людей. Поэтому в Пакте разъясняется, что право на здоровье подлежит «прогрессивной
7
Международный пакт об экономических, социальных и культурных правах, статья 12(1). Статья 25.1 Всеобщей декларации прав человека гласит: «Каждый человек имеет право на такой жизненный уровень, включая пищу, одежду, жилище, медицинский уход и необходимое социальное обслуживание, который необходим для поддержания здоровья и благосостояния его самого и его семьи». Право на здоровье также признается в Конвенции о ликвидации расовой дискриминации (1963), Конвенции о ликвидации всех форм дискриминации в отношении женщин (1979) и в Конвенции о правах ребенка (1989).
8
Международный пакт об экономических, социальных и культурных правах. Резолюция Генеральной Ассамблеи
ООН 2200 A, 16 декабря 1966 г., в статье 2(2).
[Н]а всех людей, включая и тех, кто употребляет наркотики,
распространяются экономические, социальные и культурные
права, в том числе и право на здоровье.
5

Правовая зависимость:
оценка лечения наркотической зависимости с точки зрения прав человека
6
реализации» со стороны государства в соответствии с «максимально возможными ресурсами»
9
Прогрессивное осуществление скорее означает, что государства-участники имеют конкретное обязательство продолжающегося характера как можно более оперативно и эффективно продвигаться по пути к достижению полного осуществления этого права
10
. Это означает, что правительства должны продемонстрировать, что у них имеются планы для движения в этом направлении, и что они выделяют средства и предпринимают действия для выполнения своих планов.
Право на здоровье не следует понимать как право быть здоровым. В законодательстве о правах человека признается, что существуют факторы, находящиеся вне сферы контроля правительства, которые оказывают влияние на здоровье человека, такие как генетическая наследственность или личная предрасположенность к определенным видам рисков
11
. Соблюдение права на здоровье требует, чтобы государства уважали, защищали и осуществляли это право. Комитет ООН по экономическим, социальным и культурным правам, независимый экспертный орган, контролирующий соблюдение государствами положений Пакта, определил, что:
[о]бязательство уважать требует от государств воздерживаться от прямого или косвенного посягательства на право на здоровье. Обязательство защищать требует от государств принимать меры для недопущения посягательств на предусмотренные в статье 12 [т.е. на право на здоровье] гарантии третьими сторонами. И, наконец, обязательство осуществлять требует от государств принятия соответствующих законодательных, административных, бюджетных, судебных, стимулирующих и иных мер для полного осуществления права на здоровье
12
Таким образом, это право человека понимается как включающее обязанность правительств обеспечивать определенный уровень медицинских товаров, услуг и информации. Точное определение того, что из перечисленного является самым главным, и что представляет собой «прогрессивное осуществление» этого права, относится к сфере оценочных суждений, но как в международном договорном праве, так и в комментариях органов ООН содержатся важные рекомендации о том, как следует оценивать прогрессивное осуществление этого права.
В Пакте определен ряд областей, в которых необходимо работать, чтобы обеспечить полное осуществление права на здоровье. Тремя главными областями являются следующие:
«предупреждение, лечение и контроль эпидемических, эндемических,
1. профессиональных и иных болезней»;
«создания условий, которые обеспечивали бы всем медицинскую помощь и
2. медицинский уход в случае болезни»; и
«сокращение детской смертности и обеспечение здорового развития ребенка»
3.
13
Кроме того, Комитет ООН по экономическим, социальным и культурным правам в 2000 году разработал обязанности правительств по работе в направлении полного осуществления права на здоровье в Замечании общего порядка (№ 14). Главными обязанностями государств по статье 12 9
Там же, в статье 2 (1).
10
Комитет ООН по экономическим, социальным и культурным правам. Замечание общего порядка № 14: Право на наивысший достижимый уровень здоровья. UN doc. D/C.12/2000/4, 4 июля 2000, п. 31.
11
Замечание общего порядка № 14, в пунктах 8 и 9.
12
Пункт 33.
13
Международный пакт об экономических, социальных и культурных правах, статья 12 (2) (a), (c) и (d).

7
Комитет определил следующие: обеспечение права физического и экономического доступа к объектам, товарам и

услугам в области здравоохранения на недискриминационной основе, в особенности для уязвимых и социально отчужденных групп;
обеспечение доступа к минимальному базовому питанию, являющемуся адекватным

с точки зрения питательной ценности и безопасным, с целью обеспечения каждому человеку свободы от голода;
обеспечение доступа к базовому жилью и санитарно-гигиеническим услугам и

адекватное снабжение безопасной питьевой водой;
обеспечение основными медикаментами, периодически определяемыми в

Программе действий Всемирной организации здравоохранения по основным медикаментам;
обеспечение справедливого распределения всех объектов, товаров и услуг

здравоохранения;
принятие на основе имеющихся эпидемиологических данных и осуществление

общенациональной государственной стратегии по охране здоровья и плана действий, учитывающих потребности в сфере здравоохранения всего населения
14


Поделитесь с Вашими друзьями:
  1   2   3   4   5   6


База данных защищена авторским правом ©nethash.ru 2017
обратиться к администрации

войти | регистрация
    Главная страница


загрузить материал