Дракон в сети: интернет с китайской спецификой



Скачать 104.29 Kb.

Дата13.02.2017
Размер104.29 Kb.
Просмотров105
Скачиваний0

ДРАКОН В СЕТИ: ИНТЕРНЕТ С КИТАЙСКОЙ СПЕЦИФИКОЙ
Кирюхина А.А.
Саратовский государственный университет имени Н.Г. Чернышевского
Саратов, Россия
DRAGON IN THE NET: INTERNET WITH CHINESE CHARACTERISTICS
Kiruhina A.A.
Saratov State University named after N.G. Chernyshevsky
Saratov, Russia

Реалии XXI столетия таковы, что информационное пространство, наряду с наземным, воздушным, водным и космическим, является неотъемлемой частью государства, на которую в полной мере распространяется его суверенитет. Подобно модели поведения в реальной жизни, ряд стран проводит в киберпространстве активную, иногда агрессивную и наступательную политику, предупреждающую нежелательную атаку на приватную государственную информацию, остальные предпочитают выступать в роли пассивных игроков на международной информационной арене, порой просто не имея должного спектра кибервозможностей.
Пожалуй, самую прагматичную, последовательную и организованную киберполитику проводит высшее партийное руководство КНР. Интернет в Китае – это особая, не вписывающаяся в рамки привычного понимания данного термина материя, вызывающая неподдельный интерес ученых и не имеющая аналогов в мире. Ее специфика определяется крайне высокой степенью вмешательства и административного контроля над частной информационной жизнью интернет-пользователей в стране, моделированием иллюзии плюрализма мнений и высокой степени демократии китайской Сети за рубежом, созданием надзорных полицейских образований по всей стране, основной целью которых является контроль за публикациями и выходом в Сеть пользователей и т.д.
По мнению ученых, занимающихся изучением китайского информационного пространства, события на площади Тяньаньмэнь в 1989 г. заставили руководство осторожней относиться к современным технологиям. Именно этот инцидент можно считать точкой бифуркации и началом проведения политики информационной непрозрачности в Китае.
Тогда, посредством информационных ресурсов, Запад сформировал образ КНР как автократии, где права человека жестко ограничиваются, что сильно ударило по международному имиджу Китая и усугубило недоверие со стороны западных держав. До сих пор любое упоминание о восстании воспринимается китайским руководством враждебно, например, не раз блокировался сайт Wikipedia. Причина блокировки заключалась в описании событий 1989 г.

Большое влияние на процесс де-демократизации Сети оказала также идеологическая установка высшего руководства КНР, появившаяся после роковых событий 1989 г.:
«Интернет – это орудие работы, а не средство времяпрепровождения» [3], т.е. Интернет – не место для дебатов и общения, а средство получения информации, полезной для нации, способной создать новые рабочие места, ускорить развитие отсталых регионов, повысить жизненный уровень населения, сформировать новую прогрессивную китайскую нацию.
Однако по прошествии времени ситуация в сфере государственного контроля за китайским сегментом глобальной сети изменилась не радикально. Наоборот, борьба за предотвращение негативных для властей последствий от информации, распространяемой в
Сети, лишь усилилась. Прилагаются огромные усилия для эффективной сетевой цензуры.
Существует определенный общепринятый регламент, определяющий порядок регистрации лица в Интернете на территории Китайской Народной Республики. Согласно ему, для того чтобы стать интернет-пользователем, физическое лицо должно пройти проверку в отделении полиции по месту жительства и затем предоставить провайдеру справку определенного образца. После регистрации каждый выход пользователя в Сеть, обслуживаемый национальным китайским доменом, автоматически ставится на учет. Зарегистрировать в
Сети юридическое лицо в Китае так же непросто, как и физическое. Каждый онлайн-ресурс должен обладать лицензией, которую можно получить только в Министерстве промышленности и информатизации, пройдя перед этим ряд административных процедур.
Для того, что бы юридическое лицо смогло создать собственный сайт, необходимо иметь солидный уставный капитал. А, согласно новым правилам 2008 г., подавать заявки на получение лицензий на радиовещание или потоковую трансляцию (видео) в режиме реального времени могут только государственные компании [3].
Основные функции контроля над Интернетом исполняют органы местной власти и китайские операторы связи. Созданное в 2008 г. Министерство промышленности и информатизации по сей день является главным органом, осуществляющим контроль над
Сетью и обеспечивающим стабильное развития в стране Интернета, производство информационных и электронных товаров, беспроводной связи, индустрии программного обеспечения. Важную роль играет Государственное управление по делам радиовещания, кинематографии и телевидения, главная задача которого заключается в регулировании электронной медиаиндустрии и киберконтента. Именно оно посылает интернет-провайдерам распоряжения блокировать на централизованном уровне доступ к запрещенным ресурсам
(содержащим порнографический контент, призыв к террористической деятельности, оскорбления человеческого достоинства, критику руководства и т.д.) и сайтам, рекламирующим азартные игры или предлагающим сыграть в них онлайн [4].

Специальные фильтры также блокируют доступ к зарубежным ресурсам политического содержания, в случае обнаружения системой ключевых слов поиска пользователя, например «Тайвань», «Тибет», «диссидент» и др. Они автоматически заменяются на точки, а сами сообщения удаляются. Такая практика осуществляется в рамках проекта «Золотой щит» (неофициальное название – Великий китайский файрвол, игра слов по ассоциации с Великой китайской стеной:
Great Wall of China – Great Firewall of China), который состоит из сложной системы фильтрации содержимого Интернета. В рамках проекта функционирует система серверов на интернет-канале между провайдерами и международными сетями передачи информации, которая фильтрует информацию. В число ресурсов, системно подвергающихся цензуре, входит большинство западных СМИ, сайты множества американских университетов, а недавно список «нежелательных» сайтов пополнила российская социальная сеть «Вконтакте». Нарушение правил влечет за собой серьезное наказание, т.к. правовая система Китая, регулирующая развитие Интернета, отличается особой жесткостью. Так, у провайдеров, не отреагировавших должным образом на предупреждение, могут пожизненно отобрать лицензию на предоставление услуг связи, а частным лицам за публикацию материалов, не угодных правительству, грозит внушительный штраф, а порой и смертная казнь, осуществляемая путем расстрела или ввода смертельной инъекции.
В отношении социальных сетей и форумов китайское руководство проводит ту же политику всеобъемлющего контроля, что и в отношении остальных ресурсов. Хостингам запрещено предоставлять услуги пользователям, не указавшим при регистрации свою настоящую фамилию и имя. Использование псевдонимов в китайском информационном пространстве не дозволено. Комментарии также должны оставляться авторизованными пользователями – анонимные мнения считаются недопустимым контентом [5].
Но, несмотря на существующие жесткие меры контроля, китайские пользователи находят способы, чтобы обойти их. Так, для входа на блокируемые Facebook и Twitter широко используются прокси-серверы, а для обсуждения социальных, политических проблем и вопросов применяются кодовые слова, метафоры и окказионализмы. Например, опальному политику Бо Силаю присвоили имя «помидор». Его основного противника, премьер-министр Вэнь Цзябао, в блогах окрестили «телепузиком». Вместо имени китайского художника-диссидента Ай Вэйвэя в Интернете употребляют схожий по написанию иероглиф
«любовь к будущему», а историю слепого гражданского активиста Чэнь Гуанчэна, сбежавшего из-под домашнего ареста и получившего убежище в США, блогеры обсуждали при помощи иероглифа Шоушенк (аллегория с фильмом «Побег из Шоушенка») [3]. Однако благодаря профессионализму и внимательности полицейских, закономерность между
частотностью употребления не подходящих в контексте слов все же была установлена, виновные наказаны, а большая часть комментариев, содержащих кодовые слова, уничтожена.
Информационная политика, реализуемая китайским руководством, является многоуровневой: приоритетным является не только защита внутреннего киберпространства от распространения антикоммунистических и антиправительственных настроений, но и проведение активной внешней киберполитики. Данная тенденция также имеет два основных направления: с одной стороны, Китай активно использует Интернет для противодействия антикитайской пропаганде, с другой – предупреждает, а иногда и сам является инициатором и исполнителем кибератак на мировые серверы.
Уже не первый год отчеты западных разведслужб называют КНР одной из стран, представляющих угрозу международной информационной безопасности. Для подобных заявлений у мирового сообщества, в частности, у США, есть основания: примером проникновения китайских хакеров в американскую информационную инфраструктуру является беспрецедентное по масштабам отключение электроэнергии на северо-западе США в 2003 г. В результате выхода из строя энергосети пострадали около 50 млн. человек в штатах Огайо, Нью-Йорк, Мичиган, а также в некоторых провинциях Канады. Согласно материалам Northrop Grumman Corporation, занимавшейся подготовкой отчета для американо-китайской комиссии по отношениям в области экономики и безопасности, армия
КНР уже обладает особым подразделением, специализирующимся на ведении операций в киберпространстве. По оценке американских экспертов, общая численность китайских кибервойск может составлять 30 тыс. военнослужащих [1].
Однако Китай, обладая большими амбициями и желая занимать более значимое место в международном информационном пространстве, не собирается останавливаться лишь на создании спецподразделения кибервоинов. Он весьма недоволен существующим международным порядком управления Интернетом, где основные функции по присвоению имен и адресов закреплены за подотчетной США Корпорацией по распределению имен и адресов (Internet Corporation for Assigned Names and Numbers, ICANN). На международных форумах и конференциях, посвященных вопросам и проблемам управления Интернетом, китайские делегаты в жесткой форме высказываются о деятельности ICANN, обвиняя ее в пособничестве американцам. Неприятие деятельности Корпорации особенно усугубилось после выдачи домена .tw Тайваню, официально рассматриваемому Китаем в качестве своей провинции [2]. В этой связи Китай, Россия и ряд других стран предложили Генеральной
Ассамблее ООН проект, именуемый «Правила поведения в области обеспечения международной информационной безопасности». «Правила» весьма созвучны национальным
интересам Китая: призывают к установлению равного доступа стран для распределения имен и адресов в Сети и оправдывают вмешательство госструктур в международные информационные сети в случае угрозы национальной безопасности.
Следует признать, что в настоящее время Китай нуждается в жесткой политике контроля над национальным информационным пространством. Прошло совсем немного времени с тех пор, как он из отсталой аграрной страны превратился в самостоятельного, многообещающего, конкурентоспособного и авторитетного игрока на мировой арене. Рост китайской экономики во многом зависит от устойчивости политических воззрений внутри страны: идеи коммунизма нуждаются в активной защите от дестабилизирующего и дезориентирующего воздействия западной модели управления государственным аппаратом.
Для того, чтобы сохранять порядок и поддерживать верховенство закона в стране с самым большим населением в мире, приходится прибегать к жестким мерам государственного контроля. Безусловно, относительно молодая Китайская Народная Республика еще не
заработала весомого международного авторитета и не обладает достаточным для
глобального лидерства спектром кибервозможностей. И все же мало кто может
усомниться в потенциале этого слаженного, работающего как часы государства, которое
медленно, но верно подбирается к лидирующим позициям на мировой арене.

Литература
1.
Габуев А. Желтая киберугроза. Китай готовится к войнам в сети // ЦентрАзия.
– 15.02.2011. – Режим доступа: http://www.centrasia.ru/newsA.php?st=1297750980 2.
Евдокимов Е. Политика Китая в глобальном информационном пространстве //
Международные процессы.

2011.

№ 1
(25).

Режим доступа: http://www.intertrends.ru/twenty-fifth/009.htm
3.
Ибрагимова Г. Стратегия КНР в области управления Интернетом и обеспечения информационной безопасности // Индекс безопасности. – 2013. – № 1 (104). –
Режим доступа: http://www.pircenter.org/media/content/files/10/13559074100.pdf
4.
Интернет в Китае. Справка // РИА Новости. – 13.01.2010. – Режим доступа: http://www.ria.ru/world/20100113/204310750.html
5.
Тарасенко П. Интернет загородят великой стеной // Газета Коммерсантъ. –
30.05.2012. – Режим доступа: http://www.kommersant.ru/doc/1946451


Поделитесь с Вашими друзьями:


База данных защищена авторским правом ©nethash.ru 2017
обратиться к администрации

войти | регистрация
    Главная страница


загрузить материал