Международный союз электросвязи в поисках кибермира



страница10/20
Дата27.10.2016
Размер0.81 Mb.
Просмотров717
Скачиваний0
1   ...   6   7   8   9   10   11   12   13   ...   20

(4)4.2 Правительственная цензура интернета: Киберрепрессии


Хеннинг Вегенер (Henning Wegener)

Свобода убеждений и свободный доступ к информации являются центром функционирования информационного общества и необходимыми элементами киберстабильности и кибермир, определенных в главе VI в "Концепции Кибермира" того же автора. Угрозы для их осуществления снижают или опровергают основные преимущества интернета, и, следовательно, их следует перечислить в ряду основных современных угроз в киберпространстве79.

Свобода убеждений и свободный доступ к информации на протяжении всей истории являются ключевыми элементами в построении цивилизованного общества. Они являются неотъемлемой частью прав человека и гражданских свобод и, следовательно, лежат в основе почти всех современных конституций. Действительно, свобода личности получать информацию, иметь и высказывать мнение может служить критерием прогресса человечества. С другой стороны, определение ограничений, которые должны ограничивать эту главную свободу из соображений общественной безопасности, порядочности и общественного порядка всегда были неотъемлемым элементом внутренних политических дебатов, постоянными и необходимыми усилиями в стремлении к согласованию и оптимизации, как свободы личности, так и общественных интересов

Правительственная цензура, которая систематически превышает эти пределы, тщательно контролируя общественное мнение и обмен мнениями, в основном в отношении печатных материалов, является болезненной, но повторяющейся частью истории человечества, и они снова и снова развязывают битвы за свободу ума.

В эру интернета, это основное положения не меняется, но меняется его актуальность и его форма. Цифровые технологии стремительно перенесли возможности доступа к информации и связи в новое измерение; и сущность информационного общества состоит в том, что оно зависит теперь от нас. Как и в любом другом аспекте, интернет увеличивает амплитуды, смешивает количество и качество, сводит на нет расстояния и время, и создает амбивалентно новые явления.

Так как интернет не только экспоненциально увеличивает объемы информации и ее доступность, но и повышает возможности вторжения в базовые технологические процессы и управления цифровым контентом. Цифровая технология позволяет создавать фильтрующее программное обеспечение, которое может блокировать любую область информации либо во всем интернете, либо относящуюся только к определенным серверам, и это позволяет правительствам вводить правительственную цензуру, в том числе и в массовых масштабах. Следовательно, вопрос о свободе убеждений и информации, как права человека, должен рассматриваться заново: интернет быстро становится новым полем битвы в борьбе за права человека и свободу убеждений.

Основными методами, доступными для правительственной цензуры, являются IPблокировка, DNS фильтрация и перенаправление, фильтрации URL посредством сканирования по целевым ключевым словам или фильтрации пакетов, которое прекращает передачу TCP пакетов при обнаружении запрещенных ключевых слов. Одной из характерных черт является то, что современное фильтрующее программное обеспечение реагирует только механически на появление определенных слов или фраз, и таким образом порой "слишком часто стреляет по мишени" ("переблокировка").

Список промышленных поставщиков фильтрующего программного обеспечения, применяющих эти и другие методы  огромен. Он содержит и наиболее известные в информационных технологиях имена, и специализированные компании. Есть несколько веб-страниц посвященных сравнительной оценке и рейтингам того, что предлагают такие программы, а также их эффективности; в то время как другие страницы, управляемые сторонниками полной свободы самовыражения в интернете, критикуют само существование этой технологии

Технологию фильтрации следует рассматриваться вместе с вариантами ее обхода. Те же сложности, которые привели к разработке фильтров, характерны и для технологий, разработанных, для того чтобы их избежать, обойти или повредить. Тотальную цензуру информации в интернете осуществить очень трудно или даже невозможно, благодаря базовой распределенной технологии Сети. Таким образом, имеется множество ресурсов и решений, которые позволяют пользователям обходить цензуру в интернете. Большая их часть опираются на получение доступа к каналу интернета, который не подлежит фильтрации, часто в различных странах действуют разные законы цензуры. Очевидным вызовом для Правительства, практикующего цензуру интернета, является то, что до тех пор, пока в мире есть одна общедоступная система без цензуры, будет оставаться возможность доступа материалам, подвергшимся цензуре. Методы, доступные для такого скрытого доступа, включают в себя использование проксисерверов, создание виртуальных частных сетей, а также загрузку программного обеспечения с открытым кодом, которое позволяет анонимный серфинг, общение в чате и передачу файлов (примерами являются программы Psiphon, I2P, Tor).

Фильтрация контента, конечно, также играет важную функцию социальной защиты. Блокировка страниц детской порнографии, призывов к насилию, расовой ненависти и преступности в целом представляется законной для всех, это же справедливо и для более широкого использования интернета в целях внутреннего и международного терроризма. Содержание, которое не может быть законным образом распространено за пределами интернета, в пределах сети также должно подчиняться правовым санкциям и запретам. В этой связи, индустрия фильтрующего программного обеспечения удовлетворяет законные потребности.

Но здесь должно быть сделано важно различие.

Вне зависимости от эффективности фильтров, и, следовательно, действенности цензуры, и вне зависимости от связанных с ней коммерческих интересов, решающим является тот факт, что в "свободных" обществах, так называемых западных демократий с их высокой ценностью консенсуса, главным образом  но отнюдь не исключительно  ограничения на свободу убеждений и доступа к информации четко регулируется законом, сфера их применения определяется по правилу адекватности и соразмерности, и они могут быть оценены в соответствии с общедоступными юридическими процедурами. Наличие четких правовых рамок и доступность независимого юридического регулирования являются, по сути, решающими критериями для разграничения законного контроля контента и незаконной цензуры; они также предоставляют инструментарий для учета различий в культурных ценностях и определениях конфиденциальности. Контент, противоречащий культуре, религии, морали и другим глубинным целям общества в определенных странах, не должен быть освобожден от контроля под лозунгом абсолютной свободы интернета, и те, кто справедливо осуждает политическую цензуру со стороны правительства, должны проявлять осторожность и не становиться ни на какую сторону в таких вопросах,

Поскольку все вопросы, касающиеся фильтрации интернета со стороны правительства, пределов ограничений свободы убеждений, которые должны соблюдаться, противовесов, которые должны быть исключены, и роли ИТ-индустрии в предоставлении технической основы для регулирования интернета, являются сугубо деликатными вопросами национального суверенитета, настоящая статья не ставит своей целью обвинения или возложения ответственности на какое-либо отдельное правительство; действительно, здесь не названа ни одна конкретная страна. Равным образом, не указывается никакое ИТоборудование, программное обеспечение или услуга. На самом деле, целью этой статьи является описание проблем и оценка состояние дискуссии, а не поспешные заключения. В том же духе сдержанности цитаты веб-страниц или статей приводятся только для информации, и они не означают, что данная статья идентифицирует себя с их содержанием или одобряет его.

Учитывая природу интернета, уменьшающую значимость границ, для регулирования свободы интернета национальные правила оказываются недостаточными. Поэтому в 1999 году Европейский союз ввел в действие новый режим общеевропейского регулирования и соответствующие процедуры допустимого вмешательства в контент интернета ("Программа Безопасный интернет"). Он опирается в основном на принцип саморегулирования интернета и поисковых машин, с тем чтобы исключить незаконный или вредоносный контент и обеспечить его соответствие национальному законодательству. В некоторых областях такие функции саморегулирования действуют удовлетворительно, хотя иногда могут потребоваться дополнительные законодательные акты.

Говоря в мировом масштабе, международные правовые нормы установлены, в частности, двумя большими договорами по правам человека в первые годы существования Организации Объединенных Наций  Всеобщей декларацией прав человека (1948 года) и Международным пактом о гражданских и политических правах 1966 года. Практически все страны подписали и ратифицировали эти пакты, которые считаются сегодня частью обычного международного правом, и, следовательно, обязательными и для государств, их не подписавших. Так совпало, что в обоих документах имеется Статья 19, где признается принцип свободы самовыражения и убеждений, и которая включает в себя право любого человека получать и распространять информацию любого типа, независимо от государственных границ и при помощи любой среды для ее распространения. Не существует никаких сомнений в том, что это право также включает в себя и получение информации через интернет, и право доступа к нему (так же, как право не позволять доступ), и поэтому Всемирная встреча на высшем уровне по вопросам информационного общества (ВВУИО, 2003 года и 2005 года) торжественно подтвердила эти принципы в качестве центральных и неотъемлемых элементов информационного общества, в частности, в Женевской Декларации принципов (принципы 4, 5 и 55). Стоит отметить, что текст документов ВВУИО подчеркивает аспект свободы, уменьшая значимость предостережений, добавленных в Международный Пакт.

То, что в "свободных" обществах сводится к реально трудной проблеме определения критериев постоянного политического баланса между свободой и вмешательством государства в четких правовых рамках, во многих других государствах становится проблемой прав человека и качества глобального информационного порядка. Правительственная цензура интернета посредством технологий фильтрации без законодательных ограничений, и с серьезными и острыми последствиям для людей, собирающих и передающих информацию, является значительным нарушением прав человека. Проблематичной составляющей этого развития является то, что западные технологические компании не только предоставляют свои технологии фильтрации для правительственной цензуры, но и оказывают содействие в их использовании, создавая эффективные и действенные системы цензуры. Эта ситуация является центральной для настоящего анализа, который также имеет своей целью предложить возможности для международного противодействия такой практике. Как заметил Джо Гланвилл (Jo Glanville) редактор документа "Index on Censorship"80: "В настоящее время впервые в своей истории цензура является коммерческим предприятием" 81.

Это написано в то время, когда можно видеть критический процесс роста как числа правительств, использующих цензуру интернета, главным образом в ущерб политическим правам и свободам, так и эффективности методов фильтрации.

Состояние и развитие правительственной цензуры интернета наблюдается многими частными организациями, в том числе ищущей новые пути Инициативой OpenNet, "Репортеры без границ" и, зачастую, использующими те же или аналогичные данные и классификации, Отчет о цензуре в интернете82.

Эти источники единогласно пишут об ошеломляющих масштабах процесса роста цензуры. Основываясь на их списках стран и цифрах, они приходят к выводу, что в настоящее время 1,72 миллиардов человек испытывают цензуру интернета. Это составляет 25,3% от нынешнего населения мира.

Список государств, где используется такая практика, довольно длинен, и в него входит, по крайней мере, 25, но, вероятно, более 30 – правительств, которые в значительной мере лишают своих граждан возможности доступа к полной информации, доступной он-лайн. В интернете есть несколько списков организаций, которые наблюдают за этими странами. Инициатива OpenNet делит их на Всеобъемлющие, Существенные, Номинальные и Косвенные, а также предлагает категорию Подозреваемых. Организация "Репортеры без границ" предлагает топ-лист 13 "Врагов интернета". В большинстве наблюдаемых стран вмешательство сосредоточено на запрете политического содержания  свобода, демократия, свободные выборы, средства юридической защиты, сообщения о сложных политических событиях – всем том, что не позволяет их собственная правительственная система, но многие идут намного дальше. Некоторые правительства сосредоточили свои ограничения на темах морали, традиционном моральном и культурном порядке. Интенсивность и тщательность контроля в разных странах различны. Есть несколько стран, в которых цензор блокирует страницы, но затем позволяет вызов поясняющей страницы, дающей доступ, если на экране отображается специальная "законная" информация, обеспечивая таким образом хоть какую-то степень прозрачности. В других странах цензура работает спорадически и неэффективно, и в случае нарушения блокировки санкции не применяются.

Однако как правило, правительственная цензура осуществляется без ограничений и распространяется на более широкий сегмент знания человечества, без какого-либо объяснения или юридического обоснования, даже в тех странах, которые в других отношениях являются вполне респектабельными: чем дальше страна от демократии западного типа, тем выше частота применения цензуры интернета посредством фильтрации. Некоторые государства стремятся учить свое население при помощи цензуры в интернете, доходя до определенных крайностей: интернет пользователи, которых уличили в доступе к запрещенным страницам, подвергаются наказаниям, а в некоторых странах их преследует агрессивная киберполиция. Число пользователей, попавших в тюрьму, даже то, о котором известно, вызывает тревогу с любой точки зрения. Некоторые международные ИТ-компании, поставщики программного обеспечения вынуждены жить с ощущением того, что они активно помогают и поощряют такие меры уголовного преследования, и тем самым способствуют вытекающим из них людским страданиям.

Последствия всеобъемлющей цензуры чрезвычайно серьезны, и их невозможно переоценить. Граждане не только ограничены в своих правах, обеспеченных международными законами, они также отрезаны от важнейших преимуществ информационного века, они имеют искаженный взгляд на мировую действительность, их участие в обогащающих процессах глобального общения снижается. Широкомасштабная фильтрация интернета может изменить общее состояние сознания нации. Следует также учитывать двойное негативное влияние этой цензуры: граждане лишены информации и возможности свободного мировоззрения, но цензура является также средством для политических репрессий, ограничивая свободу действия.

Такое положение дел, и ухудшение ситуации с цензурой интернета требует срочных действий. ЕС единогласно признал это и предпринимает действия. Он не признает, что компании, работающие в сфере IT-технологий, оказывают помощь репрессивным правительствам в укреплении их диктата над сознанием. Именно благодаря ЕС мы имеем сегодня весьма уместный термин "киберрепрессии" для обозначения этой практики.

ЕС действует не в одиночку. Международное лобби интернета, которое борется за свободу информации и целостность интернета во всемирном масштабе, также активно и бдительно действует, даже вне рамок многих уже упоминавшихся видных учреждений, которые наблюдают за развитием киберрепрессий и публично их порицают.

Учитывая способность опытных интернет пользователей избежать или обойти фильтрацию, многие международные защитники интернет свободы также участвуют в предоставлении гражданам стран, где применяется цензура, соответствующего противодействующего программного обеспечения, которое описано выше. Эта технология антифильтрации также превратились в настоящую отрасль промышленности, которая помогает снизить эффективность правительственной цензуры, не будучи в состоянии устранить ее полностью. Инициатива OpenNet, как и другие, активно действует в этой области, поставляя особенно эффективные системы, например Psiphon, предназначенные для работы в качестве личного зашифрованные проксисервера на обычном домашнем компьютере, обходя таким образом обязательным "брандмауэры", введенные правительством, и позволяя свободно передвигаться по глобальной сети. Однако применение этого устройства и других ему подобных встречает активное противодействие со стороны некоторых поставщиков фильтров. Это еще раз демонстрирует проблематичный характер коммерции многонациональных отраслей промышленности, которые – умышленно или в качестве нежелательного побочного ущерба, по сути, содействуют или помогают киберрепрессиям. Очевидно, следует добавить, что передовые страны в области цифровых технологий способны разрабатывать фильтры внутри страны, и многие уже это делают, что позволит отказаться от иностранных поставщиков программного обеспечения.

Как было подчеркнуто ранее, данная статья не претендует на детальный анализ для каждой страны, учитывая также и то, что интернет предоставляет на этот счет обширную информацию. Но даже краткое резюме, которое приводится здесь, и начавшееся общественное обсуждение поднимает вопрос о том, какие очевидно необходимые действия могут быть выполнены, что международная сообщество может сделать для противодействия киберрепрессиям как нарушению международных законов.

Правовые и политические проблемы, связанные с определением пределов для интернет фильтрации и возможных санкций, допустимых на международном уровне, очевидны, и они огромны. Вопросы национальной юрисдикции и суверенитета, невозможность определения реально действующей границы между гражданским свободами и важнейшими общественными интересами, вопросы выбора законов и средств правоприменения, и еще более широкомасштабный вопрос о регулировании интернета, помимо прочего, делают попытку создания международных кодексов нереализуемой и, вероятно, бесполезной. Существует также вопрос о культурном разнообразии, которое необходимо уважать. Определение культурного и религиозного общественного порядка не может быть единым для всех стран, хотя мы вправе предположить существование общих универсальных основных убеждений, и, в качестве общеобязательных должны рассматриваться Универсальная декларация и Пакты. Как и в большинстве международных законов, не бывает простых определений, и нет быстродействующих эффективных санкций.

Поэтому любая глобальная реформа интернет фильтрации должна рассматриваться с точки зрения долговременного действия процессов и стратегий. Надо рассматривать проблему как набор процедур, которые призывают мир к осознанию, способствуют привлечению общественного внимания и давления, и – для затронутых правительств – формируют вызов общественному мнению и мотивируют предоставление подробных обоснований.

Большая ответственность лежит на национальных правительствах, промышленности и организациях гражданского общества, имеющих, потенциал формирование убеждений. Правительства могут содействовать развитию и доступности технологий антифильтрации, могут подвергнуть экспорт технологий фильтрации соответствующим процедурам экспортного контроля, а также использовать национальные дипломатические средства для оказания давления на правительства, применяющие цензуру, заставляя их обеспечить прозрачность, открытость и законность своей ограничительной политики.

Предприятия ИТ-промышленности – производители программного обеспечения, компании, предоставляющие услуги доступа в интернет, и их объединения – несут очевидные обязательства и должны приступить к принятию кодексов поведения, которые исключили бы возможность использования их технологий для политической цензуры. Хотя в действительности никто не может потребовать от компаний, чтобы те полностью забыли о своих интересах, и было бы глупо перекладывать на промышленность главную вину за правительственную цензуру, добровольные совместные действия компаний также повлияет и на их репутацию и усилит их положительный имидж. Политика саморегулирования, обеспечивающая четкие общие стандарты, дала хорошие результаты в ЕС, она также может укрепить и силу сопротивления отдельных компаний, в противодействии давлению со стороны правительств, использующих цензуру, желающих сотрудничать с ними. Например, Инициатива "Глобальная сеть" добровольная организация технологических компаний США предписывает такие стандарты ("Хартия управления"), реагирует на просьбы правительства о цензуре, и продвигает свободу интернета83.

Академические институты и организации по правам человека, которые неустанно порицают киберрепрессии, ряд из которых назван выше, сегодня все чаще поощряют и поддерживают правительства, которых касается данная ситуация. Но, учитывая трансграничный и международный характер интернета, и глобальную значимость прав человека в ситуации с киберрепрессиями, самой важной задачей может состоять в том, чтобы включить этот вопрос в повестку дня международная организаций в совершенно новом свете.

Первый шаг мог бы состоять в достижении более широкого международного понимания развития и технической базы современной интернет фильтрации и в создании международного механизма ее мониторинга. На втором этапе можно было бы подумать о введении международной процедуры рассмотрения жалоб, доступной для всех заинтересованных сторон, а затем набора стандартов отчетности.

Какая международная организация или компания могла бы послужить такой борьбе?

Во-первых, можно было бы думать о Форуме по вопросам управления использованием интернета (IGF), созданном в 2006 году во исполнение решений ВВУИО ("Тунисской программы"). Ограничения, которые политическая цензура интернета накладывает на функционирование и управление Сетью, имеют очевидное значение для предназначения Форума, и могут быть легко включены в рамки его мандата (статья 72), б), д) и К) Тунисской программы), даже несмотря на то, что проблема киберрепрессий в этих текстах явно не упоминается. К сожалению, в течение пяти лет своего существования IGF ограничивался лишь обширными и значимыми дискуссиями, в том числе и о свободе интернета, но не начал никакой оперативной деятельности. Создание процедуры контроля, которая могла бы отслеживать анализировать и критически оценивать применение методов фильтрации, могло бы соответствовать условиям Форума, если его мандат будет расширен, что представляется вполне вероятным, возможным и

желательным84. Ежегодный форум ВВУИО, напротив, представляет собой открытый дискуссионный форум без оперативного назначения, и подходит для этой цели в гораздо меньшей степени.

Организация ЮНЕСКО в соответствии с актом о ее создании, с гордостью провозгласила себя уникальным международным защитником свободы информации, и получила от ВВУИО четкие задачи с общими заголовками "Доступ к информации и знаниям" и "Этические аспекты интернета". ЮНЕСКО принимает Декларации и Рекомендации, которые обязуют государства-члены и международные организации обеспечить свободный и неограниченный доступ к интернет85, и ее Генеральный директор постоянно публично осуждает нарушения свободы информации и прессы. Ничто не было бы более логичным, чем приступить к диалогу для выполнения этих задач и, как результат, периодически рассматривать случаи цензуры.

Поскольку мы имеем дело с правами человека и две основные международные конвенции провозглашают обязательства государств в отношении этих прав, главным местом проведения международных действий должны стать специальные организации по правам человека в рамках Организации Объединенных Наций, Совет по правам человека, учрежденный в 2006 году, и специальный орган для борьбы с нарушениями Международного пакта о гражданских и политических правах. Совет по правам человека с его широкими полномочиями получит право ввести в действие процедуру официального рассмотрения жалоб, доступную для правительств всех государств членов ООН. Одной из возможностей будет также обязательное включение темы о свободе и цензуре интернета в процесс всеобщего периодического обзора, согласно которому оценивается обеспечению прав человека в разных странах. Вне зависимости от выбранной процессуальной формы, общее освещение нарушений прав человека в этой сфере может формировать необходимое давление и необходимость оправдываться для правительств, подозреваемых в нарушении законности. В рамках процедуры рассмотрения жалоб также может быть адекватно рассмотрена сомнительная роль международной ИТ-индустрии в создании инструментария для киберрепрессий. Поскольку СПЧ периодические готовит обзоры стран для Комитета по правам человека ООН, в них могли бы также включаться и аспекты свободы интернета.

Однако насколько простыми не были бы такие процедуры, прозрачный режим "соблюдай или объясни", приводящий, в конечном итоге, к общественному давлению и общественному осуждению, на самом деле мог бы проложить путь к более глобальной осведомленности о данной проблеме, и, в конечном итоге, к оптимизации ситуации в цифровом мире.




Поделитесь с Вашими друзьями:
1   ...   6   7   8   9   10   11   12   13   ...   20


База данных защищена авторским правом ©nethash.ru 2017
обратиться к администрации

войти | регистрация
    Главная страница


загрузить материал