Жить в коляске. Индолев Л. Н. М.: 2001. 442 стр



страница1/20
Дата12.02.2017
Размер5.49 Mb.
Просмотров979
Скачиваний0
  1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   20

Жить в коляске. Индолев Л. Н. — М.: 2001. — 442 стр.

В новой книге известного журналиста на основе личного опыта и примеров из жизни 250 инвалидов, оказавшихся в коляске из-за спинномозговых травм и болезней, ДЦП, миопатии, ампутации и др., даются практические советы по борьбе с недугами и осложнениями, оборудованию жилья, выбору средств передвижения и по правовым вопросам.

Автор делится тонкостями интимной жизни инвалидов, рассказывает о возможности создания семей, о рождении и воспитании детей, а также о том, как психологически адаптироваться к жизни в коляске и обществе.

Захватывающие судьбы героев книги, борющихся за право остаться Человеком, несмотря ни на какие лишения, позволят и другим людям, попавшим в беду, не отчаяться и найти себя в этой жизни.


Глава 1. ПЕЧАЛЬНАЯ СТАТИСТИКА

Глава 2. МЫ В КОЛЯСКАХ, НО ВСЕ РАЗНЫЕ

Глава 3. ТРИДЦАТЬ ТРИ НАПАСТИ И КАК С НИМИ БОРОТЬСЯ

Глава 4. КОЛДУНА ВЫЗЫВАЛИ?

Глава 5. РУКИ - ЭТО ВАШИ НОГИ, БЕРЕГИТЕ ИХ

Глава 6. ВСЕ ТЕЛО И ВСЯ ДУША

Глава 7. САМ СЕБЕ АДВОКАТ

Глава 8. КАК НАМ ОБУСТРОИТЬ КВАРТИРУ

Глава 9. КАК ВЫБРАТЬ КОЛЯСКУ

Глава 10. БАРЬЕР ВЗЯТ

Глава 11. ВСТРЕЧАЮТ ПО ОДЕЖКЕ

Глава 12. ТУДА, ГДЕ НАС ЖДУТ

Глава 13. ПОЕЗДОМ ИЛИ САМОЛЕТОМ

Глава 14. АВТОМОБИЛЬ НЕ РОСКОШЬ, А ...?

Глава 15. В ПУТЬ!

Глава 16. ОЧАРОВАННЫЕ СТРАННИКИ

Глава 17. ВСЕ В ВОДУ!

Глава 18. КАК ДЕЛАТЬ ДЕНЬГИ

Глава 19. ЧАС ПОТЕХИ

Глава 20. ТАКОВА C`EST LA VIE

Глава 21. МЫ И ВЫ

Глава 22. НЕМНОГО О СПОРТЕ

Глава 23. КОЛЕСО - ОНО КРУГЛОЕ

Глава 24. ПОСЛЕДНЯЯ И САМАЯ КОРОТКАЯ










Жить в коляске



Только великая боль приводит дух к последней свободе: только она помогает нам достигнуть последних глубин нашего существа, — и тот, для кого она была почти смертельна, с гордостью может сказать о себе: я знаю о жизни больше...

Фридрих Ницше


К ЧИТАТЕЛЯМ

Понимаю — это звучит тривиально, но все же как стремительно летит время. И добро бы оно мчалось само по себе — так нет, с ним вместе увязывается в гонку череда разнообразных событий, глобальных и неприметных, значимых для всей страны и разве что для одного человека или отдельно взятой семьи, среди них такие, что радуют или тревожат сразу же, и такие, которые откликнутся спустя годы.

С момента выхода первого издания моей книги "Тем, кто в коляске..." прошло пять лет. За это время только в результате травм и войн масштабом от районного до общегосударственного появилось больше 35 тысяч спинальников (так называют людей, парализованных вследствие перелома позвоночника) и еще большее количество ампутированных. Около 70 тысяч младенцев родилось с церебральным параличом. Это только в России!

Вступил в силу многострадальный "Закон о социальной защите инвалидов в Российской Федерации", хотя слово "сила" к нему никак не подходит — как и многие другие благие творения Госдумы, он остается гладким только на бумаге. С августа 1998 г. реальная стоимость наших пенсий упала раза в два, а то и больше. В том же августе Всероссийское общество инвалидов торжественно справило свое десятилетие. К этому юбилею в свет вышла книга "Как это было", в которой описана история инвалидного движения в России и, главным образом, ее послевоенный период 50—80-ых годов. В 1995 году был издан перевод прекрасной толстенной книги Дэвида Вернера "Реабилитация детей-инвалидов", некоторыми сведениями из которой я не преминул воспользоваться здесь. В Москве заселились первые квартиры, приспособленные для колясочников.

В 1994—1997 гг. на Российском телевидении работала программа для инвалидов "Шаг из круга", которую вел ваш покорный слуга и которая приказала долго жить. Ее хвалили и ругали, но смотрели. В больших городах появились автобусы с подъемниками. Вот и вчера по телевизору показали дебют нового автобуса в Екатеринбурге. Там и тут создаются независимые организации инвалидов на колясках. Андрей Желудов летом 1998 года на коляске своей конструкции добрался из Москвы до Полярного круга, пройдя за три с половиной месяца 4500 км в одиночку. Прекратился выпуск серпуховской мотоколяски, знаменитой "Моти", наладился выпуск "Оки" с ручным управлением. Зимой 1997 года скончался в Петербурге Борис Фертман, автор книги "Разорванный круг". Стал закрываться на зиму сакский санаторий им. Бурденко. Начался серийный выпуск уфимских комнатных колясок, а фирмой Инкар разработан серийный образец коляски с электрическим приводом и пробегом до 40 км. Почти перестал функционировать спинальный корпус санатория "Сад-город" в Приморье. Среди российских колясочников появились чемпионы Мира и Олимпийских игр. Нина Дориццы привезла из своей Швейцарии новую партию колясок для несчастных россиян. Татьяна Бакланова, поэтесса из Рославля, наконец-то скопила с мужем деньги на покупку аккумулятора к своему "Запорожцу". В продаже появилась чудодейственная виагра. Еще до этого у Петра Симоненко родилась дочь Настя, а потом и сын Антон, а сам Петр с семьей перебрался на ПМЖ в США.

Перечень событий, произошедших за последние пять лет, которые прямо или косвенно коснулись вас или близких вам людей, вы можете продолжить по собственному усмотрению. Оставляю для этого пару свободных строк:


Без ложной скромности заявляю: первое издание моей книги "Тем, кто в коляске..." пользовалось спросом. Около 15000 экземпляров разошлись по России, Украине, Белоруссии, Литве, Грузии, Узбекистану и Киргизии. Отдельные книжки долетели до Германии, Польши и Соединенных Штатов. Слыхал, что на Украине главы из нее печатают в газете в перекладі на рідну мову. Каждый год мне приходится подвозить в библиотеку санатория им. Бурденко в Саках по несколько новых книжек, так как старые неизбежно и невинно разворовываются. Признаюсь, мне доставляет это большую радость и гордость. А после писем-откликов я стал осознавать себя Александрой Марининой и Эдуардом Тополем вместе взятыми или, как принято говорить, человеком широко известным в узких кругах. Не удивительно, что большинство сразу же открывали книгу на главе о сексе и зачитывались ею, иногда на этом и останавливаясь. Сознаюсь, я старался писать этот раздел особенно проникновенно, хотя в основном не по своему опыту. Но некоторые читательницы так ошибочно уверовали в мою высокую квалификацию по этой части, что даже намекали на готовность к инструктажу. Ах, молодые годы, где вы ...?

Если же всерьез, то на работу над вторым изданием книги меня подвигнули доброжелательные и даже трогательные письма читателей. Пишет мама Андрея Петрова Татьяна Кохан из г. Десногорска Смоленской области: "Сын получил травму позвоночника — сбила машина. Полгода всей семьей вытаскивали его с того света. Врачи вынесли приговор: безнадежен, и практически не лечили. Но мы получили Вашу книгу, которая стала путеводителем по жизни. Я рыдала, читая ее, потом читала еще и еще. Пришла надежда, что можно, как Вы пишете, выкарабкаться из беды. Андрей воспрял духом и выжил". Разве можно после таких писем сидеть сложа руки. В новом издании я постарался учесть советы и просьбы. Одна из них сводилась к тому, чтобы, условно говоря, в медицинском разделе рассматривались проблемы не только спинальников, но и других тяжелых инвалидов, в частности с ДЦП. Я прислушался также к пожеланию Ивана Короткова из Черкесска. Он пишет: "Если бы Ваша книга вышла бы лет на 15 раньше, жизнь моя, возможно, пошла по-другому. Но и сейчас в мои 35 она питает меня оптимизмом, как песни и стихи моего любимого Владимира Высоцкого. Наверное, она помогает очень многим обрести уверенность в себе, найти точку опоры в жизни.

Вы упоминаете множество своих знакомых инвалидов, но вскользь. Мне кажется, что было бы интереснее, если о некоторых из них было бы написано подробнее. В очерках на эту тему обычно делается упор на силу духа, преодоление и т.п. А что если описать их жизнь с бытовой точки зрения, рассказать об их работе, увлечениях, семьях в спокойном тоне, без пафоса, так, как написана вся Ваша книга." Спасибо, Иван! В любви к творчеству Высоцкого мы близки. Согласен: я не только познакомлю читателей с интересными (по моему разумению) и прежде всего симпатичными мне людьми в словесном изложении, но и частично покажу, как они выглядят и как живут благодаря присланным фотографиям. Пусть не взыщут те, кому покажется, что я написал о них что-то не так или что-то лишнее. Заранее принимаю вину на себя, и одно оправдание избавит от гильотины — я не мог со всеми согласовать текст и старался для других, таких же. Многие сведения о технике для инвалидов, о юридических положениях, некоторые телефоны и адреса, приведенные в первом издании, устарели. В новой книге это учтено. И вообще, она стала другой — исправленной и очень существенно дополненной. Но несмотря на это, конечно, в ней рассмотрено не все, с некоторыми суждениями вы можете не согласиться, но, если все-таки вы найдете в ней хоть один полезный совет или нужный адрес, я буду думать, что корпел над ней не зря. Только Бога ради, не воспринимайте ее как справочник и не судите строго — ведь автор не доктор, не юрист, не психолог, не сексопатолог и не автомеханик, а всего лишь спинальник с почти тридцатилетним стажем.

Нам не выкарабкаться из беды, если не понять три простые вещи. Во-первых, надо верить, что выбраться возможно и что жизнь, как бы она не казалась порой невыносимой, в иные моменты одаривает нас таким счастьем, которое стоит того, чтобы продлить ее и продолжить ожидание других радостных минут. Во-вторых, надо знать, что и как для этого делать. В-третьих, надо делать!

Благодарю всех, кто откликнулся на первое издание книги и посоветовал что-то изменить или добавить, кто поделился со мной рассказами о своей жизни, прислал письма и фотографии. Я безмерно признателен и тем, кто поверил в нужность книги и помог ее издать.
Глава 1.
ПЕЧАЛЬНАЯ СТАТИСТИКА
Гибель или увечье одного человека - трагедия, гибель миллионов - статистика.

Как ни пытался я выведать, сколько же людей в стране более или менее постоянно пользуются инвалидными колясками, сделать мне это не удалось. Я не нашел нужных сведений ни в одном справочнике, даже в таком серьезном документе, как Государственный доклад "О положении инвалидов в Российской Федерации", подготовленном Советом по делам инвалидов при Президенте РФ. В органах социальной защиты знают о распределении инвалидов по группам, но не могли ответить на вопрос, сколько среди них спинальников, церебральников, с последствиями полиомиелита и представителей других нозологических групп. Нет таких данных в Центральном правлении Всероссийского общества инвалидов, нет их в Московских правлениях ВОЙ - ни в городском, ни в областном. Известно только, что среди взрослого населения на каждые 10 тысяч приходится 5 инвалидов с детства и 7 травмированных. В транспортных отделах обоих московских ведомств удалось, правда, разузнать, что ежегодно в Москве и области выдается около 7 тысяч колясок, а всего по России через органы соцзащиты в 1995 г. их было реализовано почти 24 тысячи.

Тогда я простодушно решил, что нигде не знают лучше статистику травм, приведших к тяжелым "колясочным" последствиям, чем в Институте травматологии. Но к моему удивлению, в научном отделе ЦИТО мне смогли сказать лишь то, что дорожно-транспортный травматизм в России составляет всего 3-5 % от общего числа травм, но именно он дает половину всех инвалидов. На долю уличного травматизма приходится 6 % всех инвалидов, а спортивного - только 3 %. Травмы у них делятся на травмы конечностей, головы и туловища, поэтому переломы позвоночника и ребра попадают в одну графу. Меня это никак не могло устроить.

Анекдот по теме:

Разговор врача приемного покоя спинальной клиники и директора магазина спорттоваров:

- Сколько вы продали сегодня мотоциклов?

- Четыре.

- Значит, один где-то еще катается.
Единственным человеком, который вразумительно и полно удовлетворил мое непраздное любопытство, был кандидат медицинских наук Д. Е. Яриков, научный сотрудник Московского центра спинномозговой травмы (того, что на Пресне при 19-ой больнице). Он сказал, что ежегодно в России на каждый миллион жителей появляется 50 больных с травмами спинного мозга. Это означает, что при нашем 150 миллионном населении каждый год "рождается" 7,5 тысяч "свежих" спинальников, а в странах Содружества в два раза больше, т.е. около 15 тысяч. Например, только в Москве в клиники попадают ежегодно 350- 400 человек с травмами спинного мозга. Поразительно, но эти данные, полученные мной недавно, совпали с умозрительными подсчетами, приведенными в первом издании книги. Правда, назвав общую численность спинальников в СНГ в четверть миллиона, я, признаюсь, погорячился. Ведь на самом деле в этой статистике должно сохраняться приблизительное равновесие: сколько прибыло, столько же и убыло. Хотя с учетом роста самого травматизма, а также более успешного выхаживания в первые дни и лечения отдаленных последствий спинномозговой травмы и поэтому увеличения продолжительности жизни среднестатистического травмированного спинальника общее их число в России будет приблизительно равно 10 тысячам.

Из общего числа спинальных травм, по данным Д. Е. Ярикова, одну треть случаев составляют дорожно-транспортные травмы, вторую треть травмы при падении с высоты и еще треть спортивные травмы и травмы, связанные с насилием, т.е. военные и уголовные. Меня удивило, что более 60% приходится на травмы шейного отдела позвоночника и спинного мозга, но так как именно "шейники" дают основную часть летального исхода (всего 17 % от общего числа травм), то оставшиеся в живых по количеству примерно выравниваются с остальными спинальниками. Другое дело, что из-за тяжести своего положения они значительно реже бывают на людях, что создает иллюзию их сравнительной немногочисленности.

Самое неутешительное то, что при повреждении спинного мозга от 80 до 95% травмированных становятся тяжелыми инвалидами первой группы, причем в половине всех случаев наблюдается в ходе операции или предполагается по косвенным признакам полный разрыв проводимости спинного мозга, что означает стойкую инвалидность без видимых улучшений в дальнейшем. Жизнь в коляске для таких людей неминуема.

Что мне известно о других республиках. То, например, что на Украине ежегодно только вследствие автомобильных катастроф и травм на производстве появляется около 2000 спинальников. Эту цифру сообщил мне руководитель фонда реабилитации Николай Подрезан. А для Белоруссии некоторые статистические данные привел председатель республиканской ассоциации инвалидов-колясочников Владимир Потапенко. Там регулярно пользуются колясками 2700 человек при населении около 10 миллионов. Если к ним прибавить тех, кто пользоваться коляской не умеет, кто едва ходит или лежит, то число таких тяжелых инвалидов-опорников возрастет до 10 тысяч.

Принимая, что население России в 15 раз больше, чем в Белоруссии, мы получим общее количество "чистых" колясочников 40 тысяч, а "переходных" 150 тысяч человек. Выше мы прикинули, что 10 тысяч из этих 40 составляют травмированные спинальники. Добавим к ним несколько тысяч больных с последствиями миелита. Кто же приходится на остальные 20 с лишним тысяч. Вероятнее всего, большая часть их - это церебральники, т.е. больные ДЦП. Ведь по данным медицинской статистики, на каждые 10 тысяч новорожденных 7 младенцев появляется на свет с таким диагнозом и около 5 из них выживают.

В Министерстве труда и социального развития на мой вопрос, кто знает, сколько спинальников в России, мне прямолинейно ответили: "Никто". Но, если принять, что на пять лет выдается около 25 тысяч комнатных и прогулочных колясок, то получим (25х5):2 = 62,5 тысячи. Добавим очереди, покупки предприятиями и самими инвалидами, и эта цифра возрастет до 70-80 тысяч.

Правда, председатель ВОИ А. Ломакин считает, что при годовой потребности в 50-60 тысяч общее число колясочников не должно быть меньше 250-300 тысяч.

Все, что было приведено выше - это были данные и рассуждения, относящиеся, так сказать, к макростатистике всей страны. Отрывочные сведения имеются по ряду городов. Например, по данным Геннадия Рыженко, председателя Московской областной организации ВОИ, в Подмосковье с его семимиллионным населением 2300 только зарегистрированных колясочников. Евгений Михайлин, основатель реабилитационного центра "ВАЗ - Преодоление", подсчитал, что в г. Тольятти с 700-тысячным населением постоянно пользуется колясками 500 человек. Из них 170 состоит членами клуба "Клио". В областном центре г. Самаре, по подсчетам председателя общества "Десница" Евгения Печерских, на 1380 тыс. населения приходится 2100 колясочников. Это очень высокий показатель.

Есть у меня и микростатистика, касающаяся дома, в котором я живу: на 250 квартир этого 22-этажного дома с 700-ми жильцами приходится 11 колясочников - 6 мужчин и 5 женщин. Среди них шестеро спинальников, два ампутанта, и по одному с последствиями полиомиелита, полиартрита и ДЦП. Эти самые многочисленные и другие группы инвалидов, жизнь которых протекает в колясках, я вкратце рассмотрю в следующей главе, а пока хочу сказать вот что: почти каждый из тех, кто после тяжелой травмы или внезапно наступившей болезни становится инвалидом, не только не представляет в полной мере, что с ним произошло, но и ошибочно думает, что он один такой на всем белом свете. Вообразите молодого человека, лежащего в районной больнице, который за свою короткую жизнь слыхом не слыхивал ни о каких спинальниках, да и само это новое слово для него не наполнено никаким смыслом. Да что там провинция - после перелета из Сусумана и Магадана первые месяцы после травмы я лежал в Москве, и даже здесь весь "спинальный мир" для меня сводился к соседу по палате шейнику Коле Мотораеву и к двум мифическим личностям, о которых рассказывали медсестры и няньки и которые до нас лежали на тех же кроватях, - Эмме Чудновскому и Жене Завенягиной. Да был еще, правда, героический доктор Красов из журнала "Смена".

Не только я, но и многие другие, попав впервые в специализированные спинальные центры или в санатории, будь то Саки или Славянск, испытали шок, увидев целое море людей в колясках. Но оторопь быстро проходит, начинаются знакомства и расспросы, а главное - человек понимает, что он не одинок, не уникален, что таких, как он, много и все они, как ни странно, продолжают жить.

Глава 2.
МЫ В КОЛЯСКАХ, НО ВСЕ РАЗНЫЕ
Познай самого себя.
Начну с себя. Многие из спинальников наверное слышали в прежней здоровой жизни, что кто-то сломал спину или свернул шею, но мало кто понимал, что за этим кроется. Я и сам, грешным делом, думал, что со сломанной шеей просто будет трудно обернуться назад, а со сломанной спиной - нагнуться. Мое детское представление о сломанной спине воплощала разве что согбенная старушка, которая проходила под нашими окнами, опираясь на клюку. Потом в нашем восьмом классе появился парень, имя которого выпало из памяти, носивший жесткий корсет под рубахой. Он не любил его показывать и одаривал стриптизом весь класс только, когда был в хорошем расположении духа. Толком никто не знал, почему он носит эту кожано-металлическую амуницию, но поговаривали, что у него то ли нет одного позвонка, то ли еще что-то в этом роде. Был еще сотрудник моих родителей, который приволакивал ноги и чаще положенного навещал дощатое сооружение в дальнем углу двора. Было известно, что у него неприятности с позвоночником. Но почему инвалиды войны сидели в трехколесных рычажках и не вставали на свои целые ноги, мы, дети, не интересовались.

Сейчас я с легкостью наклоняюсь во все стороны, и спина болит лишь изредка, но ноги или неподвижны или вдруг начинают дергаться, как сумасшедшие, не считаясь с моим желанием, и почти тридцать лет я сижу в колясках, сменив их за это время десятка полтора. Когда я очнулся в опрокинутой машине на берегу таежной речки, притоке Колымы, и попытался выбраться, мне это не удалось, как будто ноги привалило чем-то тяжелым. Через мгновение я увидел, что мне ничего не мешает, просто ноги не слушаются и бесчувственны. За месяц до случившегося я прочитал статью в журнале "Смена" о Леониде Красове, которого парализовало при падении на горнолыжной трассе, и сразу же сообразил, что дело скверно. Диагноз - перелом позвоночника, который я поставил себе, оказался верным. Иллюзий на счет будущего у меня не было никаких. Врачи, делавшие операцию в районной больнице (спасибо им за честность и веру в то, что их неутешительное известие не сломает меня), лишь подтвердили мою догадку, что ходить я не буду, и, что, кроме инвалидной коляски, мне ничего не светит. Не могу сказать, что мне повезло, но я оказался случайно просвещенным до травмы, и доктора были предельно откровенны.

Большинство из нас, кто попал в такую же беду, не представляют, что с ними произошло, насколько это серьезно, надолго ли и, главное, какие испытания ждут их в будущем. Врачи в России традиционно не очень расположены отвечать на такие вопросы, к тому же оперируют и видят всю картину одни доктора, а выхаживают и лечат потом другие. Поэтому нам самим приходится разбираться в кое-каких медицинских понятиях и искать ответы на мучительные вопросы.

Итак, врачи поставили диагноз: перелом позвоночника. Скорее всего эти слова станут только началом более длинной формулы, но попробуем прежде всего понять, что кроется за ними. Позвоночник - важнейшая костная структура тела, стержень, на котором, как на вешалке, крепятся все другие части скелета: черепная коробка, ребра, образующие грудную клетку, таз и кости всех четырех конечностей. Недаром тот биологический тип животных, к которым принадлежат млекопитающие, а значит, и человек, называется "позвоночные".

Позвоночник - конструкция, созданная природой в результате развития животного мира сотни миллионов лет назад как наиболее целесообразное приспособление для активного образа жизни и целостности важнейших внутренних органов. Ведь у улитки тоже есть скелет, только внешний, а позвоночник - главная часть внутреннего скелета всех высших животных, начиная с рыб и кончая человеком, позволяющая вести очень подвижную жизнь во всех средах - "на земле, в небесах и на море". Мать-природа устроила так изобретательно и рационально, что позвоночные получили от этого только выгоду и почти никаких хлопот и тревог. Ведь невозможно представить себе рыбу со сломанных позвоночником, если это только не вобла в руках любителя пива. Трудно вообразить такую травму у змеи, крокодила, лягушки, страуса и даже кошки, упавшей с балкона. Собаки с перебитыми хребтами - такие же жертвы автокатастроф, как и многие из нас. Приходится признать, что наши с вами травмы - это издержки цивилизации и отчасти прямохождения, которое, как считают дарвинисты, и вывело человека на путь цивилизации, оторвав его от обезьян. Число людей с травмами позвоночника растет из года в год, а наши беды - прямой результат несоблюдения правил дорожного движения, пьяной удали за рулем, технической отсталости и нарушения техники безопасности, собственной или чужой безответственности, безнаказанной амбиции политиков и военачальников, распаляющих людскую злобу и национальные конфликты, разгула бандитизма и терроризма и наконец незнания элементарных вещей. К последнему относится, например, травма, которая является чуть ли не самой распространенной, самой тяжелой и возникает при ударе головой о дно мелких водоемов или о плавающие под водой предметы. Когда слышу сообщения об очередных крупных автомобильных и железнодорожных катастрофах, о землетрясениях и ураганах, о новых военных столкновениях и бесчинстве террористов, я с горечью отмечаю про себя: "Ну вот, нашего полку прибыло". И, действительно, через год-другой я встречаю сидящих в колясках людей, переживших эти события. Однако до коляски доживают не все - каждый шестой, получивший травму позвоночника и спинного мозга, погибает в первые дни и недели после нее. Основная доля этих несчастных, как уже упоминалось, падает на так называемых шейников, открывающих каждый год летний купальный сезон.

Итак, позвоночник - это полужесткая пружина, состоящая из 32-34 отдельных элементов - позвонков, которые скреплены воедино хрящевидными межпозвоночными дисками, суставами и связками, сочленяющими отростки позвонков, и обеспечивающими гибкость до определенного предела. А диапазон гибкости позвоночника человека очень велик: С одной стороны, цирковые "женщины-змеи", которые разве что не завязывают тело морским узлом, а с другой, прямые, как будто замороженные люди, страдающие полиартритом.

В позвоночнике выделяют четыре изгиба: шейный, грудной, поясничный и крестцовый и 5 отделов с теми же названиями плюс копчиковый, в составе которых находятся соответственно 7, 12, 5 и 5 позвонков, а в копчике несколько изолированных мелких костей, представляющих собой остаток от обезьяньего хвоста. Позвонки крестцового отдела спаяны с костями задней стенки таза.

Рис. 1. Грудной позвонок: а - сверху; б - сбоку; 1 - тело позвонка с межпозвоночным диском; 2- поперечные отростки; 3 - верхние суставные отростки; 4 - остистый отросток; 5 - дужка; 6 - позвоночное отверстие; 7 - нижний суставной отросток


Шейные позвонки - самые короткие и простые по устройству: ведь они должны выдержать только тяжесть головы. Последний седьмой позвонок сзади прощупывается в виде крупного остистого отростка, "холки". Грудные позвонки через боковые отростки и суставы соединяются с ребрами и образуют вместе с ними грудную клетку, которая защищает жизненно важные внутренние органы, прежде всего сердце и легкие. Наиболее массивными являются позвонки поясничного отдела, потому что на них приходится основная нагрузка. Состыкованные отверстия между телами и дужками позвонков образуют единую трубку, в которую упрятан спинной мозг. О нем мы поговорим позже.

Перелом остистого отростка, как киль обращенного кзади, бокового отростка или дужки, а также сплющивание самого тела позвонка (компрессия), разрыв сочленения тела позвонка с межпозвоночным диском - все эти травмы входят в понятие "перелом позвоночника". Если соседние позвонки не просто оторваны друг от друга, но и смещены, возникает переломо-вывих. Он приводит к сдавливанию оболочек спинного мозга или даже к их разрыву и к размозжению вещества самого мозга, подобно тому, как пережимается и перекусывается проволока в боковых пазах плоскогубцев.

Рис. 2. Ответственность нервов за работу мышц и внутренних органов
Удар, появление костных обломков, смещение позвонков могут вызвать разрыв кровеносных сосудов, и кровь, смешанная с спинномозговой жидкостью заливает пораженный участок мозга, затвердевая потом в виде сгустков-гематом, которые позже замещаются грубыми рубцами-спайками. Сдавливание сдвинутыми позвонками и рубцами боковых нервов, отходящих от спинного мозга, вызывает сильные, так называемые корешковые боли. Циркуляция спинномозговой жидкости (ликвора) затрудняется или прекращается и возникает "ликворный блок", которым иногда стращают нейрохирурги, рекомендуя операцию по снятию блока даже спустя несколько лет после травмы.

Отнюдь не каждый и не всякий перелом позвоночника приводит к нарушению целостности спинного мозга. Известны случаи, когда человек, падая с большой высоты, получал множественный перелом отростков и оставался не только жив, но и вполне здоров. При некоторых компрессионных переломах тел позвонков без сильного смещения мозг также остается в целости и лишь временно, максимум до года, "отключается", подобно тому, как это происходит с головным мозгом при сильном сотрясении. Врачи называют это спинномозговым шоком. Поэтому сам по себе перелом позвоночника еще не приводит к стойкой инвалидности, и исправить его, как шутят зазнайки-нейрохирурги, просто проблема слесарей, подразумевая под ними травматологов. Мы должны искренне радоваться за тех, кто, попав в такую же переделку, как и мы, отделался легким испугом и, отлежав положенные месяцы на соседней больничной койке, благополучно встал на ноги и ушел домой. Подобные счастливые случаи можно сравнивать с тем, как если бы у сложного электронного устройства повредился футляр, а "начинка" осталась целой.

Об одном таком сенсационном случае в феврале 1992 года сообщило телевидение США: трехлетний мальчик выпал из задней дверцы машины, которую на большой скорости вела его мать. При этом он зацепился головой за ремень безопасности, и череп ребенка оказался буквально оторван от позвоночника. Травма осложнилась еще и тем, что обезумевшая мать подняла мальчика, который показался мертвым, на руки и отвезла в больницу тоже с нарушением правил транспортировки "шейников". В результате спинной мозг сместился на 4 см, но к всеобщему удивлению его целостность не была нарушена. В ходе 7-часовой операции мальчику особой спицей срастили голову с туловищем, и он не только остался жив, но и не утратил движений в руках и ногах, что по всем прогнозам должно было бы произойти с неизбежностью. Один шанс из тысячи, считают хирурги. Один шанс из миллиона, вторят журналисты.

Но бывает и наоборот: при почти целом позвоночнике повреждается спинной мозг. Это может случиться при ножевых и огнестрельных ранениях, электрических травмах, а также при опухолях, вирусных заболеваниях, кровоизлиянии и в других случаях.

С итогом травмы позвоночника с нарушением спинного мозга сходны последствия нескольких заболеваний. Довольно часто, когда мы обращаемся к сидящему в коляске, судя по всему, спинальнику с традиционным вопросом о сроке травмы, в ответ слышим: "У меня не травма, а заболевание". Обычно это означает, что человек переболел воспалением спинного мозга или миелитом. Миелит (не путайте с полиомиелитом, о нем ниже) чаще всего развивается как осложнение после гриппа и других вирусных инфекций, например, кори, а также скарлатины, ангины, тифа и др. Иногда миелитом заболевают внезапно после резкого переохлаждения. Кажется, именно это произошло с самым знаменитым колясочником Франклином Рузвельтом. Болезнь может протекать стремительно, когда в течение нескольких часов больной обезноживает и теряет чувствительность. Это происходит в результате отека спинного мозга и гибели нервных клеток. Несказанно повезет тому, у кого болезнь отступит и со временем прежние функции восстановятся. Но бывает и иначе, и свидетельством тому многие инвалиды, чья жизнь годами связана с коляской. Правда, я знаю редкие случаи, когда спустя много лет ни с того ни с сего кожная чувствительность у бывших больных миелитом вдруг начинает частично восстанавливаться. К сожалению, примеры запоздалого возврата движений в конечностях мне не известны.

Спинальниками редко, но становятся жертвы врачебных ошибок, например, при неквалифицированно выполненной спинномозговой пункции. Известный репортер Александр Невзоров в телепрограмме "Дикое поле" от 29 декабря 1995 года сообщил об ошибочном введении в спинномозговую жидкость японского препарата нидран в одной из петербургских клиник. У детей отнялись ноги и расстроились функции тазовых органов.

Среди пожилых колясочников есть переболевшие в послевоенном детстве туберкулезом позвоночника.

Рис. 3. Выпуклость (горб) вследствие разрушения позвонков при туберкулезе


К несчастью, общее социальное неблагополучие последнего десятилетия воскресило из забвения туберкулез легких, и я боюсь накаркать, но при нашей жизни в семьях, где есть такие больные, и сейчас на исходе двадцатого века могут появиться дети с костным туберкулезом. Мой товарищ Юрий Астахов, время от времени ложащийся в специализированную клинику для профилактики, в последний раз обнаружил там молодых ребят-студентов с туберкулезом позвоночника, которых парализовало при попытке исправить поврежденные позвонки операционным путем. Правда, оба студента были африканцами, но это, конечно, должно нас не успокаивать, а наоборот, насторожить.

Болезнь подкрадывается коварно - незаметно и безболезненно, и если во время не спохватиться, она источит тела позвонков и вызовет гнойный абсцесс. Позже могут дать знать симптомы спинномозговой травмы: потеря чувствительности, паралич ног, задержка или недержание мочи и неприятности в работе кишечника, а также появиться извечные спутники нарушения спинного мозга - пролежни и контрактуры. Средством укрепления разрушенного позвоночника и некоторого облегчения болей может служить жесткий кожаный корсет.

Существует такой врожденный недостаток как грыжа спинномозговых оболочек (не путать с грыжей межпозвоночных дисков), когда дужка одного или нескольких соседних позвонков в ходе развития эмбриона не формируется и спинной мозг сзади оказывается незащищенным. Едва прикрытый спинномозговыми оболочками, он выпирает из спины в форме темного сгустка. По данным Д. Вернера, этот порок возникает у одного из 250- 500 новорожденных. Это означает, что на Россию приходится в год более 4000 таких младенцев. Из них выживают лишь те, у кого это уродство поражает нижние отделы позвоночника. Если затронуты позвонки поясницы, то ребенок, а потом и взрослый будет рано или поздно вынужден прибегнуть к помощи коляски. И все же он сможет посещать школу, а повзрослев, работать, создать семью и иметь здоровых детей. Я пишу об этом, потому что знаком с такими людьми. Обычно детям с незаращением позвоночника в первые же недели жизни делают пластическую операцию и закрывают ранимый и подверженный инфекции участок спинного мозга мышцами и кожей.

Рис. 4. Грыжа спинномозговых оболочек (миелодисплазия, shina bifida ): а - сбоку; б - сверху; 7 - тела позвонков; 2 - дужки позвонков; 3 - спинномозговые оболочки; 4 - спинной мозг; 5 - спинномозговая жидкость


Упомяну также опухоли спинного мозга, которые сдавливают его и приводят к параличу. После операционного удаления опухоли состояние больного как правило улучшается, но беда в том, что спустя несколько лет иногда возникает рецидив, т.е. начитает расти новая опухоль.

Я также знаком с несколькими спинальниками, которых парализовало вследствие кровоизлияния в спинной мозг. У одного из них через много лет стала восстанавливаться чувствительность и появились незначительные движения, но этот процесс идет так медленно, что на полное восстановление даже к концу жизни рассчитывать трудно.

При травмах позвоночника и перечисленных заболеваниях страдает спинной мозг. Если вы представляете его в виде единого шнура вроде вязиги у осетра, то глубоко ошибаетесь. Можно сетовать на то, что этот орган нашего любимого тела оказался таким непрочным или болезненным, но что случилось, то случилось, поэтому предлагаю рассмотреть его строение в некоторых деталях. Думаю, это поможет понять многие важные явления, происходящие в нашем организме.

Спинной мозг - часть центральной нервной системы. Кверху он переходит в продолговатый мозг, один из отделов головного мозга, а книзу, разветвляясь на несколько волокон во втором поясничном позвонке, заканчивается так называемым конским хвостом. Длина спинного мозга у взрослого равна полуметру. По длине спинной мозг делится на 31 сегмент, от каждого из которых слева и справа симметрично отходят парные корешки, которые при выходе из спинного мозга объединяются в спинномозговые нервы.

Рис. 5. Поперечный разрез спинного мозга: оболочки: 1 - твердая; 2 - паутинная; 3 - мягкая; 4 - белое вещество; 5 - серое вещество ("бабочка"); 6 - двигательный нерв; 7 - чувствительный нерв; 8- спинномозговой узел; 9 - смешанный нерв
Спинной мозг защищен тремя оболочками и спинномозговой жидкостью (ликвором) объемом 100-200 см3. (Эти оболочки и жидкость в них охватывают также и головной мозг). Ликвор служит одновременно амортизатором и питательной средой. Когда нужно взять ликвор на анализ (например, при подозрении на туберкулез) или откачать кровь при кровоизлиянии, обычно сопровождающем травму, врач делает прокол иглой спинномозговых оболочек между третьим и четвертым поясничными позвонками и отсасывает жидкость шприцем. Эта процедура называется спинномозговой пункцией. Каждый спинальник проходил через нее иногда по много раз. Пунктирование требует высокой квалификации нейрохирурга и большого навыка. Когда нет ни того, ни другого, вместо попадания иглы в "ликворное озерцо" можно поранить один из нервов и усугубить последствия травмы или болезни.

В поперечном сечении спинного мозга мы видим, что центральную его часть в форме бабочки составляет серое вещество, окруженное белым веществом. От передних рогов "бабочки" (тех, что ближе к животу, на рисунке нижние) отходят передние двигательные корешки, а от задних (ближе к спине, на рисунке верхние) чувствительные корешки. Соединяясь в спинномозговые нервы, они на уровне разных сегментов обслуживают работу разных внутренних органов и мышц. От боковых рогов, кроме того, отходят волокна симпатической нервной системы, которая контролирует в числе прочего питание тканей, т.е. трофику.

Итак, в составе спинномозговых нервов, которые можно сравнивать со жгутами разноцветных электрических проводов, идущих к разным приборам и двигателям, вплетены волокна двигательных нервных клеток, по которым идут сигналы к скелетным мышцам,чувствительные волокна, несущие сведения о температуре кожи, болевых ощущениях и прикосновении, и, наконец, волокна, ответственные за обмен веществ в тканях и за работу некоторых желез и мышц, выстилающих внутренние органы.

Часть чувствительных волокон поднимается по спинному мозгу вверх и, достигая головного мозга, сообщают ему сведения о состоянии всех частей тела и внутренних органов, а к двигательным передним рогам от коры головного мозга спускаются волокна, дающие команды мышцам скелета.

Повреждение спинного мозга нарушает передачу чувствительных импульсов вверх и двигательных вниз. Прерываются также пути импульсов, контролирующих работу сосудов и обмен веществ. В совокупности при тяжелом поражении спинного мозга человек теряет чувствительность с уровня травмы, не может двигать конечностями и приобретает пролежни.

Чем выше поврежден спинной мозг, тем большая часть тела теряет чувствительность, тем большее число мышц бездействует и тем большее число внутренних органов и систем страдает. В самых верхних отделах спинного мозга размещены нервные центры, регулирующие ритм сердца, терморегуляцию и др., а в нижних отделах - так называемые спинальные центры, ответственные за работу прямой кишки, мочевого пузыря и матки. Если они сами не разрушены, то они позволяют этим органам функционировать даже при утрате связей с другими нервными центрами.

Хотя результаты каждой конкретной травмы или другого повреждения неповторимы и непредсказуемы, врачи привыкли говорить о полном или неполном разрыве проводимости спинного мозга, основывая эти представления на данных операции, сухожильных рефлексах, некоторой сохранности чувствительности и движений ниже уровня поражения. Что бы с вами ни произошло и что бы ни говорили соседи по палате, в первое время постарайтесь, как это ни трудно, не думать о последствиях и не вдавайтесь в бессмысленные пока рассуждения о том, какое у вас повреждение спинного мозга - полное или неполное. Эти понятия очень условны, и никто и ничто, кроме последующей жизни в течение нескольких месяцев, а то и года, не ответит на этот вопрос. На первых порах решающее значение будет иметь не это, а ваше жгучее желание бороться и упорство в борьбе за жизнь, за скорейшее возвращение в семью и круг друзей. Работайте вместе с врачами и родными, не капризничайте и выполняйте все их требования. Не буду лукавить, вы попали в скверную ситуацию, но и из нее есть выход, и, доверьтесь моему опыту, вы его найдете.

Теперь, как вы просили в письмах и телефонных звонках, я познакомлю вас с другими группами инвалидов, которые постоянно или временно пользуются колясками.

Полиомиелит (детский паралич, но не путайте с ДЦП и миелитом) был особенно распространен после войны. Сейчас в результате массовой вакцинации число заболевших этой вирусной инфекцией и тяжесть последствий резко снижены. Тяжелая форма паралича возникает у небольшого процента больных. Сама болезнь протекает как сильная простуда, и родители вместе с врачами, не распознав угрозу, иногда прибегают к лечению этой мнимой простуды инъекциями антибиотиков.

Татьяна Бакланова, которая всю жизнь считала себя спинальницей, в разговоре со мной вспомнила, что мать ей говорила о каком-то уколе, сделанном в больнице, после которого девочку парализовало. На то, что это не было связано с миелитом, указывает полная кожная чувствительность, которая никогда не исчезала, а также отсутствие тазовых расстройств и пролежней (в детстве у Тани не было коляски, и она ползала по двору с голыми ногами, не боясь их поранить). Видимо, это был полиомиелит. Д. Вернер считает, что любая инъекция, введенная во время этой болезни, усугубляет последствия и может привести к тяжелой форме паралича, которого могло бы не быть вообще. Он объясняет это раздражением мышц при уколе, которое передается в спинной мозг. Ни в коем случае, убеждает Д. Вернер, нельзя делать детям инъекции при признаках гриппа или простуды с высокой температурой, так как это может оказаться полиомиелитом. Я знаю и другие, правда, редкие случаи, когда паралич наступал в результате введения вакцины, которая, видимо, оказалась слишком сильной. (Об этом мне рассказывали сами пострадавшие молодые люди, заболевшие в 70-ые годы, когда эпидемии полиомиелита у нас не было).

Вирус полиомиелита поражает чаще всего серое вещество передних двигательных рогов спинного мозга, поэтому чувствительность при параличах не теряется, не нарушается также трофика и функции тазовых органов. Паралич всегда бывает вялым, а не спастичным. Считается, что, если парализованные мышцы не подают признаков оживления спустя полгода после болезни, они останутся на прежнем уровне. Основными последствиями детского паралича являются: замедленный рост парализованных конечностей с истончением костей и мышц, контрактуры и искривление позвоночника. Колясочники-полио (таким укороченным термином пользуются на Западе, и это, наверное, приятнее на слух, чем привившееся у нас слово "полиомиелитчик"). Эти люди как правило социально реабилитированы значительно лучше других групп инвалидов-опорников. Многие из них успешно работают, имеют прочные семьи и здоровых детей.

Еще одну группу колясочников составляют церебральники (так я буду называть детей и взрослых с детским церебральным параличем - ДЦП. Слово "децепешник", которым называют сами себя они и их окружающие, мне откровенно не нравится и напоминает другое пренебрежительное слово "петеушник"). Церебральники, скорее всего, являются самыми многочисленными из колясочников. ДЦП - не одна болезнь, а целый набор заболеваний разного происхождения, возникающих в утробе матери, при родах и в раннем младенчестве. В редких случаях ДЦП имеет наследственное происхождение. Примерно 5-7 детей из десяти тысяч рождаются с признаками ДЦП или заболевают вскоре. Выделяют три вида расстройств при ДЦП: спастичность или скованность мышц, неконтролируемые движения, которые сопровождаются нарушением работы речевого аппарата, и расстройство координации движения.

По моему мнению, инвалиды, относящиеся ко второму типу, ущемлены больше всех других, и не только церебральников. Они испытывают нравственные страдания из-за трудности в общении при помощи слов, жестов и даже письма. Неконтролируемая мимика ошибочно принимается людьми вокруг за признак умственной неполноценности, и это еще больше затрудняет контакты и принятие таких инвалидов как равноправных членов общества.

Между тем многие из них добиваются больших успехов в разных областях: шахматах, математике, программировании и др. Иногда в среде церебральников возникают семьи и появляется желанное и вполне здоровое потомство.

Раннее лечение, как считают медики, может существенно улучшить состояние больного ребенка, но позже, несмотря на появление многочисленных пропагандируемых методик и препаратов, положительные изменения не наступают или проявляются лишь кратковременно. Как говорит Д. Вернер: "Ребенок, страдающий ДЦП, станет взрослым с ДЦП. Поиск способов исцеления принесет лишь разочарование. Вместо этого помогите своему ребенку стать взрослым, который сможет вести достаточно полноценную жизнь и быть по возможности независимым".

Абсолютно новые взгляды на природу ДЦП развивают директор Института клинической реабилитологии, расположенного в г. Туле, Валерий Ульзибат и его коллеги. Они убеждены, что в 70-80 % случаев так называемого ДЦП врачи имеют дело с системным, т.е. общим для всего организма, заболеванием плода, которое проявилось еще на стадии внутриутробного развития и связано с нарушением иммунитета к образованию собственных белков эмбриона. В результате страдают не только головной мозг, но также печень и мышечные волокна. Доктор Ульзибат считает, что ребенка надо оперировать начиная с 2-3-летнего возраста, пока не развились мышечные контрактуры и атрофия. Операции состоят в поэтапной фибротомии, т.е. рассечении рубцов в мышцах. Приходится делать по 5-7 таких операций, чтобы неподвижный ребенок смог ходить и обслуживать себя. По мнению доктора, категорически противопоказаны таким детям грязелечение и массаж, которые только ускоряют рост рубцовой ткани в мышцах.

Рано или поздно прибегнуть к помощи инвалидной коляски приходится людям, страдающим мышечной дистрофией, которых в быту называют миопатами. Это целая группа заболеваний, при которых мышцы неотвратимо слабеют, и если первые признаки появляются в раннем возрасте, то годам к 10 ребенок садится в коляску, которую самостоятельно передвигать может с трудом. Мышечная дистрофия имеет генетическое происхождение и чаще всего передается с материнскими генами мужскому потомству, хотя я знаю семьи, где больны брат и сестра или все три сестры, а также случай, когда первые признаки слабости появились у зрелого мужчины, моего соседа по Симферополю. Сначала он стал ходить с палочкой, потом с костылем, со временем через несколько лет он пересел в коляску, а в конце жизни не мог передвигаться и на ней. От начала до конца болезнь заняла около 15 лет. Дело в том, что в понятие мышечная дистрофия объединены разные по происхождению болезни, и бывает так, что на определенном этапе процесс ослабления мышц приостанавливается и инвалид доживает до преклонных лет, не теряя дальше жизненной активности.

Современная наука не считает мышечную дистрофию приговором. Во многих странах, в том числе в России, ученые разрабатывают методы генной коррекции, т.е. исправляют ошибки природы, заменяя гены, которые несут ответственность за это заболевание. Эти методы развиваются очень быстрыми темпами и, хотя лечение пока стоит безумных денег, надежда на частичное изменение хода болезни уже появилась. Недаром общественная ассоциация, помогающая лицам, страдающим мышечной дистрофией, так и называется - "Надежда". Газета с этим же названием в 1996 г. опубликовала письмо, где рассказано о методе американского профессора П. К. Лоу, который начал внедряться в Институте генетики человека и в Московской областной психоневрологической больнице. Он состоит в пересадке клеток скелетных мышц от здорового донора больным миодистрофией. В письме дается адрес медико-реабилитационного центра помощи семьям с наследственными нервно-мышечными заболеваниями при этой больнице: 127486, Москва, ул. Ивана Сусанина, д. 1.

Люди с ампутированными одной или обеими ногами (особенно, когда ноги отняты ниже колен), ставшие жертвами, например, травм на железной дороге или подорвавшиеся на минах в ходе военных действий, предпочитают носить протезы и избегают коляски. Но есть категория ампутированных, для которых коляска служит единственным средством передвижения. Я имею в виду обычно зрелых или пожилых людей, преимущественно мужчин, которым пришлось расстаться с ногами из-за прогрессирующего тяжелого сосудистого заболевания с красивым, но грозным названием облитерирующий эндартериит. Часто оно развивается как следствие сахарного диабета, грозит закупоркой кровеносных капилляров и гангреной. Нагрузка на оставшуюся, как правило, тоже больную ногу или на культи запрещена, и протезирование противопоказано.

Существуют и другие беды, которые нежданно-негаданно могут свалиться на семью. Если в начале беременности, когда у плода формируются конечности, мать принимала определенные лекарства, ребенок может родиться с недоразвитыми руками и ногами или вообще без них. Одно из таких лекарств, якобы помогающее справляться с токсикозом беременности, широко рекламировалось на Западе (главным образом в Германии) в 60-х годах. Последствия оказались чудовищными. Нашу страну это почти не коснулось, но дети с недоразвитием конечностей появляются и у нас. Для них часто уготованы дома-интернаты, сначала для детей, а потом и для взрослых. По разному складываются судьбы таких людей. Я знаком с некоторыми из них. Александр Миронов, живущий в Новочеркасском доме-интернате, пишет стихи, он стал лауреатом Всероссийского творческого фестиваля, а Саша Ратников из Климовского подмосковного интерната женился и пытается как-то оборудовать свое жилье.

Очень редкой болезнью является врожденный дефект развития костей, который прежде всего проявляется в их ломкости и влияет на рост ребенка. Спасением для них, как для предыдущей группы инвалидов может быть только коляска с электрическим приводом. Коляской приходится пользоваться при тяжелых формах полиартрита и артрогрипоза. Наконец, есть люди, которым коляска нужна лишь время от времени (например, в периоды обострения рассеянного склероза, которым в России болеют полмиллиона человек) или на раннем этапе реабилитации (например, при ампутациях, переломах или при гемипарезах, то есть параличе одной половины тела вследствие кровоизлияния в головной мозг или спазма его сосудов).

Все видели, как президент Клинтон, всего-навсего повредив коленный сустав, кокетливо улыбался перед телекамерами, восседая в инвалидной коляске с ногой "пистолетом". Этот эпизод, правда, не помог стать похожим на другого президента США Франклина Рузвельта по его делам. Рузвельт переболел миелитом после переохлаждения и всю оставшуюся жизнь провел в коляске, что не помешало ему управлять гигантской страной, выиграть войну, и, судя по всему, у него не было времени на раздумья по поводу того, как он выглядит в инвалидном кресле. Во время Ялтинской конференции Рузвельту отвели резиденцию в Ливадийском дворце с учетом того, что боковой вход лишен ступеней, а рядом со спальней расположен просторный царский туалет.



Вот, кажется, я рассмотрел все или почти все случаи, когда людям бывает необходима инвалидная коляска. Для чего я это сделал? Для того, чтобы показать, что, во-первых, как это ни печально, нас много. Во-вторых, что все мы разные , хотя и похожи друг на друга самым малым, именно инвалидной коляской. Этим мы отличаемся от остальных людей, которые плохо ли хорошо ходят ногами. В остальном мы такие же, как они. Вы можете возразить: а что другие тридцать три несчастья, которые дополнительно свалились на нашу голову, вернее на наше тело, такие как пролежни, контрактуры, спастика и т.д. и т.п., не в счет? В счет, в счет! Но ведь и у так называемых ходячих есть немало своих сложностей и болячек. В конце концов, у них ноги устают при ходьбе, и натираются мозоли, а у нас нет! Что же касается тридцати трех несчастий и как с ними бороться, поговорим об этом в следующей главе.


Поделитесь с Вашими друзьями:
  1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   20


База данных защищена авторским правом ©nethash.ru 2017
обратиться к администрации

войти | регистрация
    Главная страница


загрузить материал