Право на перевод и переработку произведения


Защита авторских и смежных прав



страница6/24
Дата12.02.2017
Размер3.94 Mb.
Просмотров4661
Скачиваний0
1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   24

1.8 Защита авторских и смежных прав

1.8.1 Авторский договор


Отличительная черта – любого образованного человека за рубежом, это знание законов страны, в которой он живет. Отличительная черта любой творческой личности в России – абсолютное незнание своих прав, обязанностей и возможностей. И это вовсе не глумление над великой нацией. Напротив, наша нация одна из самых талантливых, касается ли это науки, культуры, техники. Но вот парадокс. Как только русский человек оказывается в юридических тисках, он представляет собой на редкость плачевное зрелище. Попросту говоря, он глупеет. И вместо того, чтобы защитить себя и свой труд с помощью закона, он предпочитает пустить все на самотек: "Сегодня – нет! Когда-нибудь потом...". Практика показывает, что это "потом", зачастую помноженное на "авось", обходятся нашим интеллектуальным гениям в копеечку. Да если бы только в копеечку, нередко их просто обкрадывают или обводят вокруг пальца. Особенно это становится показательным когда приходится сталкиваться с авторскими договорами.

Как свидетельствует судебная практика, если раньше в первые годы после принятия Закона об авторском праве и смежных правах большинство судебных дел основывалось на бездоговорном использовании произведений, то к настоящему времени пользователи, в своем большинстве понимают, что авторский договор - это мощное оружие, которое можно обернуть и против самих авторов. Ведь очень часто авторы считают, что главной их задачей является подписание договора, а вовсе не объем прав, который по этому договору передается.

Авторы попросту забывают, что пока с ними не заключен договор, никто не вправе использовать их произведения. Понятна психологическая сложность ситуации. Очень непросто творческим людям, которые раньше этого никогда не делали, сразу поставить свои отношения по созданию и использованию произведений на правовую основу. Но необходимо понять, что только грамотно составленный договор, учитывающий все будущие отношения сторон, может избавить и авторов, и их правопреемников от моральных и материальных потерь, которые могут стоить времени и денег. Привлечение юриста на стадии подготовки договора обойдется намного дешевле, чем тогда, когда единственным способом разрешения проблем станет суд.

Иногда имеет место другая крайность. Некоторые авторы считают, что лучше них самих их права защитить никто не сможет. Заканчивается это порой плачевно, и лучше бы такому автору почаще вспоминать пословицу о том, что пироги должен печь пирожник, а сапоги тачать сапожник. Хотя нет правил без исключения. На помощь авторам, которые жаждут сами разобраться во всех тонкостях и подводных рифах авторского права может прийти на сайт WWW.COPYRIGHTER.RU.

Создав произведение, автору стоит подстраховаться на случай спора об авторстве. Иногда авторы регистрируют произведения в Российском авторском обществе, а некоторые даже в Управлении по защите авторских прав при Библиотеке Конгресса США. Эти организации выдают свидетельства, подтверждающие факт регистрации. Такую же силу может иметь и документ, оформленный нотариусом. Но если уже есть конкретный претендент на первое опубликование или иное обнародование произведения в виде издательства или студии звукозаписи, лучшим подтверждением авторства будет заключенный с ними договор на ознакомление с произведением до его обнародования. В этом договоре должна быть запись, о том, что одной его стороной является автор, который создал произведение личным творческим трудом и при его создании не нарушал авторских прав иных лиц. Если даже по каким-то причинам сделка с пользователем не состоится, оставшийся у автора экземпляр договора с подписями и печатью второй стороны может служить доказательством авторства в случае спора. Авторы вправе заключать договоры с различными пользователями на разные способы использования произведений, в том числе и с разграничением территории: одному издательству можно передать право на издание и распространение детектива в России, а другому - на территории Украины; радиостудии можно передать право на запись того же произведения и передачу в эфир, а кинокомпании - право на переработку в сценарий, по которому будет поставлен фильм. Вариантов множество и по каждому может быть заключен самостоятельный авторский договор. Нисколько не меньше, чем авторы произведений, должны быть заинтересованы тщательно и серьезно вести работу по заключению авторских договоров с правообладателями издательства, музыкальные и рекламные фирмы, киностудии и любые другие пользователи, если только они хотят быть спокойными за будущее своего бизнеса.

1.8.2 Способы защиты нарушенных прав


Специалисты с грустью констатируют, что, несмотря на то, что действующее российское законодательство предусматривает различные виды, формы, средства и способы защиты авторских и смежных прав, далеко не все возможности, заложенные в нормах законов, реализуются на практике. Причин этому называется множество и не последней является неосведомленность авторов, их наследников и иных правопреемников о своих правах и способах их защиты.

Введенное законом понятие контрафактный экземпляр очень часто заменяют словом пиратский, которое происходит от английского неологизма “piracy”, что означает нарушение прав интеллектуальной собственности. По сути, это одно и то же, так как в переводе с французского “contrefacon“ – нарушение прав интеллектуальной собственности.

Как правило, обладатель нарушенного авторского или смежного права может воспользоваться не любым, а вполне конкретным способом защиты своего права. Под способом защиты надо понимать определенные законодательством меры принудительного характера, которые могут быть применены к нарушителю. При этом нарушитель несет ответственность не только в случае обращения правообладателя за восстановлением нарушенных прав, но также и в соответствии с исполнением законодательства РФ. В МВД России особым приказом были созданы специальные подразделения по борьбе с правонарушениями на потребительском рынке и исполнению административного законодательства.

Как пишет в своей статье заместитель начальника ГУООП МВД России, генераллейтенант милиции М.Г.Абдуразаков, вновь собранные подразделения набирают опыт документирования нарушений правил торговли и незаконного предпринимательства, проведения контрольных закупок на рынках и предприятиях торговли. Несмотря на то, что пиратство не может пока сравниться с такими традиционными для преступности сферами интересов, как торговля оружием, наркотиками и спиртным, игорным бизнесом и проституцией, оно все же приняло устойчивые организованные формы. Налажены нелегальные каналы быстрого получения экземпляров новых аудиовизуальных произведений, их массового тиражирования и оформления, оптовые и розничные сбытовые сети. По оценкам специалистов в настоящее время в России девять из десяти видеофильмов, фонограмм, программ для ЭВМ производиться с грубым нарушением прав их создателей. Уровень контрафактной и фальсифицированной продукции колеблется от 45 до 86%, в зависимости от сферы использования. Органами милиции по выявленным фактам нарушения авторских и смежных прав ведется оперативно-розыскная работа, проводятся расследования, возбуждаются уголовные дела, оконченные расследованием, направляются в суд. В результате проведения оперативных мероприятий изымаются контрафактные экземпляры произведений или фонограмм. Конфискованные пиратские копии по решению суда подлежат уничтожению, за исключением случаев передачи их правообладателю по его просьбе. В некоторых случаях по решению суда могут быть конфискованы материалы и оборудование, используемые для изготовления и воспроизведения контрафактных произведений13.


1.8.3 Способы гражданско-правовой защиты


По общему правилу, защита авторских и смежных прав и охраняемых законом интересов правообладателей осуществляется в судебном порядке. Основная масса авторско-правовых споров рассматривается районными, городскими, областными и иными судами общей компетенции. При этом автор законом освобожден от уплаты государственной пошлины.

Если обоими участниками спорного правоотношения являются юридические лица, возникший между ними спор может быть разрешен в арбитражном суде. По соглашению спорящих сторон возникший между ними спор может быть передан также на рассмотрение третейского суда.

Нарушение авторских и смежных прав может произойти как в рамках авторского договора, так и вне рамок заключенных договоров. Если нарушены условия договора о передаче авторских и смежных прав, применяются санкции, предусмотренные договором. При внедоговорном нарушении, а также тогда, когда в договоре не указаны конкретные санкции, потерпевший может воспользоваться теми мерами защиты, которые установлены действующим законодательством.

Зачастую способ защиты нарушенного права прямо определен специальной нормой закона, либо вытекает из характера совершенного правонарушения. Так, например, если при опубликовании произведения искажено имя автора, он может потребовать лишь внесения соответствующих исправлений. Нередко правообладателю предоставляется возможность выбора мер для защиты нарушенных прав. В частности, когда в результате нарушения авторских или смежных прав потерпевший понес убытки, он может по своему усмотрению либо потребовать их возмещения в полном объеме, либо взыскать в свою пользу незаконно полученный нарушителем доход, или потребовать от нарушителя выплаты ему компенсации в пределах, установленных законом.

В соответствии с Законом обладатели исключительных и смежных прав вправе требовать от нарушителя:


  1. Признание прав.

Необходимость в данном способе защиты может возникнуть, если подвергается сомнению наличие авторских прав у конкретного лица. Зачастую неопределенность авторского или смежного права приводит к невозможности его использовать. Например, чтобы взыскать убытки, связанные с незаконным использованием произведения, истец должен доказать, что он обладает авторским правом на это произведение. Признание права может сопровождаться публичным заявлением о существовании права законного автора. Такое заявление должно быть сделано нарушителем или за его счет.

  1. Восстановление положения, существовавшего до нарушения права.

Хотя в области авторского и смежного права восстановление прежнего положения возможно далеко не всегда, эта мера защиты иногда применяется. Так авторы могут потребовать уничтожения контрафактной продукции или указания своего имени на экземплярах произведения. В случае внесения не согласованных изменений, автор может потребовать их устранения. Так, при показе по телевидению кинофильма "А зори здесь тихие" из него без соглаования с создателями была вырезана одна из сцен. Авторы фильма заявили по этому поводу протест. Протест был удовлетворен, а фильм показан в своем первоначальном виде.

Что касается прекращения действий, составляющих правонарушение или создающих его угрозу, то эта мера защиты может быть применена практически всегда. Перечень действий, которые могут быть запрещены ответчику, включает изготовление, воспроизведение, продажу, сдачу в прокат, импорт и иное пользование, а также транспортировку, хранение или владение с целью выпуска в гражданский оборот экземпляров произведений и фонограмм, в отношении которых предполагается, что они являются контрафактными.



  1. Принуждение к исполнению обязанности в натуре

Такое требование может быть заявлено по отношению к собственнику произведения изобразительного искусства, который лишает автора права доступа к произведению.

  1. Возмещения убытков, взыскание незаконно полученного дохода и выплата компенсаций.

Потерпевший правообладатель сам волен при подаче иска выбрать, каким образом будет удовлетворен его имущественный интерес и компенсированы его имущественные потери. Понятие убытков содержится в статье 15 Гражданского кодекса РФ. Именно это понятие применяется в сфере авторского права и смежных прав. Обладатель исключительных прав, выдвигая требование о возмещении убытков, должен доказать факт наличия убытков, их размер, а также то, что убытки были причинены действиями нарушителя. Обычно в такого рода делах убытки рассматривают как упущенную выгоду, т.е. в размере не менее той суммы, которую правообладатель мог бы получить по авторскому договору на использование произведения.

Доказательство собственных убытков дело сложное, поэтому, если представляется возможность доказать наличие доходов у нарушителя, правообладатель может требовать выплаты ему незаконно полученного дохода взамен взыскания своих убытков.

Вместо возмещения убытков или взыскания дохода можно также потребовать выплаты компенсации в сумме от 10 до 50000 минимальных размеров оплаты труда, устанавливаемых законодательством Российской Федерации. Заявленный размер компенсации может быть изменен по усмотрению суда или арбитражного суда.

Возможность предъявления требования о компенсации значительно укрепляет и облегчает правовое положение обладателей исключительных авторских и смежных прав, так как они таким образом освобождаются от необходимости документально доказывать размеры убытков. Для присуждения компенсации убытки должны быть, но оценка их может не содержать точного расчета. При полном отсутствии убытков компенсация не должна присуждаться, так как она может быть взыскана только взамен взыскания убытков.

И, наконец, еще одним способом защиты являются специально предусмотренные Законом меры по обеспечению иска. Суд или судья единолично, а также арбитражный суд могут вынести определение о запрещении ответчику либо лицу, в отношении которого есть достаточные основания полагать, что оно является нарушителем авторских и смежных прав, совершать определенные действия и (или) наложение ареста и изъятии всех экземпляров произведений и фонограмм, в отношении которых предполагается, что они являются контрафактными, а также материалов и оборудования, предназначенных для их изготовления и воспроизведения.

1.8.4 Уголовная и административная ответственность


Начиная с 1995 г. в России недобросовестной конкуренцией считается продажа товара с незаконным использованием результатов интеллектуальной деятельности и приравненных к ним средств индивидуализации. Более подробно эта тема будет освещаться в третьей главе. Примечательно, что в соответствии со ст. 1504 КОАП РСФСР продажа, сдача в прокат и иное незаконное использование экземпляров произведения или фонограммы влекут за собой административную ответственность.

В новом УК РФ 1996 г. уголовной ответственности за нарушение авторского и смежных прав, а также изобретательских и патентных прав посвящены соответственно ст. 146 и 147. Следует особо отметить, что контрафакция (нарушение авторского права или нарушение патента) представляет собой посягательство на имущественные права правообладателей и санкции за это нарушение должны быть предусмотрены главой 22 УК РФ “Преступления в сфере экономической деятельности”.

* Например, согласно п. 3 ст. 48 Закона об авторском праве и смежных правах, контрафактными являются экземпляры произведения и фонограммы, изготовление или распространение которых влечет за собой нарушение авторского и смежных прав.

** Комментарий к Уголовному кодексу РСФСР. М.: Юридическая литература, 1971. С. 305.

В настоящее время право на воспроизведение и право на распространение входят составными частями в исключительное право на использование произведения, т.е. относятся к имущественным правам автора. Не вызывает сомнения, что нарушение таких имущественных прав должно относиться к преступлениям в сфере экономики, предусмотренным разделом VIII УК РФ.

Условием наступления ответственности за нарушение авторского и смежных прав, а также изобретательских и патентных прав является причинение крупного ущерба этими деяниями. В последние годы судебная практика признает под крупным ущерб, превышающий десятикратный МРОТ, установленный российским законодательством*.

* Комментарий к Уголовному кодексу Российской Федерации. М.: Норма - Инфра-М, 1996, С. 317.

Нарушения авторского и смежных, а также изобретательских и патентных прав влекут за собой одинаковые санкции: штраф в размере от 200 до 400 МРОТ или в размере заработной платы или иного дохода осужденного за период от двух до четырех месяцев, либо обязательные работы на срок от 180 до 240 часов, либо лишение свободы на срок до двух лет.

При совершении этих деяний неоднократно либо группой лиц по предварительному сговору или организованной группой преступление наказывается штрафом от 400 до 800 МРОТ или в размере заработной платы или иного дохода осужденного за период от четырех до восьми месяцев, либо арестом на срок от четырех до шести месяцев, либо лишением свободы на срок до пяти лет.

В ст. 20 закона РФ “О правовой охране программ для электронных вычислительных машин и баз данных” предусмотрена уголовная ответственность за выпуск под своим именем чужой программы для ЭВМ или базы данных либо незаконное воспроизведение или распространение таких произведений.

Незаконное воспроизведение или распространение чужой программы для ЭВМ или базы данных относятся к формам незаконного использования объектов авторского права или смежных прав, и на них распространяются правила ст. 146 УК РФ.

1.8.5 Судебные споры


Споры с участием граждан

Обладатели исключительных авторских и смежных прав могут предъявить претензии не только к издательству, незаконно издавшему и выпустившему в обращение тираж книг, альбомов или компакт-дисков, но также и к любому распространителю тиража, его части или хотя бы одного экземпляра произведения или фонограммы. Наиболее уязвимыми в этом отношении являются стабильно работающие магазины, которые, как правило "доживают до суда" и в которых можно получить кассовый и товарный чеки в подтверждение факта рапространения контрафактной продукции. Распространители произведений и фонограмм, как и другие правонарушители могут быть привлечены к ответственности за нарушение авторских и смежных прав, если будет доказан факт незаконного изготовления материальных носителей. Решением суда распространитель может быть обязан прекратить торговлю или иное распространение незаконных носителей. В судебной практике насчитывается много дел о привлечении к ответственности частных предпринимателей, магазинов и других распространителей незаконно выпущенных книг, аудиокассет и компакт-дисков. Так, в конце января 2000 года известный литератор Владимир Глоцер выиграл дело против московского магазина "Мелодия", продавшего всего несколько аудиокассет со сказками в инсценировках В. Глоцера. Суд же присудил в пользу автора 200 минимальных размеров оплаты труда, что во много раз превысило доход, полученный магазином от продажи контрафактных кассет.

Вдова Аркадия Штейнберга, автора классического перевода поэмы Джона Мильтона "Потерянный рай", обратилась в органы прокуратуры с требованием о привлечении к ответственности должностных лиц магазинов Москвы и Санкт-Петербурга, торгующих книгой "Потерянный рай", контрафактно изданной14.

Весьма редкое дело, касающееся авторских прав студентов на дипломные и курсовые работы, рассматривалось в суде города Хабаровска. Студентка Хабаровского педагогического института выполнила курсовую работу, изготовив художественное панно, которое впоследствии было подарено ректором вуза своему китайскому коллеге. Студентка подала исковое заявление в суд, выиграла дело и получила соразмерную компенсацию за использование авторской работы без согласия автора15.

В 1999 году авторские права наследника композитора Исаака Дунаевского - его сына Евгения - нарушила организация, взявшая на себя инициативу и ответственность за изготовление рекламного ролика пива "Старый мельник". Заключив договор только с одним из наследников композитора, пользователь посчитал, что права на использование музыки из кинофильма "Веселые ребята" им получены. Однако, в действительности это было не так, пользователи должны были получить согласие всех наследников. Евгений Дунаевский обратился в суд с иском о прекращении незаконного использования произведения и выплате денежной компенсации за нарушение унаследованных им авторских прав. Ответчик вынужден был признать нарушение, и конфликт уладили мирным путем.

Непонимание роли наследников в использовании произведений, а тем более, когда эти наследники занимают активную жизненную позицию, может дорого обходиться недальновидным пользователям.

Как писала в январе 2000г. газета «Московский комсомолец» в Перовском суде Москвы рассматривалось дело по иску дочери и внучки знаменитого поэта Льва Ошанина к издательству "Центринформ" в незаконной перепечатке его произведений. Издатели выпустили три песенника: "Ну, за песню!", "Ну, за удачу!", "Ну, за встречу!" с нарушением авторских прав. В сборники попали стихи многих прославленных авторов - Леонида Дербенева, Михаила Танича, Игоря Шаферана. Из творческого наследия Льва Ошанина в них попали такие известные, как "Я работаю волшебником", "А у нас во дворе", "Юность моя" и другие. При этом своего разрешения на переиздание стихов наследницы поэта не давали, а следовательно не получили и положенного гонорара. Поскольку конфликт уладить миром не удалось, спор был передан в суд. В качестве компенсации за нарушение авторских прав дочь и внучка поэта Льва Ошанина требуют от издательства "Центринформ" компенсации в размере 2200 минимальных зарплат, что в случае выигрыша судебного дела может составить около 200 тысяч рублей.

Та же газета "Московский комсомолец" сообщила, что Арина и Анна Ошанины подали в суд на агентство "НИКЭ", заполнявшее крылатой фразой из знаменитой детской песни на стихи Льва Ошанина "Пусть всегда будет солнце!" пустующие места на рекламных щитах. При этом наследницы поэта не давали своего согласия на использование части произведения. Чтобы защитить свои права наследницы обратились в Савеловский суд Москвы с исковым требованием о выплате компенсации в размере 1000минимальных зарплат. Пока трудно говорить, чем закончиться это дело. Но как утверждает газета, недавно Ошанины подписали договор со страховой компанией "РОСНО", на право использования приобретателем слов из песни Льва Ошанина в качестве своего рекламного слогана.



Споры юридических лиц

В арбитражных судах, в которые обращаются в связи с нарушением авторских и смежных прав частные предприниматели и юридические лица, такие споры составляют небольшую часть от всего потока рассматриваемых дел. Однако их число неуклонно возрастает.

Уже на стадии рассмотрения исковых заявлений достаточно часто материалы возвращаются истцу без рассмотрения. Порой это связано с нарушением элементарных формальных требований, а в некоторых случаях упускается из виду, что права юридических лиц являются производными от прав авторов. Поэтому в случаях, когда истцы обращаются за защитой своих прав в арбитражный суд, а при рассмотрении дела выясняется, что так или иначе решение может затронуть права физического лица, которого нельзя привлечь стороной по делу, производство прекращается. Очень важно при подготовке искового заявления правильно определять объем нарушенных прав, иначе дело может оказаться неподведомственным арбитражному суду. Более подробно о порядке обращения в арбитражный суд будет говориться в следующей главе. Здесь же проанализируем отдельные основания, которые используются в обоснование исковых требований с тем или иным результатом. Необходимо отметить, что имеют место арбитражные процессы, из которых стороны выходят с мировым соглашением. Полезность таких дел усматривается в том, что при участии суда ответчики приходят к пониманию противоправности своих деяний и совместно с истцами находят наиболее приемлемые для обеих сторон условия урегулирования спора.

Однако довольно часто в процессе рассмотрения дела суд сталкивается с собственными ошибками истцов, которые допускаются ими при заключении авторских договоров о передаче прав на произведение.

Так в частности АО "Телекомпания" обратилось в арбитражный суд с иском к государственной телерадиокомпании о понуждении к исполнению обязательств по договору в части выпуска в эфир восьми созданных истцом телепрограмм.

Исковые требования обосновывались ссылками на условия договора, предусматривающие обязанность истца подготовить восемь телепрограмм определенного цикла и передать их на определенных материальных носителях, а ответчика - принять и оплатить эти телепрограммы по согласованным ценам.

Ответчик возражал против иска, поскольку истец по условиям авторского договора передал ему исключительные права на использование произведения, в том числе на воспроизведение, на распространение, на передачу в эфир и другие, но обязанность пользователя выпустить телепрограммы в эфир, сторонами не предусмотрена. В связи с изменением концепции вещания у ответчика не имеется возможности выпустить их в эфир.

Суд первой инстанции своим решением отверг довод ответчика и обязал его выпустить в эфир указанные телепрограммы, полагая, что при приобретении исключительных прав на эти произведения телерадиокомпания получила и обязанность использовать их определенным способом.

Суд кассационной инстанции отменил решение суда по следующим основаниям.

В соответствии со статьей 30 Закона "Об авторском праве..." предметом авторского договора является передача имущественных прав. При этом стороны могут договориться о передаче как исключительных, так и неисключительных прав.

В статье 31 названного Закона содержатся дополнительные нормы об авторских договорах, основные положения о которых даны в статье 30.

Согласно пункту 1 статьи 31 Закона авторский договор должен предусматривать: способ использования произведения (конкретные права, передаваемые по данному договору); срок, на который передается право; территорию, на которой может осуществляться использование; размер вознаграждения и (или) порядок его определения за каждый способ использования; сроки выплаты вознаграждения; другие условия, которые стороны сочтут существенными для данного договора.

Таким образом, Закон "Об авторском праве..." не устанавливает обязанности правообладателя использовать произведение каким-либо способом, предусмотренным пунктом 2 статьи 16 этого Закона.

Однако такое условие может быть включено в договор, если стороны сочтут его существенным.

Таким образом, судом было установлено, что в авторском договоре между сторонами отсутствовало условие об обязанности Заказчика-телерадиокомпании фактически использовать произведения, исключительные права на которые к нему перешли. Можно только догадываться, чего стоила такая ошибка.

При обращении с иском в арбитражный суд, необходимо тщательно исследовать основания возникновения правоотношений, так как ответственность, установленная статьей 49 Закона "Об авторском праве и смежных правах", не применяется к отношениям сторон, связанным с неисполнением обязательства по авторскому договору.

Издательство обратилось с иском к научному обществу о взыскании компенсации в сумме 50 000 минимальных размеров оплаты труда на основании подпункта 5 пункта 1 статьи 49 Закона "Об авторском праве...".

Истец ссылался на то, что он является обладателем исключительных прав на издание и распространение пяти научных статей, включенных ответчиком в юбилейный сборник общества, и их публикация нанесла ущерб его имущественным интересам.

Суд установил, что между издательством и научным обществом заключен договор, согласно которому первое передало второму дискету со статьями для их издания за счет общества и продажи тиража. За это правообладатель должен был получить половину стоимости реализованной научным обществом продукции. Обязательства по перечислению истцу денежных средств ответчик не выполнил.

При таких обстоятельствах суд обоснованно указал на то, что спор связан с неисполнением денежного обязательства по авторскому договору, но к ответчику не могут быть применены меры ответственности, предусмотренные статьей 49 Закона "Об авторском праве...", как к нарушителю авторских прав, поскольку публикация статей осуществлялась с разрешения правообладателя.

Арбитражному суду необходимо представлять все документы, доказывающие обоснованность исковых требований. Имеют место случаи, когда в обоснование иска просто ссылаются на материалы дела в судах общей юрисдикции. В спорах о защите прав при распространении контрафактных видеокассет в качестве оснований иска истцы называют материалы административного производства: протоколы милиции, соответствующие акты или решения судов общей юрисдикции. Для успешного рассмотрения дела доказательств явно недостаточно, так как арбитражная практика в отношении оценки этих доказательств не стабилизировалась.

Так, в Арбитражном суде Санкт-Петербурга и Ленинградской области по одному из дел истцу отказали в возмещении компенсации, несмотря на то, что к ответчику – продавцу контрафактных кассет применялась административная ответственность. В то же самое время в 2000 г. было рассмотрено два дела о взыскании с предпринимателей компенсации на том основании, что к ним применялась административная ответственность, и суд на этом основании посчитал доказанным факт нарушения авторских прав истца.

Весьма своеобразным и интересным с точки зрения адекватности оценки нарушенного права представляется дело по иску питерского предпринимателя к ответчику – распространителю контрафактных кассет.

По ходатайству ответчика суд остановил рассмотрение дела до получения результатов экспертизы, проводимой по поручению следствия. Уголовное же дело было возбуждено против истца по обвинению в распространении порнографии, содержащейся в тех самых кассетах, авторские права на использование которых он защищал. Истец подал апелляционную жалобу на определение суда о приостановлении производства по делу, ссылаясь на то, что результаты экспертизы, как и уголовного следствия в целом, не имеют значения для разрешения данного спора по защите его прав. Арбитражный суд должен был найти ответ на вопрос: если истец распространяет запрещенную продукцию, может ли он пользоваться правом на судебную защиту уголовно наказуемого деяния?

В заключение, хотелось бы обратить внимание на то, что практика арбитражных судов в отношении дел по нарушению авторских и смежных прав активно обобщается. Результаты обобщения нашли свое отражение в Письме Высшего Арбитражного суда.

С этой точки зрения полезен любой анализ арбитражной практики, но наибольший интерес представляет мнение тех, кто первым рассматривает начинающиеся споры. Поэтому мы приводим ниже цитату из доклада заместителя председателя Арбитражного суда Санкт-Петербурга и Ленинградской области Баталовой Л.А.

Судебная практика отказалась от применения критериев определения размеров убытков при взыскании компенсации за нарушение прав на интеллектуальную собственность. Казалось бы, такой отказ обязывал суд выработать методику определения размера компенсации. Само слово “компенсация” свидетельствует о том, что истцу должно что-то возмещаться, и это что-то должно быть, безусловно, доказано. Фактически такие доказательства не представляются и судом не исследуются. Объяснить это можно. Как уже говорилось, авторское право, интеллектуальная собственность - продукт личного творчества физического лица, и когда мы говорим о компенсации за нарушение таких прав непосредственного автора, действительно трудно найти критерий, по которому можно определить четкую сумму или цифру.

Сама собой напрашивается аналогия с возмещением морального вреда: невозможно установить точно в рублях моральные и нравственные страдания человека. Но моральный вред невозможно причинить юридическому лицу, а следовательно, нельзя говорить о возмещении ему такового. Всякий ущерб юридическому лицу исчерпывается всеми видами ущерба, предусмотренными ст. 15 ГК РФ.

То же самое должно происходить и с компенсацией. Правообладатель - юридическое лицо может и должен оперировать четкими цифрами тех возможностей и выгод, на которые он рассчитывал, приобретая имущественные права на объекты авторских или смежных прав. Допустить, что размер компенсации может вольно “с потолка” выбираться из альтернативы, предусмотренной Законом об авторском праве и смежных правах, – значит изначально нарушать равенство субъектов предпринимательской деятельности. В конкретном деле это не так очевидно. Но если сравнивать разные дела с разным объемом нарушения авторских прав, возникает вопрос: чем руководствуется суд, применяя тот или иной размер компенсации со словами: “размер компенсации соразмерен последствиям допущенного нарушения”?




Поделитесь с Вашими друзьями:
1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   24


База данных защищена авторским правом ©nethash.ru 2019
обратиться к администрации

войти | регистрация
    Главная страница


загрузить материал