Магистерская диссертация



страница4/12
Дата27.10.2016
Размер1.83 Mb.
Просмотров193
Скачиваний0
1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   12

1.3 Трансформация основных практик медиапотребления в условиях интернет-коммуникации.


Онлайн-медиа предложили человеку множество новых способов и возможностей потребления медийных продуктов. Смотреть, слушать и читать теперь стало возможно в одном пространстве – в интернете, причем в полной свободе того, что и когда ты хочешь потреблять. В пространстве Сети можно найти любой фильм и пропущенную передачу, прочитать статью годовой давности либо обсудить с другими читателями свежий номер журнала, скачать музыку любимого исполнителя без надобности бежать в магазин за CD-диском и т.д. Новые возможности совершенно не вписались в рамки традиционного медиапотребления, в котором индустрия определяла выбор пользователя: именно она в лице программной сетки каналов и радиостанций, а так же выходящих с заданной периодичностью изданий прессы решала, что, когда и где ему смотреть, слушать и читать. На фоне очевидных различий между традиционными и «новыми» практиками в медиаотрасли начинают говорить о трансформации медиапотребления в контексте развития онлайн-медиа. В данном параграфе мы попытаемся описать происходящую трансформацию, то есть ответить на вопрос, что же изменилось в медиапотреблении индивидов с появлением интернета, а во второй главе проанализируем произошедшие изменения применительно к российской действительности, чтобы дать ответ на вопрос, как и в каком масштабе произошли вышеописанные изменения.

Прежде чем описывать происходящие изменения, следует посмотреть, как наука подходит к их трактовке. В качестве примечания отметим, что развитие ИКТ, интернета и онлайн-медиа оказало существенное влияние не только на медиапотребление, но и на другие процессы в обществе, заложив основу большей части социальных трансформаций современности. Поэтому научная мысль анализирует трансформационное влияние интернета преимущественно в контексте целого спектра общественных процессов, выделяя те или иные направления его воздействия. Рассмотрим некоторые из существующих концепций, наиболее важные, на наш взгляд, для составления картины происходящих трансформаций.

О возрастающей роли информации и средств коммуникации наука начала размышлять еще до становления интернета и онлайн-медиа – в середине XX века. В данном случае в качестве пра-концепций понимания современной медиасреды и исторических этапов ее трансформации примечательны медиаориентированные исследования представителей Торронсткой школы Г.Инниса и М.Маклюэна, которые заложили основу изучения массовых коммуникаций в контексте общественных процессов. Канадский социолог Гарольд Иннис53 одним из первых начал изучать влияние средств массовой коммуникации, носителей информации и их трансформации на общественные процессы. Ученый утверждал, что коммуникация в силу своих особенностей способна осуществлять контроль над временем и пространством: устная культура и письменность, по сути, направлены на экономию времени, а электронные коммуникации изменяют пространственные отношения. Идеи Г. Инниса были продолжены в трудах канадского ученого Герберта Маршалла Маклюэна54 – одного из самых известных теоретиков и историков медиа XX века. Не смотря на то, что фокусом его научного анализа являлось влияние аудиовизуальной телевизионной культуры на общество середины XX века, многие из его идей имеют фундаментальный характер и актуальны по сей день. Во-первых, Маклюэн обосновал зависимость содержания каждой культурной эпохи от доминирующей коммуникационной технологии. Как только меняется главное «средство общения», происходит переход из одной исторической эпохи в другую. Во-вторых, ученый утверждал, что со сменой «средства общения» меняется не только историческая эпоха, но и тип восприятия мира. Средства коммуникации являются своеобразным продолжением сознания человека и формируют его восприятие реальности. В силу своих технологических особенностей они также формируют характер передаваемой информации, что выразилось в известном постулате «средство и есть сообщение». Меняется средство – меняется характер передаваемой информации и, как следствие, восприятие мира вокруг. В-третьих, выделяя сущностные черты восприятия мира в эпоху электронных средств коммуникации, он говорит о преобразовании мира в «глобальную деревню», в которой существенно сокращаются расстояния и человек оказывается включенным во все происходящее одновременно.

Непосредственно компьютерные коммуникации входят в предмет научных концепций трансформации с возникновением в 70-х г. XX века теории информационного общества, занимающейся анализом общественных трансформаций на фоне развития ИКТ и повсеместного распространения компьютерных сетей. Теория не имеет единой методологии, а скорее является собирательной для ряда научных направлений, каждое из которых рассматривает трансформации в определенных сферах общества и в различном масштабе (в прикладном или в более широком - философском). Однако объединяющим постулатом для всех служит возросшая роль информации и технологий коммуникации как источника трансформаций.

Одной из первых в ряду концепций информационного общества зародилась теория постиндустриального общества, носящая преимущественно футурологический характер и рассматривающая трансформацию с точки зрения экономико-философского подхода. Основателем теории является американский социолог Д. Белл55, который в своей книге «Грядущее постиндустриальное общество» (1973) обосновал переход человечества на новый этап развития – постиндустриальный, когда главная роль в общественном развитии смещается от капиталоемких технологий, машинного труда и природных ресурсов к автоматизированным технологиям, интеллектуальный труду и информации. Такое смещение обусловлено применением технических инноваций второй половины XX века (механизация, автоматизация) в производстве, что впоследствии сказалось и на социальной структуре общества – переходе рабочей силы из сферы производства в сферу услуг и становлению информационного труда в качестве доминирующей формы занятости.

В 80-х гг. с дальнейшим развитием технологий и информационно-коммуникационных сетей в оборот входит термин «информационное общество», акцентирующий внимание на информационно-коммуникационных технологиях как на главном факторе происходящих трансформаций. Ряд исследователей - Й.Масуда56 в Японии и С.Нора и К.Минк57 во Франции – признавая возможность компьютерных технологий замещать либо усиливать умственный труд человека, выступают за повсеместную компьютеризацию в целях улучшения коммуникаций между людьми, повышения автоматизации труда и избавления от рутинных операций. Данные ученые обосновывали повсеместную компьютеризацию преимущественно в масштабе собственных государств, а по-настоящему глобальный анализ распространения компьютерных сетей в обществе и их применения в деятельности человека представлен в работах современного американского социолога Мануэля Кастельса. Ученый изложил свою концепцию «информационной эры» в одноименном трехтомном труде «Информационная эра: экономика, общество и культура»58, вышедшем в 1996-1998 годах и состоящем из таких книг, как «Становление общества сетевых структур», «Могущество самобытности» и «Конец тысячелетия». Он так же является наиболее авторитетным теоретиком в исследовании интернета и его взаимодействия с бизнесом и обществом, что нашло отражение в работе «Галактика Интернет»59, опубликованной в 2001 году.

Концепция «информационной эпохи» констатирует факт образования в 1970-х гг. нового общества, в основе функционирования которого лежит повсеместное распространение информационно-коммуникационных сетей, а приоритетное значение отдается информационным потокам.60 Именно электронные (компьютерные) сети закладывают тип организационной структуры общества в «информационную эру», «они связывают между собой людей, институты, государства и пронизывают общественную жизнь современного мира в различных направлениях – горизонтально и вертикально, внутри отдельных стран и транснационально, образуя разветвленную сеть коммуникаций»61. Ядром социальной структуры современного общества является не информация как таковая, а сетевая логика ее базисной структуры, что воплощается в понятии «сетевого общества». Технологической основой сетевой организации современного общества служит интернет как глобальная сеть сетей, он же становится главным средством коммуникации в «информационную эпоху» и ключевой основой для преобразования общественной жизни. «Интернет – это информационная технология и социальная форма, которая воплощает в себе информационную эпоху так же, как электрический двигатель был рычагом социальных и технических изменений индустриальной эпохи»62.

Сетевая логика придает информации новые свойства и функции и, как следствие, влечет к трансформации большинства общественных процессов – от глобальных, затрагивающих общество в целом, до рутинных повседневных, касающихся отдельного человека. За счет очевидных преимуществ в использовании - дешевой передачи больших объемов информации на неограниченные расстояния, возможности коррекции и хранения передаваемой информации, дистанционного характера и анонимного общения или общения со многими людьми одновременно и пр.63 – интернет получил стремительное распространение и буквально «переключил» на себя часть повседневных практик индивида, а так же кардинально изменил его коммуникационные возможности. Обусловленные сетевым характером, интернет-коммуникации существенно индивидуализируют коммуникационный процесс. В данном случае Кастельс называет интернет материальной основой «сетевого индивидуализма»64, то есть Всемирная Сеть возводит в ранг массовых возможность индивида персонализировать коммуникационные связи, самостоятельно выбирая место, время, форму, а так же конкретных адресатов выстраиваемой коммуникации. Это является одной из самых главных, основополагающих коммуникационных трансформаций, вызванных интернетом и последствии заложившей основу современной трансформации медиапотребления.

К вопросу трансформации процессов коммуникации в контексте развития интернета и онлайн-медиа так же применима концепция трех типов медиа французского социолога Франсиса Балля.65 Согласно данной концепции, все существующие медиа в понимании «любых технических средств коммуникации и передачи информации» можно разделить на три технологических типа: автономные, вещательные и коммуникационные. Автономные медиа – те виды носителей контента, которые не имеют непосредственной связи со средством ее передачи: книги, печатные издания, аудио/видеодиски (для них, однако, необходимо специальное устройство извлечения содержащейся информации – магнитофон, видеомагнитофон, компьютер, игровая приставка). Вещательные медиа – телевидение и радио - транслируют контент и характеризуются однонаправленностью коммуникации, то есть передачей информации в одностороннем порядке от вещателя к получателю. И, наконец, коммуникационные медиа, к которым, прежде всего, относится интернет и онлайн-устройства, позволяют реализовывать дистанционную двустороннюю или многостороннюю коммуникацию, будь то диалог между людьми (или группами людей) или же между людьми и компьютером (сервисы, программы и т.п.).66 Не смотря на коммуникационную природу интернета, в силу технологических особенностей в нем может распространяться контент двух других типов медиа – автономных и вещательных, тем самым придавая Всемирной Сети статус универсального медиа. С пользовательской точки зрения универсальность интернет-среды обуславливает ее привлекательность для потребления всех типов контента, поэтому человечество массово идет в интернет за фильмами, книгами, телепрограммами, музыкой. Кроме того, в интернете контент вещательных медиа может функционировать и потребляться как автономный, то есть телевизионные передачи и радиопрограммы обретают независимость распространения книг, газетных статей и музыкальных произведений, что привлекает аудиторию в интернет не только с точки зрения разнообразия, но и с точки зрения удобства пользования.

Таким образом, научная мысль последнего столетия отчетливо констатирует факт колоссальных изменений в коммуникационно-медийной среде общества, обусловленный повсеместным распространением интернета и его «вторжением» в повседневную жизнь индивида. Однако более частных концепций, описывающих трансформацию конкретных практик медиапотребления под влиянием онлайн-медиа, на данный момент не сложилось, что, возможно, обусловлено практическим контекстом данной проблемы. Поэтому для непосредственного описания происходящих в медиапотреблении трансформаций мы руководствовались мнениями экспертов и собственным профессиональным опытом работы в отделе исследований интернета Аналитического Центра Видео Интернешнл. Стараясь придерживаться заданного объема работы, в нашем анализе мы ограничили медиапотребление до рассмотрения практик потребления медийного контента трех основных СМИ – смотрения телевизора, чтения прессы и прослушивания радио. Далее разберем, что же изменилось в этих практиках с включением онлайн-медиа в повседневное пользование индивида, причем, не растекаясь по деталям, постараемся выделить некие сущностные изменения, прослеживающиеся во всех рассматриваемых практиках.

Стараясь охарактеризовать в целом сущность происходящих трансформаций, эксперты отмечают, что происходит не сколько кардинальный качественный переход из одного состояния в другое, а дополнение одного состояния качественно новым. Онлайн-медиа обогатили аудиторию качественно новым опытом и впечатлениями, дополнив и разнообразив те возможности, которые были у нее в рамках традиционных медиа67. К тому же, одним из существенных аспектов трансформации является трансформация медийных носителей68, что обусловлено тесной сопряженностью развития интернета с развитием технических устройств доступа. Поэтому при характеристике основных изменений в телесмотрении, чтении прессы и слушании радио, прежде всего, обратим внимание на новые возможности, которые появились у пользователей с развитием онлайн-медиа и трансформацию носителей данных видов контента в цифровой среде. Так как цель данной главы - прежде всего, описать происходящие изменения, а уже во второй главе представить аналитику и российскую специфику, в этом параграфе мы воспользуемся преимущественно западными практиками, поскольку технологическое отставание России от западных стран не позволяет представить полную картину трансформации, основываясь только на отечественном опыте.

Начнем описание происходящих трансформаций с рассмотрения изменений в телесмотрении. До появления интернета телевизор был главным медиа для человека и единственным источником просмотра видео. В виду своего вещательного характера просмотр осуществлялся строго в зависимости от содержания и расписания программной сетки: аудитории приходилось «подстраиваться» под время просмотра любимых передач. Справиться с проблемой времени и ограниченного выбора помогали различные подключаемые к телевизору устройства для просмотра записанного видео: сначала это были видеомагнитофоны, затем цифровые DVD-плееры. Записанный контент хранился на внешних носителях – кассетах и дисках, для покупки которых зрители шли в магазин или пункты проката. Записать контент на носитель можно было самому - с использованием обладающего данной функцией видеопроигрывающего устройства, однако это занимало время и пользователю так или иначе приходилось следить за началом программы. С развитием платного кабельного и спутникового телевидения, цифровых технологий вещания у аудитории появилось больше свободы выбора - в разы расширился спектр доступных каналов, так же появились возможности отложенного во времени смотрения. Платные телеканалы ввели такую услугу как «catch up» - «вслед за эфиром», когда наиболее популярные телепрограммы и сериалы сохраняются в специальном каталоге и остаются доступными для просмотра в течение 3-7 дней от эфира.69 К тому же записать телеэфир теперь стало проще - у абонентов платного телевидения появились специальные устройства под названием PVR (personal video recorder), которые позволяли записывать себе в память любую телевизионную программу и хранить ее там сколько угодно времени, объем записи ограничивался лишь памятью устройства.70 PVR по сравнению с видеомагнитофонами существенно облегчил процесс записи – не требовал внешних носителей, позволял запрограммировать запись заранее и мог записывать цифровой контент. Пытаясь решить не только проблему времени, но и выбора, платное телевидение предложило пользователю услугу «видео по запросу» (VOD), когда пользователь заранее мог заказать фильм для просмотра из регулярно обновляемой библиотеки телеканалов71. Таким образом, телевидение к концу XX века вполне сумело решить проблему ограниченного в содержании и привязанного ко времени эфира, за что, казалось бы, хвалят преимущественно интернет.

Так что же сделал интернет? Он трансформировал практики отложенного смотрения как дополнительные опции платного телевидения в массовую технологию просмотра.72 Если отложенное смотрение в рамках телевещания предполагало покупку специальных приборов и совершение определенных действий (программирование записи эфира и заказ VOD-контента у оператора), то в интернете осуществить отложенный просмотр стало технологически проще: компьютер как единственное необходимое устройство, интернет-пространство как ничем не ограниченное хранилище контента, доступного здесь и сейчас в любой момент без приложения каких-либо дополнительных усилий, кроме усилий выбора. Глядя на очевидные преимущества, аудитория постепенно начинает переключать часть практик телепросмотра в интернет. На фоне этого на западном рынке, более развитом в плане услуг кабельного и спутникового вещания, получил распространение феномен «cord-cutting» («отрезание провода») как крайняя степень переключения аудитории – это количество абонентов платного ТВ, полностью отказавших от его услуг в пользу интернет-сервисов. По данным исследовательской компании Convergence Consulting Group, за 2008-2012 гг. таковых в США насчитывалось около 4 миллионов домохозяйств, за 2013 год их количество увеличится еще на миллион.73 По данным eMarketer, в этом году возможный отказ от платного телевидения в пользу интернет-сервисов так или иначе расценивают около 30% интернет-пользователей страны74.

Говоря о российской специфике, в нашей стране распространение интернета в принципе совпало с распространением платного телевидения. Если на Западе платное телевидение вошло в активные практики пользователей уже в 90-хх годах, то в России – только в 2000-х. К концу 2009 года на платные услуги цифрового телевидения было подписано всего 6 млн. абонентов из общей абонентской базы платного телевидения в 35 млн.75. К тому же, российские операторы не спешили предоставлять зрителям «продвинутые» услуги, рынок был слаб и не развит76. Поэтому аудитория активно включается в онлайн - в 2009 году интернет был уже практически в половине домохозяйств страны, четверть городского населения на тот момент так или иначе использовала его для просмотра телеконтента77.

Распространение отложенного просмотра в рамках онлайн-медиа обернулось появлением ряда новых практик у зрителей. Во-первых, интернет позволил скачивать видео из Сети себе на устройство. Зрителю теперь не нужно было бежать в магазин за кассетами или дисками, а так же покупать специальное оборудование для проигрывания этих носителей. Смотреть скаченное видео можно было прямо у себя на компьютере, скачивать - не только кинофильмы, составлявшие преимущественный оборот видеокассет и дисков, но и профессиональный телевизионный контент. Технологически широкое распространение практик скачивания обеспечили торренты –файлообменные онлайн-сети, хранящие в своих каталогах колоссальное количество видеоматериалов для скачивания. Среди российских примеров таких ресурсов можно назвать Rutracker.org., среди зарубежных – шведский The Pirat Bay. Большой выбор видео обусловлен наличием в базе как легального, так и не легального контента, а популярность торрентов у аудитории – отсутствием необходимости платить за скачивание, что для российской действительности, ограниченной своим социально-экономическим развитием, явилось одним из решающих факторов. Поэтому скачивание онлайн-видео получило в России широкую популярность и до сих пор является распространенной практикой – на скаченный контент приходится более 40% всего потребленного видео в интернете, хотя с годами соотношение сокращается.78

Между тем, на развитых западных рынках с отлаженной системой монетизации контента и защиты авторского права получили преимущественное развитие практика онлайн-просмотра в реальном времени без необходимости предварительного скачивания и различные видеосервисы, ее обеспечивающие. О том, что в интернете можно смотреть видео онлайн стало понятно в 2005 году, когда на просторах Сети появился видеохостинг Youtube.com, позволивший зрителям выкладывать свои видеоролики в Сеть на всеобщее обозрение. Менее чем за половину 2006 года количество просмотренных в день видеороликов на портале увеличилось в разы: с 15 млн. в феврале до 100 млн. в июле. В октябре 2006 года Google покупает Youtube, негласно обозначив перспективность развития данного направления. Вместе с популярностью YouTube растет распространенность пользовательского видео в Сети, и зарождается понятие user-generated content (USG) - еще одна реалия медиапотребления в эпоху интернета. Онлайн-зрители смогли свободно смотреть любительские ролики других пользователей. Мало того, пользовательские ролики в Сети приобретают статус полноценного источника информации наряду с профессиональным материалом СМИ. На ведущих новостных площадках интернета появляются специальные разделы под пользовательское видео, куда пользователи могут свободно выкладывать свой видеоконтент: «Ты - репортер» от РИА Новости79 , Vesti.ru: мобильный репортер80 и т.д. В рунете так же самостоятельно существует сайт Мобильный репортер81, наполнение которого составляют только пользовательские ролики о происходящих событиях.

Начало развития профессионального видео в интернете приходится на вторую половину 2000-х гг., когда на американском рынке появились легальные площадки онлайн-просмотра лицензионного контента. Классическим примером служит зародившийся в 2008 году онлайн-видеосервис Hulu, позволяющий просматривать в интернете фильмы и телевизионный контент от своих партнеров, в том числе и по принципу catch-up – то есть не только архивный, но и вслед за эфиром. Сервис функционирует на основе рекламной модели: зрители имеют бесплатный доступ к контенту взамен на размещаемую в нем рекламу, однако они так же могут оформить ежемесячную подписку, которая открывает им расширенный доступ к библиотеке контента и возможность просмотра на «подключаемых» устройствах. Сегодня Hulu сотрудничает с более чем 480 фирмами-производителями, насчитывает более 24 млн. ежемесячных пользователей и 3 млн. платных подписчиков, доход компании за 2012 год составил около $700 млн.82 В качестве других примеров онлайн-видеосервисов можно привести платный Netflix, ориентированный преимущественно на показы фильмов и имеющий 36 млн. ежемесячных подписчиков по всему миру83, а так же бесплатный Vevo, специализирующийся на музыкальном контенте и насчитывающий 51 млн. ежемесячных посетителей в США84.

В России сервисы аналогичные Hulu стали появляться несколькими годами позже – в 2010 году возникает Ivi.ru как первый российский онлайн-кинотеатр с абсолютно легальным контентом. Далее «вышли в свет» другие подобные сервисы - Zoomby, Tvigle, Megogo и т.д. Кроме независимых платформ появляются специализированные онлайн-сервисы медиахолдингов, предоставляющие архивный и catch-up контент входящих в его состав телеканалов. Например, на VideoMore.ru, принадлежащем холдингу СТС-Медиа, можно найти телешоу и сериалы канала СТС, Домашний и Перец. Большинство площадок предоставляют как бесплатный, так и платный (к премиальному контенту) доступ. Кроме того, телеконтент в Сеть на собственные сайты стали выкладывать телеканалы, добавляя к этому еще и интернет-вещание в прямом эфире. Развитию онлайн-просмотров также способствовали социальные сети, в России особенно: Vk.com на сегодня является самой популярной площадкой просмотра видео у российской аудитории.85 Таким образом, на сегодня можно наблюдать вполне сложившуюся инфраструктуру просмотра видео в Сети, в которой широкий круг игроков: от онлайн-кинотеатров до сайтов телеканалов – размещают для просмотра различные фильмы, сериалы, клипы и телешоу.

Стоит отметить, что интернет не только освободил пользователя от привязки ко времени и ограниченного выбора в рамках телевизионного вещания, он также переформатировал сам телеконтент: разбил некогда единый связанный поток видео в рамках вещания на отдельные эпизоды и ролики. По Сети разбежались самые веселые эпизоды юмористических шоу, самые драматичные моменты сериалов и самые значимые отрывки интервью. У пользователя появилась свобода управлять телеконтентом, которой не было в рамках традиционного телевидения – промотать неинтересные моменты, посмотреть дважды понравившуюся серию либо, наоборот, выбрать для просмотра только самый интересный эпизод. Кроме этого, интернет принес в телевидение интерактивность и социальность - о просмотренной передаче можно тут же оставить комментарий, обсудить ее с другими пользователями в реальном времени, найти ссылки на похожий контент и т.д. Распространение онлайн-устройств превратило просмотр телевизора в интерактивную параллельную практику, когда просмотр телевизора дополняется связанной активностью на втором экране – ПК или мобильном устройстве. В индустрии данное явление назвали термином «социальное телевидение» (Social TV), предполагающим различные виды интерактивного взаимодействия с телеконтентом и онлайн-общение с другими зрителями в реальном времени. Площадкой для общения служат социальные сети либо специализированные приложения, в которых размещается дополнительная информация о телеконтенте - биографии актеров, ссылки на их страницы в социальных сетях, на онлайн-магазины брендированных товаров и пр. Пользователи в приложении могут выполнять широкий круг действий – регистрировать свой просмотр и зарабатывать бонусы, оставлять свои комментарии, участвовать в конкурсах, пересматривать отдельные моменты и т.д. В качестве западных примеров можно назвать такие мобильные приложения, как Shazam, Zeebox, GetGlue и т.д., получившие название «second-screen app», что в переводе означает «приложения для второго экрана». В России подобные примеры пока отсутствуют.

Поговорив о новых возможностях телевидения, следует теперь остановиться на устройствах для просмотра. Кроме того, что телеконтент теперь можно смотреть и с других устройств: ПК, смартфон, планшет, - интернет как технология непосредственно проникает в устройство телевизора. На рынке появляется Smart-TV как телевизор, имеющий встроенный доступ в интернет. По данным IHS, «умные» телевизоры составили около 27% всех поставок на мировом рынке телевизоров в 2012 году, а к 2015 году могут занять половину рынка.86 Интеграция телевизионного вещания с различными интернет-сервисами в телевизионном приемнике отразилась на появлении у него таких новых функций, как просмотр онлайн-видео и серфинг информации в интернете. На телевизор как на мобильное устройство стало возможно устанавливать приложения – онлайн-кинотеатры, погода, новости, игры. В Smart-TV получила дальнейшее развитие практика «социального телевидения», когда пользователь может взаимодействовать с контентом и общаться в социальных сетях прямо на экране телевизора. Аналитики отмечают, что через создание «умного» телевизора индустрия пытается соединить преимущество свободы выбора контента в интернете с удобством и атмосферой просмотра телевизора в гостиной.

Таким образом, подводя промежуточный итог, можно сказать, что телепотребление в контексте развития онлайн-медиа массово освободилось от зависимости от программной сетки телеканалов и ограниченности выбора контента, стало интерактивным и социальным, что было невозможно в условиях односторонней направленности традиционного телевещания. Зритель так же освободился от привязанности к телеэкрану как единственному источнику телепросмотра и теперь может смотреть контент с компьютера, смартфона, планшета, а так же с подключаемых к интернету «умных» телевизоров.

Далее посмотрим, как отразилось появление онлайн-медиа на индустрии печатной прессы и ее читателях. Здесь трансформационное влияние интернета усугубил всемирный экономический кризис 2008-2009 гг., когда в отсутствии денег рекламодателей и резком падении продаж печатные издания накрыла череда банкротств. Кризисная волна началась с США, где банкротом в 2008 году себя объявили сразу несколько изданий - Chicago Tribune, Boston Globe, Philadelphia Daily News и др.87 Однако вскоре падение начало ощущаться и на других рынках: если оборот газет в США, по данным Организации Экономического Сотрудничества и Развития (OECD), за период 2004-2009 гг. сократился на 30%, то в Великобритании падение произошло на 21%, в Италии – на 18%, в Японии – на 15%88. В итоге в 2010 году OECD в своем докладе «The Evolution of News and The Internet» уже на международном уровне констатировала кризис в печатной отрасли89. Пресса лишалась не только рекламодателей, но и аудитории - развитие интернета предоставило их читателям массу возможностей получения новостного и развлекательного контента в онлайн-пространстве, причем без необходимости платить за него. В результате чего печатные издания стали постепенно перемещаться в интернет, осваивая его возможности для построения бизнеса в новых цифровых условиях. Со временем некоторые издания начали прекращать выпуск печатных версий и полностью ушли в интернет – например, американский журнал Newsweek с конца 2012 года существует только в интернете.

Цифровая конвергентная среда полностью перевернула устройство газеты (журнала), трансформировав ее из статичного комплекта печатных статей, упакованных по периодическим выпускам, в мультимедийное пространство информации, состоящее из текста, видео и ссылок на связанные статьи, с возможностью внесения изменений и обратной связи в реальном времени. Такие изменения, естественно, сказались, и на практиках чтения у аудитории. Пользователь теперь смог не только читать, но и «смотреть» газеты (журналы). Меняется модель потребления информации: в интернете пропадает концепт «периодичности» в понимании потребления информации за определенный период, служивший основой функционирования печатных изданий. Мгновенная скорость распространения информации и возможность ее изменения в реальном времени позволяют узнавать новости и другую информацию в интернете здесь и сейчас. Происходит переход от потребления единовременного объема информации в рамках печатного издания к постоянно обновляемому информационному массиву, доступному в хронологии развития событий, дополненному комментариями других и собственной возможностью обратной связи.

На фоне вышеописанных преимуществ потребления контента онлайн у читателей оставалась одна проблема – портативность носителя. Бумажные газеты и журналы легко взять с собой – они мало весят и обладают удобными для транспортировки размерами. Компьютер, до появления мобильных устройств являвшийся единственным носителем онлайн-информации, не мог соревноваться с бумажными носителями в портативности, и даже ноутбуки и нетбуки, обладающие возможностью переноса и беспроводного подключения к Сети, все равно не могли предоставить читателю то самое удобство бумажного чтения. Поэтому следующим звеном в трансформации потребления печатных медиа явилось появление удобных устройств для электронного чтения. В индустрии этот момент связывают с моментом появления планшета – в 2010 году на рынок выходит Ipad от Apple, который за три года завоевывает всеобщую популярность и на сегодня является номером один на мировом рынке планшетных устройств по объемам поставок, занимая долю в 39%90. В индустрии прессы планшеты называют «электронной бумагой» - их размеры сравнимы с журнальными, что позволяет носить устройства с собой, сенсорный экран и ручное управление контентом воссоздают опыт бумажного чтения. К тому же, созданная в мобильном интернете инфраструктура организации и распространения онлайн-контента в виде приложений, доступных для скачивания в виртуальных магазинах, предоставила печатным медиа возможности монетизации, по своим технологическим принципам сравнимые с монетизацией в печатной сфере.

Как видно, изменения в потреблении контента печатных СМИ вполне сравнимы с изменениями в телепотреблении: увеличение свободы выбора, освобождение от временной зависимости, интерактивность и социальность практик. Однако по сравнению с телевидением печатная пресса как индустрия испытала намного более сильное трансформационное влияние онлайн-медиа, что на наш взгляд, объясняется намного более существенной трансформацией носителя и различным характером сравниваемых практик. Интернет не сумел побороть магию голубого экрана в гостиной: как говорят эксперты, не смотря на предложенную свободу выбора и управления контентом в рамках онлайн-устройств, «диван и пульт до сих пор являются главными средствами телепросмотра»91. Телепросмотр сам по себе привязан к месту и является неотъемлемым элементом домашней атмосферы, кроме того, он обладает интегрирующей функцией – все одновременно смотрят и потом обсуждают какое-то событие. Поэтому уйти от запрограммированного всеобщего вещания через телеэкран к свободе выбора на индивидуальных «подключаемых» устройствах с точки зрения потребления телеконтента достаточно тяжело – зритель просто сам не хочет этого. Чтение прессы, в отличие от телепросмотра, не так привязано к дому и атмосфере – мы читаем по пути, в дороге или на отдыхе. Поэтому, как только на рынке стали появляться мобильные устройства, позволяющие осуществлять электронное чтение в хорошем качестве, бумага как носитель окончательно начала сдавать свои позиции.

Последней из рассматриваемых практик является прослушивание онлайн-радио. Для традиционного радиовещания интернет, прежде всего, предоставил еще один канал распространения. Большинство радиостанций, так же как и телеканалы, запустили онлайн-вещание. В интернете появились специализированные сервисы, которые агрегируют в себе множество радиостанций, позволяя пользователю легко выбрать для прослушивания любую из них – Pandora в США, 101.ru в России. Таким образом, опять можно наблюдать расширение пользовательского выбора, которое уже было нами подмечено в потреблении телеконтента и изданий прессы. Практика прослушивания радио через интернет достаточно распространена - в США ежемесячная аудитория онлайн-радио в 2012 году составила более 132 млн. человек или 55% интернет-пользователей и 40% населения страны. В России, по данным ТВГТЗ-2011, хотя бы раз в неделю слушали радио в интернете 49% горожан, при том, что радио любым способом слушали еженедельно около 80%. Для прослушивания онлайн-радио пользователи широко используют не только компьютеры, но и мобильные устройства, в частности – смартфоны. Однако традиционные радиоприемники не сдают своих позиций: по данным Pew Research, на передовом американском рынке за 2001-2011 года количество пользователей данных устройств в США практически не изменилось и держится на уровне выше 90% американского населения92. О том, что традиционное радио пока держит свою аудиторию говорит и относительная стабильность рекламных бюджетов: за более чем десять лет мировые бюджеты сократились с 9% в 1999 году, достигнув тогда своего пика, до 7% в 201293. Не сильная подверженность радио интернет-революции, на наш взгляд, объясняется, специфичностью аудиальной формы коммуникации: онлайн-медиа, являясь экранно-опосредованными, прежде всего, воздействуют на визуальные формы коммуникации, в то время как радио – это аудиокоммуникация, и распространения экранов практически никак не трансформирует ее свойства. Единственное нововведение в этом смысле - практику прослушивания радио на экранах стало возможно дополнить визуальной информацией (текстом, изображением), однако, учитывая фоновый контекст потребления радио, включение визуальной информации вряд ли имеет принципиальное значение. К тому же, вещательный характер радио раскрывает его сущность для пользователя – радио важно потому, что оно подбирает за него актуальные новости и музыку. Прослушивание самостоятельно отобранной музыки по сути противоречит назначению радио, поэтому принцип нелинейности потребления в условиях онлайн-коммуникации здесь не работает. Единственной попыткой как-либо трансформировать радиоконтент в онлайн-среде явилось появление подкастов как записанных радиопрограмм, доступных для прослушивания в интернете.

Таким образом, онлайн-медиа существенно трансформировали основные практики медиапотребления индивида, что отразилось в появлении у него качественно новых возможностей и опыта в потреблении контента. Можно назвать несколько принципиальных моментов, справедливых для большинства практик медиапотребления – колоссальное расширение выбора и решение проблемы привязки ко времени, интерактивность и социальность практик. Если останавливаться на каждом из видов потребления в отдельности, то в отношении телесмотрения первостепенным изменением стало решение проблемы зависимости от программной сетки и разрушение монополии телеэкрана как средства просмотра, в отношении чтения прессы – трансформация носителя из бумажного в электронный и превращение текстовой коммуникации в мультимедийную, в отношении прослушивания радио – распространение интернет-вещания и использование «подключаемых» устройств, в особенности мобильных, для радиослушания.



Поделитесь с Вашими друзьями:
1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   12


База данных защищена авторским правом ©nethash.ru 2017
обратиться к администрации

войти | регистрация
    Главная страница


загрузить материал