На пятьдесят оттенков темнее дакота джонсон джейми дорнан



Скачать 157.84 Kb.
страница3/5
Дата16.03.2017
Размер157.84 Kb.
Просмотров802
Скачиваний0
1   2   3   4   5

Огни зажигаются вновь

Костюмы и тренировки


Для многих зрителей самым наглядным проявлением визуальной составляющей картины станут костюмы. «Взять, к примеру, Кристиана, – говорит Вишиди. – Шэй разработала целую серию костюмов, которые демонстрируют развитие персонажа. В случае с Аной необходимо было подчеркнуть, как героиню изменили события первого фильма. Вначале она была наивной девчонкой, которая едва окончила школу и устроилась на работу в хозяйственный магазин. В фильме НА 50 ОТТЕНКОВ ТЕМНЕЕ она уже работает в издательстве и стала настоящим профессионалом своего дела. Кажется, она примирилась сама с собой».

Ана, наверное, сама не смогла бы опровергнуть слова продюсера. «В начале фильма НА 50 ОТТЕНКОВ ТЕМНЕЕ Ана кажется неудачницей на рабочем месте, – рассказывает Джонсон. – Наступил переломный и довольно неловкий момент в ее жизни – она сама не может определиться, в чем должна ходить на работу помощница редактора. Явно не в костюме. Слаксы или джинсы? Не слишком ли просто? Платье? И если платье, то должна ли она носить его каждый день? Героиня часто меняет наряды, но мы стремились к реализму в выборе гардероба для Аны. Чувствуется, что ее вкусы и стиль меняются, она до конца не изучила собственное тело. Так что костюмы Аны во многом определялись конкретной сценой».

На первой встрече (на которую Дакота пришла со своим блокнотом Pinterest1) Джонсон и Канлифф обсудили то, какой видят Ану, и во многом их мнения сошлись. «Я приняла во внимание тот факт, что все костюмы героини должны быть достаточно чувственными, и это ощущение должно нарастать по мере развития отношений, – говорит Канлифф. – Я разработала много костюмов, которые могут появляться на героине в одной сцене и переходить в следующую. Скажем, рабочий костюм мог впоследствии стать нарядом для романтического свидания. Были элементы, которые я никогда не упускала из виду, вплоть до мелочей. Например, я учитывала даже то, насколько просто будет снять тот или иной костюм перед камерой. Некоторые элементы одежды расстаются с телом весьма неохотно и совсем не эротично, как какой-нибудь свитер с узким горлом или водолазка. С ними зачастую приходится побороться. Другие же элементы одежды, напротив, очень привлекательны – достаточно расстегнуть пуговицу, и они грациозно сползают с плеч или бедер».

Среди роскошных нарядов в гардеробе Аны была одежда таких всемирно известных торговых марок, как Dolce&Gabbana, Dior Paris, Zac Posen, Pucci, Armani, Diane von Furstenberg, Phillip Lim, Allsaints, Isabel Marant Etoile, Vince, Carolina Herrera, Boss, Fendi, BCBG Max Azria, Teri Jon, Missoni Italy, Valentino, Michael Kors, Richard Tyler… и это далеко не полный список.

Дорнан, в свою очередь, был очень рад, когда узнал, что его герой, наконец, сможет выскользнуть из щеголеватых костюмов. «Мы хотели, чтобы за пределами офиса герой выглядел более расслабленным, – объясняет актер. – Не дешевые толстовки, разумеется, – он по-прежнему выбирает дорогую одежду. Но на этот раз он выглядит, как заурядный парень. Кристиан стал более человечным, иногда он носит повседневную одежду и практически не чурается общества. Мы стремились ввести его в социум, показать его обычным человеком, что было невозможно в первом фильме. К счастью, и Фоули, и Шэй со мной согласились».

Канлифф уточняет, что Кристиан должен был выглядеть обычным молодым человеком и одеваться, как свойственно 20-летнему мужчине, а не акуле бизнеса с доминантными наклонностями. Хотя один костюм из первого фильма все же перекочевал в гардеробную на съемки сиквела, но все сошлись на том, что это «вполне уместно». Творческое задание для дизайнеров одежды звучало как «текстурнее, правдивее, моложе». Это повлияло на весь гардероб, включая ставший знаменитым набор галстуков, некоторые из которых были искусственно заужены, чтобы подчеркнуть силуэт актера.

Любой уважающий себя двадцатилетний миллиардер обязательно дополнит свой гардероб такой повседневной одеждой, как джинсы. Кристиан – не исключение, в его шкафу нашлось место для джинсов многих известных брендов, включая Burberry, Acne Studios и Rag&Bone. «Он не хотел выглядеть чересчур старомодным, – вспоминает Канлифф. – У Джейми отличное сильное тело, с которым было очень приятно и просто работать. Мы решили, что простота в данном случае будет нам только на руку. Он кажется обычным серьезным парнем, а не разряженным петухом».

Обновлением пентхауса и гардероба дело не закончилось – изменения коснулись и самого главного героя. Дорнан вспоминает о разговоре, который у него состоялся с режиссером: «Джеймс считал, что мне необходимо показать в герое реальную физическую угрозу, так что нужно было производить соответствующее впечатление. Он заявил: «Тебе нужно набрать вес», поэтому я начал ходить в спортзал гораздо чаще, чем раньше, и есть все подряд, чему, к слову, был очень рад. В результате сейчас я вешу значительно больше, чем перед съемками. Впрочем, в этом был некоторый смысл – наверное, именно так должен выглядеть человек со страшными воспоминаниями о детстве, который заглушает свои страхи физическими упражнениями. Фоули хотел, чтобы это было заметно на экране».

Канлифф с радостью приняла обновленного героя: «Он в отличной физической форме. Он продолжал ходить в спортзал даже во время съемок, так что мне пришлось перешить все его рубашки, чтобы он в них влез».

Продюсеры делали все, чтобы Дорнану и Джонсон был удобнее «ходить в спортзал» в съемочный период. В частности, к многочисленным трейлерам съемочной группы добавился мобильный спортзал. Кроме того, с актерами постоянно работали диетологи. «Мы стремились минимизировать их съемочные смены, чтобы актеры не слишком переутомлялись и чувствовали себя как можно комфортнее, – вспоминает Брунетти. – Они должны были появляться на площадке в хорошем расположении духа и со здоровым румянцем на лицах».

Стоит упомянуть о костюмах, которые дизайнеры подготовили для Джека Хайда. В начале фильма второстепенный персонаж представляется потенциальным соперником Кристиана, так что выглядит он очень стильно и изысканно. Однако Канлифф хотела подчеркнуть, что гардероб подбирался персонажем с излишней самовлюбленностью. «Изначально у зрителя должно сложиться впечатление, что персонаж симпатичен... затем могут начать проявляться какие-то детали, возможно, галстук, которые делают его немножко... уродливым».

Кстати, об этом галстуке Эрик Джонсон говорит: «Это уникальный аксессуар. Никто не мог сказать с уверенностью, нравится ли галстук ему или вызывает отвращение. Так что мы решили, что он идеально подойдет Джеку Хайду. Эта деталь одежды рассказывает очень многое о персонаже. Джек самодостаточен, но не без изъянов. Ему удается произвести впечатление успешности, но эта иллюзия держится не долго».

Пристальное внимание к себе вызовет загадочная девушка по имени Лейла, которая ни разу за весь фильм не сменила костюм. Канлифф описывает ее как «персонажа, состоящего из теней». Необходимо было подчеркнуть, что Лейла встречает Ану далеко не в лучший период своей жизни. Она опустилась до того, что уже несколько месяцев живет на улице. Белла Хиткот рассказывает о своей героине: «У нее всего один комплект одежды, да и тот, кажется, не вполне сочетается. Невольно ловишь себя на мысли, что она опустошена, измотана, выжата и физически, и морально».
Привилегированная ставка

Съемки бала-маскарада


Пожалуй, самой зрелищной сценой, требовавшей от команды дизайнеров «полной мобилизации», стал благотворительный бал-маскарад. Семейство Греев устраивает мероприятие для сбора средств в пользу детей, пострадавших от родителей-наркоманов.

По словам Э. Л. Джеймс, она описывала это событие, основываясь на личном опыте организации подобных мероприятий. Писательница говорит, что видела эту сцену несколько иначе: «Мне казалось, что это должна быть очень строгая вечеринка, в исключительно деловом стиле. Потом Нельсон Коутс начал презентовать свое видение сцены. Прозвучали слова «Венеция», «гондолы», и я подумала: «Круто!» Это было довольно необычно. Нельсон изготовил роскошные декорации, а Шей украсила гостей удивительными костюмами. Сцена получилась сногсшибательной. Такие события невольно вызывают мысль: «Жаль, что меня не было!»

Декорации фильма действительно кардинально отличались от описания в книге. Однако кинематографисты реабилитировались перед писательницей, включив в фильм определенные элементы прямо со страниц первоисточника, в том числе меню, вино и даже лоты аукциона.

Коутс черпал вдохновение в торжествах Венеции, подлинной карнавальной Мекке, и ее всемирно известном Карнавале. «Венецианцы украшают старые, заброшенные особняки, превращая их в настоящие центры веселья, – говорит художник. – Мне хотелось придать атмосферу Венеции Сиэтлу. Мы довольно быстро собрали некоторые элементы площади Святого Марка, включая гондолы. Кроме того, мы добавили едва заметные детали в костюмы, которые создавали ощущение праздничного сезона в Венеции».

Местом проведения бала стал обширный шатер на заднем дворе особняка Греев, хотя на самом деле сцена снималась в куда более гостеприимном месте – в конференц-центре Ванкувера. Величественный фасад отлично подошел для создания торжественной обстановки, кроме того, в здании было все необходимое для киносъемки. Рабочая бригада натянула гигантский шатер, в котором поместились все сливки общества на приличном расстоянии друг от друга. Пол был устлан венецианской плиткой с уникальным узором, позволявшим без труда скрывать метки для оператора, осветителей и актеров.

Реквизиторы закупили несколько сот масок у венецианских мастеров, каждая подбиралась с учетом особенностей строения лица конкретного актера. Фактически, именно маска стала олицетворяться с романом «На пятьдесят оттенков темнее», соответствующее изображение украшает даже обложку книги. Маска является символом индивидуальности в фантастическом мире романа, и, пожалуй, лучше всего описывает персонажей, населяющих этот мир.

Леонард говорит: «Все персонажи фильма носят маски, и не только на балу. Кристиан скрывается под маской хладнокровного и расчетливого бизнесмена, под которой прячется ребенок с изувеченной психикой. Джек выбрал личину обходительного, уравновешенного и совершенно очаровательного парня, хотя на самом деле таковым не является. Ана выбрала образ невинной инженю, под которым она прячет свои истинные желания. Впрочем, рано или поздно, жизнь снимает маски со всех».

Актеры не скрывали своего восхищения. «Отпад! – восклицает Харден. – Мое платье вызывало у меня именно такую эмоцию. Я всматривалась в наброски дизайнеров и думала: «О, Боже! Неужели такое платье существует в реальности?» Оно было поистине феноменальным». Над созданной Канлифф выкройкой работал дизайнер Джон Хэйлес из компании Universal, чьи творения можно увидеть во многих фильмах и на ковровой дорожке на церемониях вручения премий «Оскар»®. Платье героини Харден дизайнер сшил из парчи, которую в Лос-Анджелес привезли из Нью-Йорка. Первую примерку кинематографисты оценили, общаясь с актрисой по скайпу из Ванкувера.

Платье Аны было создано французским модельером Моник Люлье под чутким руководством Канлифф, которая вспоминает: «Моник сделала потрясающий наряд в стиле 1930-х годов. Мне очень хотелось, чтобы платье воссоздало атмосферу старого Голливуда. Я использовала свои наработки, Дакота также предложила пару стоящих идей. Все свои заметки мы отправили Моник, которая обратно присылала уже готовые наброски платья. Я видела Ану божественной сиреной, чья природная красота выгодно выделялась даже на фоне утопающей в роскоши сцены. Присутствие Аны не навязчиво, но все же достаточно заметно, чтобы не приходилось искать ее взглядом».

Черпая вдохновение в голливудских мюзиклах 1930-х, Канлифф предложила скрыть плечи актрисы под накидкой, «состоящей из перьев, но не слишком тяжелой. Я хотела, чтобы казалось, будто ее плечи окутаны невесомым облачком». Было предложено и забраковано множество вариантов, к которым иногда возвращались. Наконец, Люлье предложила идеальный вариант. Канлифф вспоминает: «Эта идея появилась практически в последнюю минуту, поскольку изготовление накидки требовало кропотливой ручной работы. Каждое перышко пришивалось буквально вручную. Ана появляется в этой накидке на балу и оставляет ее за обеденным столом. Это неспроста – вечер заканчивает для Аны очень неприятным инцидентом, которого она никак не могла ожидать».

Костюмеры начали готовиться к решению непростой задачи – одеть 250 актеров массовки. Специально для этой сцены были взяты напрокат костюмы в таких домах моды, как Tirelli (Рим) и Malibar (Торонто). Позднее шикарные одеяния пришлось вернуть, поскольку благотворительный вечер стал напоминать театральную постановку XVIII века. Чтобы продемонстрировать более или менее реалистичный современный бал-маскарад, было решено сочетать сценические костюмы со строгими современными нарядами. Некоторых гостей можно увидеть в костюмах моды 1980-х годов, «куда более экстремальных, чем позволяет современная мода», – считает Канлифф.

Главный герой предпочел не слишком выделяться и остановил выбор на классическом смокинге от Burberry. Эндрю Эйрли в роли мистера Грея-старшего появился в костюме Zegna. И, конечно же, все гости прятали лица под всевозможными масками.


Сквозь ТЕМНЫЕ очки

Съемки фильма


«Сперва фильм НА 50 ОТТЕНКОВ ТЕМНЕЕ показался мне трудным и неоднозначным, поскольку кинематографисты решили вывести и без того запутанные отношения наших героев на новый качественный уровень, – признается Джонсон. – Быть куклой – это одно, а кукловодом – совсем другое. Кроме того, в отношения наших персонажей начали вклиниваться третьи лица. Мне казалось, что будет очень сложно разобраться в этой мешанине, но на деле все оказалось просто замечательно. Фоули – великолепный режиссер, он всецело доверяет актерам. У нас была практически полная свобода действий, а уже одно это очень воодушевляет. Он хорошо представляет, чего хочет, и знает, как этого добиться. Не говоря уже о том, что он сам по себе замечательный человек, с которым невероятно приятно работать. Наверное, поэтому на площадке постоянно царила такая дружелюбная атмосфера».

Джейми Дорнан, в свою очередь, далеко не сразу нашел с режиссером общий язык. «Режиссер по имени Джейми Фоули, представляете?! – улыбается актер. – Я, признаться, готовился к путанице и решил называть его по фамилии. Первый помощник режиссера Пол Барри сказал: «Никаких проблем! Можешь назвать его «Фоули». А «Джейми» мы сделаем твоим эксклюзивом. Не переживай…» Я не продержался и десяти минут. Мы отзывались на имена друг друга на протяжении всех съемок. Кто-нибудь кричал: «Джейми!» и я тут же оборачивался. Обидней всего, что каждый раз звали режиссера, а не меня».

Тут стоит упомянуть о еще одной Джеймс – Э. Л. Джеймс, авторе трилогии, которую на съемочной площадке все звали просто Эрикой. Она появлялась на съемочной площадке практически ежедневно и была бесценным источником информации для всех, кто испытывал какие бы то ни было затруднения с материалом. Дэна Брунетти вспоминает: «Похоже на то, что она провела на площадке больше времени, чем мы с Майком вместе взятые. Она жадно ловила каждую снимаемую сцену. К ней всегда можно было обратиться с любым вопросом, на который она давала четкие ответы: «Это неправильно, надо вот так» или «Почему бы нам не попробовать вот так?» На моей памяти были случаи, когда сценариста и автора первоисточника разделяли несколько штатов или даже несколько стран. Так что с уверенностью могу заявить – присутствие автора на съемках бесценно».

На правах законного основателя всей франшизы Э. Л. Джеймс говорит: «Все книги серии «Пятьдесят оттенков» я отношу к жанру мелодрамы и, как мне кажется, вправе рассчитывать на то, что фильмы по книгам также будут соотноситься с этим жанром. В сиквеле мы немного приподнимаем занавес таинственности, углубляемся в таинственный мир Кристиана Грея. Мы узнаем кое-что о прошлой жизни главного героя, которая вторгается в его настоящее и пытается помешать возлюбленным, отношения которых едва начали склеиваться. Это одна из причин, по которым сиквел стал темнее. Если можно так выразиться, то крылья самолета любви забыли покрыть специальным раствором и в процессе полета он начал покрываться наледью, грозящей авиакатастрофой».

«У Кристиана немало скелетов в шкафу, – рассказывает о главном герое Джонсон. – Чтобы их отношения получили минимальный шанс, Ана вынуждена поставить ему ультиматум – он не должен ничего скрывать от нее и изменить свое отношение к ней. Когда Кристиан справляется с этой непростой для него задачей, сердце Аны, разумеется, оттаивает. Она хотела знать о нем все, понимать его, но в какой-то момент осознала, что знание не означает исправление. Она готова любить Кристиана таким, каким его сделала жизнь».

Глубина, ставшая для всей съемочной группы основополагающим рабочим лейтмотивом, пришлась как нельзя кстати для описания травмы, нанесенной Грею в раннем детстве. Э. Л. Джеймс рассказывает: «Различные проявления семейного насилия оставляют очень коварные и кровоточащие психологические раны. К моему удивлению и нескрываемой радости, ко мне обратилась заведующая психиатрического отделения одной из американских больниц. Она рассказала, что я, оказывается, очень точно и верно передала все симптомы, которые наблюдаются у пациентов, переживших психологические травмы в детстве. Особенно она отметила сцену, в которой Кристиан вновь встречается с Еленой. По словам специалиста, все сцены были описаны в книгах вполне достоверно. Я очень обрадовалась и с нетерпением ждала, когда эти сцены появятся в фильмах».

Производственный процесс работы над фильмами НА 50 ОТТЕНКОВ ТЕМНЕЕ и 50 ОТТЕНКОВ СВОБОДЫ растянулся на 103 съемочных дня, что вдвое больше, чем съемочный период среднестатистического крупнобюджетного фильма. В результате по истечении срока на руках у продюсеров оказались сразу оба фильма. Впрочем, подобный марафон требовал определенных условий работы. Маркус Вишиди вспоминает: «График давил на нас, как Дамоклов меч, несмотря на это (а, может быть, именно поэтому) мы стремились минимизировать излишне длинные съемочные смены. Я считал, что мы должны как можно лучше заботиться о наших актерах не только для того, чтобы они пережили этот марафон, но и чтобы с каждым очередным выходом к камерам они играли лучше, чем раньше».

«В продолжительных съемках есть своя прелесть, – считает Джонсон. – Многие актеры приходили, уходили и возвращались вновь, как в нормальных семьях или группах друзей. Мы все узнавали друг друга лучше, что, вне всяких сомнений, положительно сказывалось на развитии отношений наших персонажей и качестве актерской игры».

Производственный период включал 42 дня работы над фильмом НА 50 ОТТЕНКОВ ТЕМНЕЕ, 44 дня было отведено картине 50 ОТТЕНКОВ СВОБОДЫ, и еще 17 дней актеры снимались в сценах для обоих фильмов одновременно. По понятным причинам съемки практически невозможно было вести в хронологическом порядке, хотя продюсеры к этому стремились. Ключевым аспектом в планировании стала минимизация затрат времени, ресурсов и финансов… за одним исключением. Интимные сцены с участием Аны и Кристиана, большая часть которых снималась в Красной Комнате, перенесли на конец съемочного периода (как это было сделано и на съемках фильма 50 ОТТЕНКОВ СЕРОГО).

Запутанный процесс целиком и полностью контролировал Фоули. Он не только координировал работу нескольких сотен специалистов, но находил время для того, чтобы настроить актеров на нужный лад, поддерживая их в тонусе и в курсе текущих событий.

«Нетрудно было запутаться, когда в один день мы снимали сцену из фильма 50 ОТТЕНКОВ СВОБОДЫ, а на следующий или, как нередко бывало, в тот же день – сцену из фильма НА 50 ОТТЕНКОВ ТЕМНЕЕ. Мы постоянно прыгали с пятого на десятое – актеры едва успевали отыграть сцену, как их приглашали на съемки совершенно другого эпизода, действие которого по сюжету происходит через несколько недель. У меня это, если честно, с трудом укладывалось в сознании. Частенько я ловил себя на мысли: «Погодите, это происходит в СВОБОДЕ или в ОТТЕНКАХ?» И такая неразбериха у нас происходила изо дня в день по несколько раз. Джеймс, получивший бесценный опыт на съемках сериала «Карточный домик», отлично все понимал и рулил процессом, как заправский штурман».

Харден вспоминает о режиссере: «Мы с Джеймсом часто обсуждали эмоциональные моменты фильма, которые для многих зрителей могут оказаться знакомыми по собственному опыту. Так что нам нужно было балансировать в этом вопросе, чтобы сцены были реалистичными. Мы постоянно анализировали: «Не перегнули ли мы палку? Достаточно ли мы выложились? Нашли ли мы этот пресловутый баланс и смогли ли его удержать?»

Съемочная группа вернулась в Ванкувер, где многие локации были хорошо знакомы актерам по первому фильму. Переменчивая погода, которой «славится» город у кинематографистов, на этот раз была съемочной группе… в радость. Вишиди объясняет: «Погода там действительно довольно темпераментна, если не сказать хуже, но нам это было только на руку. Например, когда собирались тучи и шел дождь, мы снимали сцену фильма НА 50 ОТТЕНКОВ ТЕМНЕЕ в офисе SIP2 – мрачная атмосфера за окном добавляла сцене напряженности. Затем мы возвращались на ту же локацию в погожий, солнечный денек, чтобы снять сцену фильма 50 ОТТЕНКОВ СВОБОДЫ, и она получалась совершенно другой по эмоциональному фону. Конечно, погода немного подпортила нам график, но в целом мы, как мне кажется, очень эффективно использовали прихоти Небесной Канцелярии».

Съемочный процесс начался 16 февраля 2016 года на третьем этаже небольшого офисного здания, которое на время стало компанией SIP. Далее съемки переместились в действующую психиатрическую больницу, где кинематографисты арендовали отделение скорой помощи, в котором 4-летний Кристиан впервые встречается со своей будущей приемной матерью Грейс Тревельян Грей. В больничной роще дизайнер Нельсон Коутс и фотограф Доан Грегори фотографировали Дакоту Джонсон. Впоследствии эти снимки были выставлены в галерее Хосе.

Экстерьеры офиса SIP снимались в Гэстауне – весьма оживленном районе Ванкувера. Там же снимались сцены в лондонском пабе, где сотрудники SIP отдыхали после тяжелого рабочего дня. Силами декораторов паб превратился в бар «У Лори». После этого съемочная группа переместилась на улицу Пауэлла в квартиру, которую снимала Анастейша (уже знакомую зрителям по фильму 50 ОТТЕНКОВ СЕРОГО).

Многие сцены фильмов снимались на производственных площадях двух студий Ванкувера – Canadian Motion Picture Park неподалеку от Барнаби и North Shore Studios. Павильоны вместили практически весь пентхаус Кристиана. В трех павильонах North Shore были выстроены декорации спальни, ванной, туалета, спортзала, библиотеки, кабинета, кухни, гостиной, винного шкафа, столовой и гардероба Аны. Красная Комната была воссоздана в павильоне студии CMPP.

Сцену в галерее, где Кристиан впервые решается заговорить с Аной после их разрыва в финале первого фильма, снимали в центре культуры и отдыха Yaletown Roundhouse – подлинном произведении архитектурного искусства и историческом памятнике Ванкувера. Здание было возведено в 1888 году, и изначально в нем располагался цех, где собирали и ремонтировали паровозы. Когда паровые двигатели были вытеснены с рынка дизелем, завод был закрыт и некоторое время пребывал в запустении. В 1986 году здание было отремонтировано для проведения Всемирной Выставки. В марте 1997 года постройка была отдана Ванкуверскому департаменту планирования парков и зон отдыха… В галерее были представлены не только фотографии Аны (которые поместили в алюминиевые рамки, чтобы усилить визуальный эффект), но и некоторые работы из личного портфолио Грегори.

Кинематографисты сделали все для того, чтобы удивление Джонсон при виде фотографий было неподдельным. «Мы приложили массу усилий, чтобы Дакота не увидела ни одной фотографии вплоть до того вечера, когда мы снимали сцену в галерее», – вспоминает Грегори. Фотограф настолько ответственно подошел к работе, что придумал для каждой из фотографий название. Они были напечатаны, и таблички закрепили рядом с каждой из работ.

Несколько сцен были сняты в районе Южный Грэнвилль в здании, которое было сконструировано известным архитектором Артуром Эриксоном. Постройка была задрапирована под салон красоты Esclava, которым владеют Кристиан и Елена. Именно на этой локации впервые появилась Ким Бейсингер. Появление на съемочной площадке всемирно известной актрисы потребовало от кинематографистов принять дополнительные меры предосторожности. Вишиди вспоминает: «Съемкам сцен с Ким мы уделяли особое внимание. Мы делали все, чтобы ее путь от трейлера на площадку и обратно был минимален. Зеваки либо не видели ее вовсе, либо не могли видеть ее лица. Не то, чтобы мы не хотели раскрывать какую-то тайну. Просто мы сочли, что ее героиня должна была предстать во всей красе именно на экране».

Новости о съемках нового фильма трилогии распространялись со скоростью лесного пожара и вызвали настоящий ажиотаж в армии поклонников творчества Э. Л. Джеймс. Кинематографисты предвкушали такое развитие событий, и принятые меры обеспечения какого-то намека на приватность оказались не лишними. Съемочную группу постоянно сопровождал авангард фанатской армии, состоявший по большей части из канадцев. Однако были и граждане других стран со всего Земного шара. Поклонники даже планировали свои отпуска с таким расчетом, чтобы оказаться в Ванкувере во время съемочного периода.

Следующим пунктом в графике съемок стояло сразу несколько сцен – день рождения Кристиана, которое отмечалось в узком семейном кругу, и первые сцены эпизода с шикарным балом-маскарадом. Для съемки экстерьерных и интерьерных сцен в особняке Греев кинематографисты вновь использовали исторические постройки Ванкувера – Casa Mia и Rio Vista.

В сцене на дне рождения есть момент, когда Ана весьма гневно реагирует на появление Елены Линкольн. Перед съемками Дакоте Джонсон пришлось отрепетировать этот момент, и тут ей на помощь пришел самоотверженный продюсер. Вишиди вспоминает: «Не так-то просто выплеснуть кому-то в лицо жидкость из стакана, да так, чтобы это было безопасно. Для начала мы отрепетировали сцену с пустым фужером. Затем мы перешли к фужеру, наполненному водой, хотя я бы предпочел, чтобы в него наливали водку. Она выплескивала воду мне в лицо до тех пор, пока этот жест не был доведен до автоматизма. Только после этого мы пригласили на площадку Ким».

Действие следующей по графику сцены бала-маскарада проходило на заднем дворике особняка Греев под обширным шатром. Во всяком случае, так было написано в сценарии. Брунетти говорит: «Мы смогли вернуться к зданиям, где уже снимали сцены первого фильма, и одно это было замечательно. Но, к сожалению, в Casa Mia не было достаточно пространства, чтобы организовать столь масштабное мероприятие на открытом воздухе, а нам было очень важно создать иллюзию, что здание и шатер были в визуальной близости друг от друга. Поэтому мы снимали первую часть сцены перед особняком – швейцары встречают подъезжающие машины, гости проходят в дом. За домом была небольшая площадка, где мы организовали «вход» в маскарадный шатер. Однако разместить внутри 200 гостей было попросту невозможно. Поэтому мы ограничились тем, что расставили вдоль красной ковровой дорожки, ведущей в шатер, фокусников, жонглеров и прочих аниматоров в соответствующих тематике вечеринки костюмах. Гости входили в шатер, и мы останавливали съемку. Продолжение мы снимали в конференц-центре Ванкувера спустя месяц или около того».

На съемках фильмов НА 50 ОТТЕНКОВ ТЕМНЕЕ и 50 ОТТЕНКОВ СВОБОДЫ оператор Джон Шварцман и режиссер Джеймс Фоули использовали систему освещения, позволявшую оператору свободно перемещаться по съемочной площадке и работать в тесном контакте с актерами. «Движение камеры само по себе добавляет драматизма и напряженности сцене, – убежден Брунетти. – Появляется даже какой-то намек на опасность – кто-то постоянно следит за нашими героями».

Когда Кристиан убеждается в том, что Лейла может представлять серьезную угрозу для Аны, он отвозит любимую на свою яхту «Грейс». Для этих съемок была зафрахтована 40-метровая яхта «Каори». Впервые она была спущена на воду в 1992 году, а в 2006-м была полностью отремонтирована. Клуб любителей гребного спорта Ванкувера любезно предоставил свою пристань для съемок сцены. Единовременно на яхте могло находиться не больше 30 человек, поэтому многим специалистам из съемочной группы пришлось довольствоваться моторными лодками. В общей сложности «Грейс» преследовало 6 лодок. Для съемок панорамных кадров с высоты птичьего полета использовался вертолет. Романтические сцены в каюте яхты снимались в павильоне студии CMPP. Для этого была выстроена точная копия каюты.

В одной из сцен Кристиан вместе с коллегой Роз Бэйли, роль которой сыграла Робин Ли, летит на вертолете на деловую встречу в Портленд. Это был настоящий вертолет Airbus H130, стоимостью более $3 млн. Съемки велись как на фоне хромакея, так и на натуре. К несчастью, в съемочный день было невероятно жарко – столбик термометра поднялся почти до 30ºС. К счастью, Э. Л. Джеймс заказала целый вагончик с мороженным, который помог актерам и закадровой команде справиться со зноем.

Впрочем, излишняя жара пришлась очень кстати через несколько дней, когда снималось видео-обращение отдыхающих на Карибах Кейт и Эллиота, роли которых сыграли Мамфорд и Граймс. Сцена снималась на iPhone… в импровизированной песочнице на поле неподалеку от аэропорта Boundary Bay. Пальмы, песок и гамак под палящим солнцем создавали полную иллюзию курорта.

Когда две трети съемочного периода остались позади, настало время доснимать сцену с маскарадом в шатре, растянутом внутри конференц-центра. Нельсон Коутс вспоминает: «Экстерьерные сцены мы отсняли примерно за месяц до съемок интерьеров. Нам всем не терпелось увидеть, как же в собранном виде выглядит то, на что мы потратили почти шесть месяцев кропотливой работы. Не скрою, всегда приятно, когда твой труд положительно сказывается на работоспособности актеров. Ко мне подбегали осветители и электрики со словами: «Это так круто…» Накануне съемочного дня мы все были у шатра, и мне кто-то сказал, что меня ищет режиссер. Я забежал внутрь и нашел Фоули. Он начал: «Ну, не знаю… Наверное, все придется переделывать…» и расхохотался. Уняв смех, он продолжил, уже всерьез: «Это потрясающе, просто великолепно!» Невероятно приятные ощущения».

Соответствующую масштабу мероприятия атмосферу помог создать певец Хосе Джеймс и его группа. Вишиди рассказывает: «Он – замечательный шансонье с очень богатым голосом. В его исполнении песня Коула Портера I’ve Got You Under My Skin звучала просто божественно. За день до съемок мы записали эту композицию на студии Capitol Records в Лос-Анджелесе. Именно там в начале 50-х Фрэнк записывал свои песни, включая ту самую I’ve Got You Under My Skin. Больше того, мы даже нашли микрофон, в который Синатра пел эту песню. Хосе был настолько поражен, что некоторое время не мог петь, не в силах взять себя в руки… Уже на следующий день мы наложили эту фонограмму на его живое исполнение на съемочной площадке».

4 июля 2016 года, спустя 98 дней плодотворной работы, съемочный процесс завершился в Ванкувере.


****

Преследующие призраки из прошлого, авиакатастрофы, сексуальное самопознание, месть, стиль жизни миллиардера, Томас Харди, садизм, душевные раны, благотворительные вечера, венецианские маски, игрушки для взрослых… В трилогии Э. Л. Джеймс нашлось место для многих необычных экспонатов, личностей и событий. Однако все они помогали читателю лучше разобраться в запутанном мире, в котором встретились Кристиан Грей и Анастейша Стил.

На сколь бы помпезные и экстравагантные высоты не поднимала вас история, в сколь мерзкие и зловонные пропасти не кидала, все взлеты и падения сводятся к одному. Дакота Джонсон резюмирует: «Да, в фильме много чувственности и сексуальности, однако в основе своей это история любви самодостаточных и многогранных мужчины и женщины. Разные черты характеров и стили жизни, разные семьи, разная работа и сексуальные предпочтения – все это лишь спутники, которые крутятся вокруг того факта, что наши герои безумно, отчаянно и безнадежно любят друг друга».
****

Universal Pictures при участии Perfect World Pictures представляет фильм НА 50 ОТТЕНКОВ ТЕМНЕЕ. В главных ролях: Джейми Дорнан, Дакота Джонсон, Эрик Джонсон, Рита Ора, Люк Граймс, Виктор Расук, Ким Бейсингер и Марша Гей Харден. Режиссер: Джеймс Фоули. Сценарист: Ниал Леонард. Автор книги: Э. Л. Джеймс. Продюсеры: Майкл Де Лука, Э. Л. Джеймс, Дэна Брунетти и Маркус Вишиди. Оператор: Джон Шварцман. Художник-постановщик: Нельсон Коутс. Монтажер: Ричард Фрэнсис-Брюс. Дизайнер костюмов: Шэй Канлифф. Композитор: Дэнни Элфман. Музыкальный супервайзер: Дэна Сано.


© 2017 Universal Studios. www.fiftyshadesmovie.com

Каталог: files -> 150
files -> Программа духовно-нравственного развития и воспитания обучающихся на уровне среднего общего образования
files -> Правила закаливания… Выпуск №1. Чтоб улыбка сияла. Мама первый стоматолог
files -> О существовании значения игры преследования
files -> Учебное пособие по нейрохирургии. Часть I. Краткая история нейрохирургии. Черепно-мозговая травма санкт-Петербург 2015
150 -> Пояснительная записка к презентации «Япония страна восходящего солнца»
150 -> Характеристика Франции Работу
150 -> Акционерам Открытого акционерного общества «Мобильные ТелеСистемы»
150 -> Рабочая программа учебной дисциплины «Информатика»


Поделитесь с Вашими друзьями:
1   2   3   4   5


База данных защищена авторским правом ©nethash.ru 2019
обратиться к администрации

войти | регистрация
    Главная страница


загрузить материал