Книга оглавление 24. Определение "Определения" (Пер. Д. Попов) Буквально, "



Скачать 324.66 Kb.
страница1/37
Дата14.04.2017
Размер324.66 Kb.
Просмотров2751
Скачиваний0
ТипКнига
  1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   37

Copyleft © 1998 by Maximilian J. Sandor

ПУРПУРНАЯ ЗАПИСНАЯ КНИГА

ОГЛАВЛЕНИЕ


24. Определение "Определения"


(Пер. Д. Попов)
Буквально, "определение" означает "установление пределов" чего-то.

В то время как кажется здравым во многих случаях обрисовывать границы идеи для того, чтобы сделать общение более качественным, неотъемлемой частью этого будут опасные и соблазнительные дебри слов. Скрытые под впечатляющим нарядом рационального, или даже "научного" мышления, они могут неожиданно быстро задушить невинного слушателя.

Ужас этих ловушек лжи не только в том, что они завязывают ум в узел, но, в гораздо большей степени, в том, что в результате жертва верит, что это великолепно и жизненно важно для него или неё.

Поначалу в это трудно поверить. Однако, анализ того, как определения используются в "культах" или культурах, очень быстро раскрывает, что способ трактовки "определений" является их общей особенностью.

Становится ясным, что это может быть использовано не только для определения "культа" как такового, но и для определения его "силы" как группы (ср. записки о Групповых Индивидуальностях (Group Identities)).

Это работает, как минимум, двумя способами:

основанный на необходимости указать на идею в дебрях слов, определяющий и внушающий указывает на "метки", которые находятся по соседству с "определяемым". При использовании языка метками являются другие слова.

Это "определение" или "ограничение" является необходимым и безвредным.

Однако если упускается из вида, что "метки", использованные для "ограничения" пределов идеи, в свою очередь являются совокупностью границ, проникнутый доктриной ум может принять за идею - границы, использованные для её определения.

Другими словами, даже если жертва осознаёт, что "слово это не вещь", он/а может принять "определение в качестве вещи" без дальнейшего размышления.

Проблема определения слов с помощью слов, является примером фрактальной1 структуры, где можно быстро утонуть в определениях определений, но для решения которой, судя по всему, нет других приемлемых в повседневной жизни путей.

Следовательно, осознание неотъемлемой опасности идентификации или статичных ассоциаций, кажется, является единственным средством защиты от этого.

В контексте "культа" определение сейчас ассоциируется со словом Бога или Основателя. Любой последователь, не использующий точную редакцию, представленную в исходном определении будет осуждён.

Но если последователь "знает" правильное определение, он/а будет счастливо убежден/а в том, что "знает" единственную истину и будет страстно бороться против любой другой редакции.

Главный предатель последователя культа - способ ответа на вопросы: практически всегда это будет цитата из одного или нескольких определений, которые в его или её уме "являются вещью".

И вы будете навечно прокляты, если не примете его!

Если когда-нибудь жизнь покажется вам скучной, попробуйте подойти к кому-нибудь, кто, по вашему мнению, может принадлежать к культу. Спросите, почему он/а не может объяснить хотя бы одного дурацкого понятия собственными словами, и будьте готовы хорошо посмеяться! Вы услышите самые изумительные оправдания за всю свою жизнь! (Не пренебрегайте записной книжкой: некоторые из этих оправданий будут настолько находчивы, что, возможно, вы захотите освежить их в памяти, когда вы что-то испортите, и надо будет оправдываться!)

Очень часто такое мышление в рамках жёстких определений выдаётся за "Язык", для которого не существует альтернатив. Одно дело, когда новые слова создаются для облегчения общения, и совершенно другое - неспособность объяснить идею другими словами.

Снова замечу - "осознание это всё", и тяжеловесные определения, описанные выше, будут заменяться более лёгкими, с готовностью переопределить их части соответствующим образом.

Но что значит "соответствующими" в таком контексте? Естественно, помогает, когда кто-то постоянно упражняется в выражении идей без помощи "Языка", или даже лучше искать "притчи" или примеры из повседневной жизни, отражающие идею. Если идея правильна, то должны существовать в природе другие случаи, обладающие сходной структурой.

Вторая потенциальная опасность - в использовании "определений". Обычно она называется "круговая ссылка". При ближайшем рассмотрении, она выглядит как частный случай приведённой выше проблемы.

В случае круговой ссылки жертва ловится на приравнивание одного слова другому. Это не только вовсе не помогает приблизиться к пониманию идеи, но и внушает человеку, что он что-то "знает", когда на самом деле это не так.

И вот ещё одним взглядом на основное препятствие обучению в целом:

Если некто думает, что он уже "знает" какую-то вещь, то нет никакого стимула "учиться". Или, в крайнем случае, человек может отвергнуть любой способ обучения, потому что это подвергнет опасности существующую группу "знаний" через возможное внесение противоречий или новых данных, которые сделают недействительным его нежно любимый ум.

Теперь мы точно знаем, что всё это применимо только к тем таинственным парням в этих опасных и экзотических культах, и они точно не заслуживают ничего лучшего. В любом случае, разве они уже не поставлены вне закона?

Приятная мысль - мы никогда сами не будем так поступать. Как-никак, мы все знаем, что мы знаем, не так ли?


27. «Проявление в Зависимости от Условий» против «Причины и Следствия»


Большинство кругов в "современном" научном сообществе разделяют механистичную картину мира, хотя и утверждают обратное. Несмотря на то, что последние 100 лет исследователи в физике показали, что ньютоновская механистичная точка зрения - это грубое абстрагирование реальных процессов, которое будет работать только при очень кратких и ограниченных условиях, большинство людей, включая ученых, используют механистичную парадигму2 "причины и следствия" почти во всех ситуациях, с которыми они сталкиваются; а суждения Планка, Эйнштейна, Гильберта и Гейзенберга относят скорее, например, к эзотерическим вопросам и к научной фантастике.

Эта механистичная точка зрения становится более явной в медицинских и политических "науках": не-оптимальное состояние связывается с единственной, обособленной причиной.

Конечно, в некоторых случаях есть скрытая программа, которую можно распознать, когда предположительно единственная обособленная причина формулируется как обобщение, внушающее псевдо-решения, такие как "слишком много детей убивают, потому что на улицах слишком много оружия" или "это недомогание вызвано нехваткой гемо-X-бета-Y- глобулина (который, к счастью, теперь доступен по всей стране как лекарство без рецепта)".

Но преобладание механистичной точки зрения в научном сообществе очевидно и во многих других аспектах. Это не просто "научная" проблема. Это глубоко укоренено в разумах самих исследователей.

Преодоление этой механистичной картины мира имеет такую первостепенную важность для каждого человеческого существа, что Готамо посвятил этому явлению значительную часть своего учения.

Он называл это "проявлением в зависимости от условий" и утверждал, что это понимание является предпосылкой к пониманию фундаментальных законов природы во всем их объеме. Это основная тема второй из его четырех "благородных" истин: возникновение "dukkha". Один из многих примеров, которые он использовал для иллюстрации этого принципа, стал синонимом для восточных религий в западном полушарии: nibbaana (санскритское: nirvaana). Мало найдется концепций, которые настолько не поняты и ложно истолкованы.

Интересно, что большинство "буддистов" прекратили даже говорить об этом. Большинство из них относят это к отдаленному будущему или видят это как недоступное качество, зарезервированное за немногими избранными "святыми", и находящееся за пределами понимания обычного человека. Все это, конечно, стоит в вопиющем противоречии с призывом Готамо "здесь и сейчас!" к "каждому, кто хочет видеть". Пример Готамо - горящий огонь: как он возникает, как прекращает гореть (nirvaana буквально означает "гашение" огня), и что может быть сделано, чтобы осуществить последнее - "путь", "мост" или "технология" достижения его.

Очевидно, это иллюстрация для его четырех "благородных истин".

С точки зрения "причины и следствия" возникновение огня приписывается к произвольному единственному элементу, который предшествует его загоранию, обычно это "искра" или некто, "зажигающий" его.

Это неуместное упрощение, и обычно оно бесполезно для понимания намного более сложных процессов, которые происходят, когда огонь проявляет себя. Более полная точка зрения такова, что огонь требует наличия кислорода, материала, вступающего с ним в реакцию, и затем способа зажигания огня.

Для обычного американского любителя барбекю, конечно, нет проблем. Как-никак, есть уголь "Моментального Зажигания", и у кого-нибудь на вечеринке обязательно под рукой есть зажигалка.

Однако, использовать зажигалку - это использовать огонь, чтобы зажечь огонь, а это разновидность инкарнационного процесса. Зажигание огня от трения - обычно тщательно охраняемое секретное искусство одинокого ковбоя.

В любом случае, этот пример служит демонстрацией того, что огонь может возникать только при определенных условиях, которые должны быть представлены в определенной комбинации.

Это структура расположения элементов (которые в конечном счете тоже являются структурами сами по себе), которая делает процесс возможным.

Выделение только одного из этих условий как "причины" огня - это неуместное обобщение, и короткий ливень на барбекю может испортить вечеринку, зримо доказывая, что "причина" была "неправильной".

Задача Готамо и современных философов - как прекратить существование огня. На первый взгляд кажется, что в конечном определении есть значительное различие. В то время как Готамо утверждает, что полностью пробудившийся не вернется даже в эту Вселенную, современные мыслители говорят о продолжающейся в некоторых случаях "игре".

Это различие частично разрешается, если первичную цель вообразить как "тотальный выбор" для Существа. А затем уже Существу решать, что "делать дальше".

Для пути туда Готамо предлагал матричный подход, состоящий из восьми элементов, в то время как современные подходы кладут в основу линейную стратегию ("мост"). Эти парадигмы отличаются больше, чем может показаться сначала.

Подход "моста" постулирует структуру, подобную лестнице, дающую человеку возможность подняться на один шаг (или "градус") за раз; и во многих случаях утверждает, что оттуда уже невозможно упасть.

Матричный подход можно сравнить с подъемом на высшую точку горной цепи, при котором может понадобиться пересекать некоторые низины, казалось бы, снова временно спускаясь "вниз", если необходимо. Вместо "градусов", чтобы проверять правильность подхода, используются вехи.

Оба подхода используют набор техник, чтобы достигать все более высоких высот. Исследование этих техник, встроенных в линейную или матричную структуру - подразумеваемая цель этой книги.

Предупреждение:

В процессе представления этого исследования время от времени может показаться, будто вместо структурированного условия предлагается одна-единственная причина. Это легко может случиться, оттого что главы этой книги делались короткими насколько возможно. Сокращение объяснений до одной главной формулировки имеет неприятные побочные эффекты вроде этого. Читатель, конечно, должен сам для себя исправлять все подобные случаи одиночных изолированных причин.



Поделитесь с Вашими друзьями:
  1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   37


База данных защищена авторским правом ©nethash.ru 2017
обратиться к администрации

войти | регистрация
    Главная страница


загрузить материал