Кандидат социологических наук, доцент департамента социологии



Скачать 120.32 Kb.
Дата08.04.2017
Размер120.32 Kb.
Просмотров100
Скачиваний0

Градосельская Г.В.



кандидат социологических наук, доцент департамента социологии Национального исследовательского университета Высшая школа экономики

Пильгун М.А.



доктор филологических наук профессор департамента интегрированных коммуникаций Национального исследовательского университета Высшая школа экономики, зам. заведующего НУЛ исследований в области бизнес-коммуникаций
Динамика коммуникационных процессов в сетевой среде: междисциплинарный анализ

Введение

В статье представлены результаты исследования коммуникационных процессов в политически активных сообществах в Фейсбуке, которое проводилось на основе междисциплинарного анализа, позволяющего наиболее полно раскрыть синкретичность и многоаспектность он-лайн взаимодействия.

Цель представленной работы: классификация акторов в политических группах в русскоязычного сегмента сети Фейсбук и анализ их коммуникативного и речевого поведения.

Материалом для исследования послужила база данных 291 актора Фейбука, актуализированная в январе – мае 2014 г.


За 6 лет – с 2008 г. по 2014 г.- активная аудитория Рунета (ежедневное использование Интернета) выросла с 13% до 51% (59,9 млн. человек по данным ФОМ). Годовой прирост интернет - пользователей, которые выходят в сеть не менее раза в месяц, составил 9%, а для суточной аудитории данный показатель равен 13%. Прирост пользователей происходит сейчас в основном за счет малых городов, население которых менее 100 тыс. чел. (26 % от числа пользователей) и сел (21 % от числа пользователей). Значительную динамику прироста аудитории показывают и города с населением 100 тыс. чел.- 500 тыс.чел. (19 % от числа пользователей) (Данные ФОМ, декабрь 2014).
Структура пользователей Интернета по типам населенного пункта, % от пользователей


Тип населенного пункта

% от пользователей

Города менее 100 тыс.чел

26

Села

21

Города 100 тыс.чел.- 500 тыс.чел.

19

Города 1 млн. и более

12

Москва

11

Города 500 тыс.чел.-1 млн.

7

Санкт - Петербург

4

Сегодня типичный пользователь мобильного Рунета – это мужчина (53%) в возрасте от 19 до 30 лет, который выходит в Интернет вечером с 22 часов до полуночи с платформы ≪Android≫ (49%) через Wi-Fi (56%), чтобы проверить электронную почту, посмотреть новости, пообщаться в чатах и социальных сетях. (Интернет в России. Состояние, тенденции и перспективы развития. Отраслевой доклад. М., 2014)



По данным TNS Web Index, в феврале 2013 г. 80 % дневной аудитории Интернета пользовались социальными сетями. По мнению исследователей ВЦОМа (http://wciom.ru/research/), влияние социальных медиа неуклонно растет: в 2014 году 82% интернет-пользователей имели по крайней мере одну учетную запись в социальной сети по сравнению с 53% в 2012 году.

Между тем, по данным ФОМ, в сентябре 2014 г. только 10 % пользователей проводили в социальных сетях много времени, 40% - заходили часто на короткое время, 17% - заходили редко и задерживались надолго, а 31% - заходили в сети редко и ненадолго.

Даже сделав ставку на условность сравнения представленных данных, трудно не отметить наметившейся тенденции.



Показательно распространение информации пользователями: в основном информацией в социальных сетях делятся только с близкими людьми (42%) или хотя бы с теми, с кем лично знакомы (33%). 15% пользователей делятся частью информации только со знакомыми, частью – со всеми. Лишь 8% пользователей социальных сетей делятся сообщениями вообще со всеми (Данные ФОМ, сентябрь 2014).

Социальные сети в настоящее время начали предлагать услуги, которые ранее были характерны только для сайтов, блогов. Например, в 2011 сеть "Вконтакте" (vk.com) добавлена возможность создания своей собственной стены сообщений, которая была недоступна для пользователей раньше.

Рейтинг популярности русскоязычных ресурсов также разнится в зависимости от источника, проводившего мониторинг и анализ.

Так, по данным ФОМ, на июнь 2014 года ситуация представлена следующим образом:

Одноклассники – 75 % пользователей;

ВКонтакте – 63 % пользователей;

Мой мир на Mail Ru – 16 % пользователей;

Facebook – 15 % пользователей;

Twitter – 8 % пользователей;

LiveJournal (Живой Журнал) – 1 % пользователей.



По данным TNS Web Index, в ноябре 2014 г. самые популярные социальные сети в России имели следующие показатели размера ежемесячной аудитории, то есть количество человек, посетивших сайт не менее 1 раза в месяц и по количеству активных авторов – людей, которые оставили не менее 1 публичного сообщения в месяц:


Наименование социальное сети

Ежемесячная аудитория (чел.)

Активные авторы (чел.)

Вконтакте

54 605 500

23 825 500

Одноклассники (odnoklassniki.ru)

40 071 700

1 679 100

Мой мир (my.mail.ru)

25 171 000

798 300

Facebook

25 241 000

761 100

LiveJournal


16 651 000

188 100

Instagram -


13 300 000

2 677 900

Twitter

8 468 6000

2 103 300

(По материалам Cоциальные сети в России. Зима 2014-2015. Цифры и тренды. Brend Analytics (c) 2015).

Уместно отметить, что рейтинг популярности различных тем у пользователей Рунета по версии русскоязычной Википедии возглавляет статья, посвященная ≪ВКонтакте≫ (20 500 просмотров в среднем за день), далее – статья ≪Одноклассники≫ (14 537 просмотров).

Таким образом, разноречивость данных показывает сложную ситуацию и наличие противовоборствующих тенденций, характеризующих развитие социальных сетей в современном русскоязычном пространстве.

Анализ данного феномена заслуживает отдельного анализа в специальном исследовании.

Выбор сети Фейсбук для анализа коммуникационного взаимодействия политически активных сообществ в русскоязычном медиапространстве определяется тем, что именно Фейсбук чаще всего используют для решения профессиональных задач. Поскольку Фейсбук предоставляет широкий набор коммуникативных ресурсов для общения, , обмена информацией (в том числе фото и видеофайлами), участия в сообществах по интересам и пр. Немаловажное значение имеет тот факт, что в данной социальной сети особое внимание уделяется конфиденциальности пользователей.

Метод

Различным аспектам сетевого взаимодействия посвящено огромное количество исследований. Междисциплинарный подход является наиболее распространенный в современных исследованиях, посвященных анализу веб-среды (см, например, Fuchs 2014, Lipschultz 2014, Verboord 2014, Sauter 2014 и др.)

В последнее время вектор интереса различных ученых направлен на изучение динамики коммуникационных процессов в сетевой среде, соотношения он-лайн и оф-лайн взаимодействия, влияния социальных сетей на реальную жизнь пользователей. Так, на материале англоязычного сектора Фейсбука можно сослаться на исследование Miller (2013), посвященное анализу глубокого воздействия сети Фейсбук на реальную жизнь пользователей. Латентно-семантический анализ психологических особенностей 304 акторов Фейсбука был проведен Garcia, Sikström (2014), формирование впечатления по профилю Фейсбуке исследовали Hall, Pennington and  Lueders (2014). Анализу влияния Интернета на политическую активность голландцев посвящена работа Kruikemeier, Noort,  Vliegenthart and  Vreese (2014), (см. также Tufekci and Wilson 2012, Ledbetter and Mazer 2014 и многие др.)

Представленное исследование проводилось на основе междисциплинарного анализа, позволяющего наиболее полно раскрыть синкретичность и многоаспектность он-лайн взаимодействия. Междисциплинарный подход является наиболее распространенным в современных исследованиях, посвященных анализу веб-среды (см, например, Fuchs 2014, Lipschultz 2014, Verboord 2014, Sauter 2014 и др.). В частности, был проведен анализ коммуникативного поведения (Courtright 2014), лингво-стилистический и мультимедийный риторический анализ веб-контента (Handa 2014).



Материалом для исследования послужила база данных 291 актора Фейбука, актуализированная в январе – мае 2014 г.
Результаты

В ходе исследования была проведена кластеризация политически активных групп, существующих в русскоязычном сегменте Фейсбука, были выделены официально-государственный, оппозиционный и националистических кластеры.

В результате исследования было показано, что специфические коммуникации в виртуальных политических сообществах в Фейсбуке формируют своеобразные виртуальные идентичности, с четко детерминированным распределение функций.


  • Наблюдаются процессы стандартизации механизмов манипулирования политически активными группами: группы на продажу, захват групп, активность ложных сущностей (реклама, MLM, финансовые пирамиды).

  • Значительная часть политически активных групп является искусственно созданными и пополняемыми, захваченными, сектами и т.п. (около 50% политически активных групп подвергаются манипулятивным практикам).

  • Механизмы пополнения политически активных групп значительно различаются в зависимости от типа кластеров. Однако везде присутствует активность профессиональных манипуляторов информационным пространством и группами.

  • В пропутинском кластере преобладает формальный подход и набор пассивной массы за счет т.н. «помоечных» групп.

  • В оппозиционном кластере делают ставку на вербовку активистов и предварительную разметку информационного пространства под будущие возможные социальные конфликты.

  • Политически активных акторов можно разделить в зависимости от выполняемых ролей: профессионалы, серые кардиналы, наполнители контента и локальные авторы.

Акторы, представляющие различные кластеры (официально-государственный, оппозиционный и националистических) находятся в конфликтном взаимодействии, которое находит выражение в :


Коммуникация между участниками официально-государственный, оппозиционный и националистических кластеров отличается:



  • повышенной агрессивностью;

  • отказом от диалогический форм;

  • полным неприятием позиции, которая не совпадает с политическими взглядами актора и пр;

  • коммуникация протекает в виде обмена идеями, репликами, высказываниями, колкостями, а не в форме «диалога», «разговора с договоренностью»;

  • из двух процессов, характерных для социального диалога - взаимопритягивание (ибо сознается необходимость совместного решения) и взаимоотталкивание (ибо подходы к решению в силу неодинаковости интересов различны), используется только второй;

  • после окончания коммуникативного акта всегда есть «победители» и «побежденных»: в ходе и исходе коммуникации нет ситуации, когда одни подходы, идеи, предложения принимаются, другие отвергаются, третьи трансформируются, побеждают общие подходы и решения, выявляются результаты, устраивающие всех, достигаются единые решения и т.д. То есть идет жесткая «борьба»;

  • полностью отсутствует исходное условие нормальных диалогических отношений: признание равенства всех партнеров по диалогу и равного права всех на то, чтобы их интересы были учтены, позиции приняты в расчет, предложения рассмотрены при принятии решений;

  • полностью отсутствует желание разрешать конфликты не средствами силового нажима, не путем психологического давления, не через введение в заблуждение и другими средствами «борьбы без правил», а в ходе всестороннего анализа спорных вопросов, причин и сути конфликта, поиска возможностей и путей выхода из него при сохранении «лица» каждого из партнеров и с «выгодой» для всех, даже если и приходится чем-то поступиться, признавать в чем-то свою неправоту, идти на компромиссные решения и т. д.

  • полностью отсутствует терпимость и терпеливость, уважение к партнерам и признание их права на отстаивание своей линии, готовность взглянуть на проблему с точки зрения оппонентов, а потому и готовность к уступкам при твердой защите принципиальных основ позиции, психологическая устойчивость, способность противостоять софистике и демагогии, желание терпеливо добиваться от партнеров соблюдения норм честного диалога при распутывании самых трудных узлов.


Заключение
В работе были представлены промежуточные результаты исследования конфликтного коммуникационного взаимодействия политически активных сообществ в русскоязычном сегменте сети Фейсбук.

В ходе исследования была проведена кластеризация социально-политически активных групп, существующих в русскоязычном сегменте Фейсбука, которая позволила выделить официально-государственный, оппозиционный и националистических кластеры.

На основе кластеризации на графах была проведена сетевая выборка и выделены подгруппы для дальнейшего выявления дифференциальных и интегральных характеристик внутри кластеров и подгрупп. Был проведен анализ коммуникативного поведения (Courtright 2014), лингво-стилистический и мультимедийный риторический анализ веб-контента (Handa 2014).

Специфические коммуникации в виртуальных политических сообществах в Фейсбуке формируют своеобразные виртуальные идентичности, с четко детерминированным распределение функций, которое находит выражение в коммуникативном и речевом поведении, выборе коммуникативного веб –инструментария, речевых стратегий и тактик, мультимедийных риторических ресурсов.

Актуальной перспективой развития исследования является выявление соотношения он-лайн и оф-лайн коммуникативной активности авторов, выделенных групп.
Литература

Courtright, J. A. (2014). Observing and Analyzing Communication Behavior. New York, Bern, Berlin, Bruxelles, Frankfurt am Main, Oxford, Wien. 485 pp.

Fuchs, Ch. (2014). Digital Labour and Karl Marx. New York: Routledge.

Garcia, D., Sikström S. (2014) The Dark Side of Facebook: Semantic Representations of Status Updates Predict the Dark Triad of Personality. Personality and Individual Differences. September 2014, 67: 92–96.

Hall, J. A., Pennington, N.,and  Lueders A. (2014). Impression management and formation on Facebook: A lens model approach. New Media & Society.  September 2014,  16: 958-982.

Handa, C. (2014). The Multimediated Rhetoric of the Internet: Digital Fusion. London and New York. 199 pp.

Kruikemeier, S, Noort, G. van, Vliegenthart, R.and  Vreese, C. H de (2014). Unraveling the effects of active and passive forms of political Internet use: Does it affect citizens’ political involvement? New Media & SocietySeptember. 16: 903-920.

Ledbetter, A.M. and Mazer, J. P (2014). Do online communication attitudes mitigate the association between Facebook use and relational interdependence? An extension of media multiplexity theory. New Media & Society, August 2014 16: 806-822.



Lipschultz, J. H. (2014).  Social Media Communication: Concepts, Practices, Data, Law and Ethics.  New York and London: Routledge.

Miller D. (2013 ). Tales from Facebook. Cambridge and Oxford, UK: Polity Edition, 241 pp.



Sauter, T (2014).What’s on your mind?’ Writing on Facebook as a tool for self-formation. New Media & Society,  August 2014, 16: 823-839.

Tufekci, Z. and Wilson, C. (2012), Social Media and the Decision to Participate in Political Protest: Observations From Tahrir Square. Journal of Communication, 62 (2): 363–379.


Verboord, M. (2014). The impact of peer-produced criticism on cultural evaluation: A multilevel analysis of discourse employment in online and offline film reviews. New Media & Society, September 2014. 16: 921-940.

Поделитесь с Вашими друзьями:


База данных защищена авторским правом ©nethash.ru 2017
обратиться к администрации

войти | регистрация
    Главная страница


загрузить материал