Арбитражная система россии: единство формального и нефомального порядка



Скачать 196.12 Kb.
Pdf просмотр
Дата27.04.2017
Размер196.12 Kb.
Просмотров237
Скачиваний0

Шушанян
Наталия
Радиковна
АРБИТРАЖНАЯ СИСТЕМА РОССИИ: ЕДИНСТВО ФОРМАЛЬНОГО И НЕФОМАЛЬНОГО
ПОРЯДКА

Статья раскрывает механизм формирования неформальных практик в арбитражной системе России. Основное внимание в работе автор акцентирует на изучении стратегий поведения субъектов в арбитражной сфере, формирующегося симбиоза формальных судебных норм и неформальных практик их реализации, полагая, что при высоком уровне формализации отношений в этой сфере огромную роль играет нигде не прописанные правила взаимодействия субъектов.
Адрес статьи: www.gramota.net/materials/3/2010/2/32.html
Источник
Исторические, философские, политические и юридические науки, культурология и
искусствоведение. Вопросы теории и практики

Тамбов: Грамота, 2010. № 2 (6). C. 106
-114. ISSN 1997-292X.
Адрес журнала: www.gramota.net/editions/3.html
Содержание данного номера журнала: www.gramota.net/materials/3/2010/2/
© Издательство "Грамота"

Информацию о том, как опубликовать статью в журнале, можно получить на Интернет сайте издательства: www.gramota.net
Вопросы, связанные с публикациями научных материалов, редакция просит направлять на адрес: voprosy_hist@gramota.net

106
Издательство
«
Грамота
» www.gramota.net
STRUGGLE WITHIN GOVERNMENT AT THE END OF THE 1860S – BEGINNING OF 1870S
AND DEVELOPMENT OF MILITARY REFORMS
Valentina Mihailovna Shalashnaya
University Department of History of Russia
Moscow City University of Pedagogy
radogosh@rambler.ru
The memoirs of statesmen and public figures and the archive materials became the basis of this article. The author makes a try to analyze the influence of struggle within government on making state decisions during Great reforms epoch in the XIX
th century and pays the special attention to the development process and military reforms.

Key words and phrases: Russian Empire; the highest state establishments; liberal reforms; high officials; “aristocratic party”.
_______________________________________________________________________________________________________
УДК 316.334.2
Статья раскрывает механизм формирования неформальных практик в арбитражной системе России. Ос-
новное внимание в работе автор акцентирует на изучении стратегий поведения субъектов в арбитражной
сфере, формирующегося симбиоза формальных судебных норм и неформальных практик их реализации, по-
лагая, что при высоком уровне формализации отношений в этой сфере огромную роль играет нигде не про-
писанные правила взаимодействия субъектов.

Ключевые слова и фразы: арбитражная сфера; неформальные социальные практики; «телефонное право»; конфликтогенность социальных отношений в арбитражной сфере.
Наталия Радиковна Шушанян, к.с.н.
Кафедра общей социологии
Государственный университет - Высшая школа экономики
shoosha@ngs.ru

АРБИТРАЖНАЯ СИСТЕМА РОССИИ:
ЕДИНСТВО ФОРМАЛЬНОГО И НЕФОМАЛЬНОГО ПОРЯДКА
©
©
©
©


Работа выполнена при поддержке РФФИ, проект "Судебная система в России:
единство формального и неформального порядка" (08-06-00460) и научного фонда ГУ ВШЭ.
1


Введение. В конце мая прошлого года президент Медведев взялся за подготовку ряда мер, направленных на искоренение в судебной системе механизма принятия неправосудных решений. По словам Медведева,
«основным ориентиром» в ходе судебной реформы «является независимость суда и его эффективность».
2
Для этого Медведев подписал распоряжение "Об образовании рабочей группы по вопросам совершенство- вания законодательства РФ о судебной системе, в котором было определено, что "приоритетными направле- ниями деятельности рабочей группы станет подготовка предложений, направленных на повышение качества функционирования судебной системы, обеспечение ее независимости, гуманизацию правосудия, обеспече- ние разумных сроков рассмотрения дел в судах, безусловное исполнение судебных решений, улучшение подготовки и переподготовки судей и кандидатов в судьи, создание системы возмещения гражданам и юри- дическим лицам вреда, причиненного нарушением права на судопроизводство и исполнение судебных ре- шений в разумные сроки".
3

Для раскрытия сущности механизма неформального давления нами используются материалы качествен- ных интервью с экспертами, проводимых нами с сентября по июль 2008 г.
На сегодняшний день учеными в известной степени изучено явление телефонного права или так назы- ваемого «телефонного правосудия» в судебной системе РФ. В ряде работ оценена и распространенность на- званной практики [3].
Обращение в настоящей статье к арбитражному судопроизводству связано с гипотезой, связанной с тем, что характер (степень и качества) неформального взаимодействия участников различных видов судебного производства – арбитражного, гражданского и уголовного – различается. Основанием этого является диф- ференциация конфигурации интересов, разная степень идеологической нагруженности, патронажа со сторо- ны власти, объема и качества ресурсов конфликтующих сторон.
©
Шушанян Н. Р., 2010 1
Как автор статьи, Н. Р. Шушанян благодарна также коллегам С. Ю. Барсуковой, Н. В. Хосуевой, В. А. Ракитовой за помощь и участие в проекте. Особая благодарность – Алене Леденевой, которая явилась инициатором настоящего проекта и вносила важные замечания в ходе его реализации.
2
Новости ИТАР-ТАСС. 2008. 20 мая.
3
Там же.

ISSN 1997-292X
№ 2 (6) 2010 107
Рассмотрение арбитражных, гражданских и уголовных дел – это не просто рассмотрение правонарушений разной степени тяжести, а выход в разные регистры неформальных практик, различие сценариев действий. В одном случае, возможно, больше влияет «телефонное» право, в другом – горизонтальные социальные контак- ты, в третьем – угроза криминального давления. Субъекты могут делиться на подчиненных закону (или избе- гающих такого подчинения) и создающих закон под собственные интересы. Разные части судебного производ- ства (арбитраж, гражданские или уголовные дела) в разной степени испытывают влияние субъектов по изме- нению формальных правил в соответствии с собственными интересами.
В настоящей статье исследуются проблемы российской юридической системы, связанные с неформальным давлением на судебные органы на примере арбитражного судопроизводства в России. Обзор результатов ис- следования практики неформального давления применительно к иным видам судопроизводства будет предло- жен нами в последующих статьях.
О понятии «арбитраж». Арбитражные суды наряду с судами общей юрисдикции осуществляют в нашей стране защиту «нарушенных или оспоренных прав» людей [1, c. 16]. Как отмечают специалисты, «право на об- ращение в арбитражный суд» «является неотъемлемым элементом правового статуса всех организаций», заре- гистрированных в качестве юридических лиц, а также граждан, осуществляющих предпринимательскую дея- тельность без образования юридического лица и имеющих статус предпринимателя (граждане- предприниматели) [Там же, c. 27].
Говоря о словосочетании «арбитражный суд», ученые-юристы подчеркивают имеющуюся здесь тавтоло- гию, так как «слово «арбитражный» в переводе с латинского означает «судебный» [Там же, c. 18]. Арбитраж- ное законодательство разрабатывалось в РФ в 1992-1993 гг., и в то время предлагались различные понятия для обозначения судов, рассматривающих экономические споры. Но смысл наименования «арбитражный суд» за- ключался, по мнению специалистов, в том, чтобы «показать субъектам гражданского оборота отличие новой судебной системы от бывшего арбитража, продемонстрировать переход от административных методов управ- ления хозяйством к договорным способам хозяйствования в условиях развивающихся рыночных отношений»
[Там же].
В социологии можно столкнуться с довольно общим представлением об арбитраже. Так Ральф Дарендорф именует под арбитражем любое «обращение к третьей стороне в конфликте», исполнение решения которой является обязательным. По мнению Р. Дарендорфа, наличие арбитража при разрешении ряда социальных кон- фликтов характеризует положение правовых институтов в обществе, и если «для участников конфликта обяза- тельно обращение к третьей стороне и принятие ее решения, то обязательный арбитраж находится на границе между регулированием и подавлением конфликта».
1
Мы, используя узкое юридическое значение термина «арбиртаж», стремимся вместе с тем охватить весь спектр взаимодействий социальных субъектов в этой сфере, не ограничиваясь юридическими представления- ми об участниках арбитражного процесса. Помимо обозначенных юристами участников арбитражного процес- са видится важным выявление тех социальных субъектов, которые юридически не заинтересованы в исходе дела, но вместе с тем оказывают влияние на ход арбитражного процесса, извлекая для себя из этого большую выгоду. Это расширяет сугубо юридическое представление о субъектах, участвующих в деле как о тех «участ- никах арбитражного процесса, которые юридически заинтересованы в исходе дела, выступают в арбитражном процессе от своего имени и могут влиять на его ход, используя для этого предоставленные им процессуальные права».
2
Становление, структура и функции арбитражной системы РФ. Хронология формирования арбитраж- ной системы РФ позволяет уловить тенденции ее изменения и развития.
Вот основные вехи этого развития.
В 1930-е годы произошло создание государственных арбитражей. В СССР – это скорее не совсем полно- ценные органы правосудия, а скорее консультативные органы, чье мнение приравнивалось к закону. По мне- нию экспертов, «госарбитраж советского периода был типа третейского суда».
В 1992 г. принимается первый Арбитражный процессуальный кодекс РФ. По сути, это была попытка при- учить предпринимателей к цивилизованному разрешению споров, которые с учетом экономической неразбе- рихи того периода возникали довольно часто. Единственный способ решить эту задачу – создать систему вы- сококвалифицированного правосудия, пользующегося доверием предпринимателей. С этой целью во всех субъектах РФ создаются арбитражные суды. Председатели арбитражных судов назначаются Постановлением
Верховного Совета.
Таким образом, в 1992 году была осуществлена попытка реализовать идею разведения двух инстанций ар- битражного судопроизводства. Первая инстанция должна была заниматься подготовкой дела и вынесением за- конного и обоснованного решения, а вторая инстанция – апелляцией, то есть устранением всех огрехов, допу- щенных по факту и по праву судом первой инстанции.
Но на пути реализации этой идеи было немало трудностей, поскольку арбитражные апелляционные суды создавались в условиях жестких временных и финансовых ограничений. Очевидно, что в этих условиях апел- ляционная инстанция была тесно погружена в межличностные отношения с бывшими коллегами, да и каналы распределения материальных благ у них были общие. Это затрудняло реализацию идеи относительно незави- симости проверочной инстанции от первой. Вот что на этот счет сказал нам в своем интервью один известный адвокат:
1
Дарендорф Р. Элементы теории социального конфликта // Социс. 1994. № 5. C. 45-46.
2
Пиляева В. В. Арбитражное процессуальное право России. М.: Изд-во КНОРУС, 2005. C. 38.

108
Издательство
«
Грамота
» www.gramota.net
У нас в стране была создана целая контрольная, проверяющая инстанция, и она была оставлена в ре-
гиональных арбитражных судах. Было создано 90 арбитражных судов и две инстанции внутри них. Но
серьезная проблема заключалась в том. Что они сидели, пили чай в одной столовой – судьи, которые выно-
сят решения и те, кто их проверяет в полном объеме. То есть одни вдруг стали выше, другие ниже по ин-
станции. И тут же вместе тусуются, у них снабжение одно, один начальник. То есть система была так
себе в смысле независимости, но, по крайней мере, это не так дорого было и можно было запуститься и
начать работу. Ну, они и запустились. Понятно, что на независимость это отрицательно влияет, потому
что если у апелляционной инстанции тот же начальник, что и у первой, то ни о какой независимости речи
быть не может. Поэтому и возникла кассация – в арбитражных округах.
Так недостаток независимости проверочной процедуры побудил достроить систему еще одним этажом – ввести кассационную инстанцию. Поэтому в 1995 г. вводится в действие второй АПК РФ и принимается
Федеральный Конституционный Закон «Об арбитражных судах в Российской Федерации» (от 01.07.1995), согласно которому формируется новая инстанции в системе арбитража, которая ранее не была известна рос- сийской государственно-правовой организации. Речь идет об образовании 10 федеральных арбитражных ок- ружных судов, которые явились кассационной инстанцией. Кассационной инстанции арбитражных судов в прошлом России не было. Такие федеральные арбитражные окружные суды должны проверять судебные акты, принятых как арбитражными судами субъектов РФ, так и арбитражных апелляционных судов. Окруж- ное устройство кассационного судопроизводства имело целью повысить независимость суда от иных ветвей власти. При несовпадении судебного и административного деления повышается объективность и независи- мость суда. Председатели федеральных арбитражных окружных судов назначаются Указом Президента Рос- сийской Федерации.
В 2002 г. принимается третий Арбитражный процессуальный кодекс, а на следующий 2003 г. принимает- ся Закон «О внесении изменений и дополнений в Федеральный конституционный закон «Об арбитражных судах в РФ» (от 04.07.2003), согласно которому предполагается образовать до 1 января 2006 года 20 арбит- ражных апелляционных судов. Эта новая инстанция использует окружной принцип, который ранее был применен к построению системы кассационных судов. Идея выделения арбитражных апелляционных судов состояла в отделении апелляции от первой судебной инстанции. Тем самым исключалось положение, при котором в арбитражном суде субъекта РФ принимается решение и тут же осуществляется его проверка.
Так сформировались четыре уровня системы российского арбитража. Разделение полномочий между уровнями можно охарактеризовать следующим образом: первая инстанция – это подготовка дела и вынесе- ние законного и обоснованного решения, вторая инстанция – устранение всех огрехов, допущенных по фак- ту и по праву судом первой инстанции, а третья инстанция является завершающей, она должна уже полно- стью устранять юридические ошибки, допущенные судами. Роль же Высшего Арбитражного Суда – обеспе- чение единообразия судебной практики.
На сегодняшний день арбитражные суды в РФ выполняют органично связанные между собой функции: разрешают возникающие в процессе предпринимательской деятельности споры; предупреждают нарушения законодательства; ведут статистический учет и анализируют статистические данные о своей деятельности; и осуществляют международные связи в установленном порядке [Там же, с. 22].
Кроме общих, на ВАС РФ возложены функции по изучению обобщению практики применения законода- тельства арбитражными судами; подготовке и осуществлению предложений по ее совершенствованию и унификации. ВАС в лице его Пленума дает арбитражным судам разъяснения по вопросам применения зако- нодательства [Там же, с. 25].
Такая система арбитражных судов закреплена ФКЗ «О судебной системе Российской Федерации» (абз. 4 ч. 3 ст. 4) и ФКЗ «Об арбитражных судах в Российской Федерации. В соответствии с этим законом Высший арбитражный Суд РФ является судебным органом по разрешению экономических споров и иных дел, рас- сматриваемых арбитражными судами, осуществляет в предусмотренных федеральным законом процессу- альных формах судебный надзор за их деятельностью и дает разъяснения по вопросам судебной практики
(ст. 9 ФКЗ «Об арбитражных судах в Российской Федерации»). Он выступает в качестве вышестоящей су- дебной инстанции по отношению к федеральным арбитражным судам округов (арбитражных кассационных судов), арбитражным апелляционным судам и арбитражным судам субъектов Российской Федерации.
Федеральный арбитражный суд округа (арбитражный кассационный суд) в пределах своей компетенции рассматривает дела в качестве суда кассационной инстанции, а также по вновь открывшимся обстоятельст- вам. Он является вышестоящей судебной инстанцией по отношению к действующим на территории соответ- ствующего судебного округа арбитражным апелляционным судам и арбитражным судам субъектов Россий- ской Федерации.
Арбитражный апелляционный суд в пределах своей компетенции рассматривает дела в качестве апелля- ционной инстанции, а также по вновь открывшимся обстоятельствам.
Арбитражный суд субъекта Российской Федерации в пределах своей компетенции рассматривает дела в качестве суда первой инстанции, а также по вновь открывшимся обстоятельствам [Там же, с. 22].
Таким образом, структура арбитражной системы РФ представлена четырьмя уровнями: к первому отно- сится 81 арбитражный суд РФ (арбитражные суды республик, краев, областей, городов федерального значе- ния, автономных областей и автономных округов), ко второму уровню - 20 арбитражных апелляционных судов (апелляционная инстанция по отношению к арбитражным судам субъектов РФ), к третьему - 10 феде- ральных арбитражных судов округов (кассационная инстанция по отношению к судебному округу), а чет- вертый уровень представлен Высшим Арбитражным судом РФ.

ISSN 1997-292X
№ 2 (6) 2010 109
Поэтому российским предпринимателям, желающим разрешить ряд экономических споров посредством суда, необходимо обращение в арбитражные органы различных инстанций, которые нередко находятся в со- вершенно разных городах.
По мнению ряда экспертов, многие люди, обращающиеся, в арбитражный суд, не имеют четкого представле- ния о том, что решение суда первой инстанции может быть пересмотрено вышестоящими инстанциями (апелля- ция, кассация). Это создает у них ощущение безвыходности и может повлиять на их убежденность их в том, что решение суда принималось под воздействием неформальных рычагов и не может быть пересмотрено ни при ка- ких обстоятельствах. Кроме того, как отмечают эксперты, людям не всегда очевидно, какого рода инстанции сле- дует относить к судебным органам местного масштаба. Так, один эксперт отметил в интервью:
Людям не очевидно, что, к примеру, арбитражная апелляционная инстанция, которая находится совершен-
но в другом городе, полномочна пересматривать дела местного масштаба на определенном этапе судопроиз-
водства. Вот наглядный пример: на 3-4 субъекта федерации в России может приходиться одна апелляцион-
ная инстанция. А на 10-15 субъектов федерации, условно говоря, может приходиться одна кассационная
инстанция. И только в Москве все инстанции находятся в одном городе. Там можно без оговорок говорить
с людьми о судах местного масштаба.
Итак, арбитраж существовал уже в советское время. Как отмечают эксперты, «в Советском Союзе был
Госарбитраж РСФСР, который выполнял фактически функции третейского суда», несколько отличаясь от сегодняшних арбитражных судов. Вместе с тем уже тогда во всей судебной системе устные команды неред- ко превалировали над письменными инструкциями, и неформальные пути разрешения конфликтов зачастую оказывались более эффективными, чем формальные. По мнению одного эксперта, зависимость судей «была выстроена в самой судебной системе», поскольку «судья не мог ни быть членом партии, а если ты член пар- тии, ты должен подчиняться партийной дисциплине, решениям партии и, естественно, райкому (если гово- рить, к примеру, о районном судье), иначе его «вызовут на ковер» и будут разбираться». Вот слова из интер- вью с этим экспертом:
В советские времена была также колоссальная зависимость судей от исполкома. Если ты как судья
выносишь решение против исполкома, то у тебя возникали проблемы в получении жилья, а также пробле-
мы с детским садом или школой и т.д.
Ключевую роль в распространении неформальной практики в политике, экономике и правовой сфере сыграла Коммунистическая партия. В этом состояла, по-видимому, “ведущая роль” Партии, её положение над законом, её приверженность закону без свидетелей, что подрывало независимость правовых учреждений и создавало предпосылки для такого извращения закона, чтобы его трудно было выполнить. В результате коммунистическое руководство добилось того, что Петр Соломон назвал “логикой насильственного вмеша- тельства” или логикой “директивы свыше”, в которой за Коммунистической партией всегда оставалось по- следнее слово [7].
В социологических исследованиях неформальных механизмов управления и партийного вмешательства в работу правовых институтов советского периода можно найти немало ссылок на "телефонное правосудие".
Именно "ведущая роль партии и ее надзаконный статус подрывали независимость правовых институтов и оставили за собой то наследие, которое теперь настолько трудно ликвидировать» [3, c. 42].
Юридические и административные реформы пост-советской эры привнесли некоторые изменения в эту сферу. К примеру, в отчёте по бизнесу, опубликованном в октябре 2003 г. экспертами Международной Фи- нансовой Корпорации (IFC) в издании “Всемирный Банк”, Российской правовой системе было отведено 60-е место из 130 стран, на основе усилий, которые необходимо предпринять в этой стране для регистрации но- вого бизнеса, получения решения по исполнению контракта в суде, найма персонала или предоставления ему работы, получения кредита или для ликвидации фирмы. Специалисты IFC подсчитали, что для регист- рации бизнеса в России необходимо пройти через 12 процедур, что может занять около 29 дней, для получе- ния решения по исполнению контракта в суде необходимо пройти через 16 процедур, что обычно занимает до 160 дней. Ликвидация же фирмы может занять до полутора лет. С 2000 года Россия, наряду с Латвией и
Словакией, реформирует свою систему управления наиболее активно
1
. И хотя пост-советские реформы и дали впечатляющие результаты, но, судя по статистике обращений в суды в разрешении гражданских и коммерческих споров, они всё же не продвинулись так далеко, как бы хотелось. В отчёте указывается, что в правовых учреждениях России всё ещё находится почва для манипулирования законами, а при проведении судебных разбирательств не всегда руководствуются принципами закона и справедливости.
Таким образом, система зависимости судей, закрепившаяся еще в советские времена, по мнению экспер- тов, выражается и сегодня в практике неформального давления на судей со стороны органов государствен- ной власти.
Арбитраж
и практика неформального давления в судах. На сегодняшний день журналисты, делая весьма широкие обобщения, предполагают, что практика неформального давления на судей распространена на всех уровнях арбитражной судебной системы, и что судьям нередко приходится выполнять как распоря- жения из Кремля, так и распоряжения других чиновников.
1
Федюкин И., Никольский А. Деньги/Власть. Арбитражный прорыв // Ведомости. 2003. 10 сентября.
См. полный список стран по ранжиру в источнике.

110
Издательство
«
Грамота
» www.gramota.net
Так на сегодняшний день стали общеизвестными негативные оценки работы арбитражной системы, об- народованные журналистом Владимиром Соловьевым, не перестающим и по сей день размещать в Интерне- те информацию относительно фактов давления на судей арбитражных судов. Это давление, на его взгляд, активно оказывалось на судей и со стороны Сечина во времена судебных разбирательств, в которых фигу- рировала НК ЮКОС, и ныне – со стороны г-на Валерия Боева, референта управления президента по кадро- вым вопросам и государственным наградам. По этому поводу по инициативе Владимира Соловьева очень активно обсуждались свидетельские показания первого заместителя председателя ВАС Елены Валявиной, которая «дав подписку об ответственности за дачу заведомо ложных показаний, ответила на вопросы Вла- димира Соловьева и его адвоката». Елена Валявина, занимающая пост в ВАС с октября 2005 года, проин- формировала журналистов относительно того, «как Валерий Боев обращался к ней с указаниями по громко- му делу об акциях ОАО "Тольяттиазот" (президиум ВАС 22 ноября 2005 года отменил решение по делу о продаже госпакета акций компании, вынесенное в пользу Росимущества)», как «он направлял ход судебного разбирательства». Она «объяснила также роль, которую референт кадрового управления может играть в во- просах назначения судей». Вот ее слова:
Он [Валерий Боев] как представитель администрации президента присутствует на заседаниях Высшей
квалификационной коллегии судей, где может обнародовать определенные материалы. От него также за-
висит скорость назначения судей на должность". Кроме того, по словам госпожи Валявиной, «судьи могут
опасаться, что не получат заслуженных государственных наград, если будут высказывать какие-то прин-
ципиальные позиции.
1
Подобное мнение разделяют и другие журналисты. Они также подчеркивают, «Игорь Сечин был глав- ным дирижером наступления на бывшую империю Михаила Ходорковского, которое продолжалось не один месяц». Они отмечают, что «не выходя из тени кремлевских стен, Сечин инициировал и руководил арбит- ражными судами в ходе преследований против знаменитого олигарха и его группы».
2
По мнению руководителя Верховного Арбитражного Суда Российской Федерации Антона Иванова, оценки журналистов относительно распространенности механизма неформального давления на судей в ар- битражной системе весьма завышены. В своих комментариях по этому поводу он делает следующего рода заявление:
Я уже полгода работаю руководителем Верховного Арбитражного Суда, и у меня не было ни единого
случая, когда бы на меня попытались оказать давление по телефону или иным другим путём. Но проблема,
тем не менее, существует. Многие граждане, кажется, думают, что, как и в прежние времена, какой-
нибудь большой босс может поднять трубку и дать указание судье.
3

В целом, по мнению руководителей ряда судебных органов, практику неформального давления на судей можно расценить как поведение отдельных безответственных судей. Так председатель Московского Город- ского Суда, самого большого городского суда в Европе, Ольга Егорова, отметила в одном своем интервью:
Все судьи – на виду, люди всё знают о тех, кто берёт взятки, кто допускает телефонные звонки и про-
чие контакты с судьёй для разрешения некоторых проблем. Но тем, кто не допускает этого, никто не по-
звонит или, если позвонят, то узнают, что этот судья не пойдёт на компромисс и вынесет собственное,
но не предлагаемое ему решение.
Когда корреспондент “Парламентской Газеты” спросил Председателя Московского Областного Феде- рального Арбитражного Суда Людмилу Майкову: «Трудно ли Суду быть независимым?», - она ответила:
«Трудно работать не потому, что есть давление на судей, но потому что существует миф о повсеместном давлении».
4
Вместе с тем, мнение действующих судей относительно того, что представления о механизмах нефор- мального давления на судей преувеличено, не разделяется судьями, оставившими свои должности. Некото- рые из них (С. Пашин, О. Кудешкина и др.) делают откровенные и чистосердечные признания о предмете зависимого правосудия в России.
Вот что говорит судья в отставке С. Пашин о механизме давления на судей:
Механизм давно известен – раздача милостей и привилегий. Это и в арбитражных судах, и в судах об-
щей юрисдикции. Вот, скажем, к примеру, вы – председатель суда и хотите стать членом Верховного Су-
да. Неужели же вы откажетесь последовать совету Председателя Верховного Суда? Нет, конечно же,
нет! Или, к примеру, вам звонит мэр и говорит, что за вами числятся большие долги. Но я могу и не заме-
тить этого, говорит он, у меня, кстати сказать, завтра в вашем суде слушается дело, вредящее моей ре-
путации. И, по некоторым причинам, мэр всегда выиграет дело.
5

1
Коммерсантъ: газета. 2008. № 79 (3896). 13 мая.
2
Le Temps [Электронный ресурс]. Швейцария, 2005. 14 февраля. URL: http://www.inosmi.ru
3
Куликов В. Телефонное право подсудно // Российская газета. 2005. 6 сентября.
4
Интервью Председателя Федерального Арбитражного Суда Московской области Людмилы Николаевны Майковой “Парламентской
Газете” [Электронный ресурс] // Парламентская газета. 2005. № 165. 21 сентября. URL: http://www.fasmo.arbitr.ru/news/ msg.asp?id_msg=56.
5
Радио Свободная Европа [Электронный ресурс] // Радио Свобода: ньюслайн. 2000. 17 октября. URL: www.rferl.org/newsline

ISSN 1997-292X
№ 2 (6) 2010 111
Подобное суждение разделяют и некоторые предприниматели. Так один из наших респондентов отметил в своем интервью:
Места в совете директоров компаний и выгодные деловые предложения также стали частью “возна-
граждений за заслуги” в условиях государственного капитализма. При помощи давления на судей власти
могут устроить всё так, чтобы то или иное криминальное дело было либо открытым, либо закрытым.
Или за факт уклонения от уплаты налогов могут либо преследовать, либо забыть об этом. Чиновники,
контролирующие исполнение закона, могут либо продолжать вести следствие, либо прекратить его, а ар-
битражные суды будут выносить известные решения – этот список может быть ещё продолжен други-
ми злоупотреблениями.
Подобного рода злоупотребления мы можем отнести к административному давлению или администра-
тивному ресурсу, который зиждется на отсутствии de facto в известной степени разделения между различ- ными ветвями власти. Воспроизводство такой системы, по мнению журналистов, наблюдается сегодня в от- дельных регионах, где зависимость юридической и других ветвей власти от губернатора делает их уязвимы- ми для неформального давления.
1
В нашумевшем открытом письме президенту Ольга Кудешкина, потерявшая статус судьи, заявила:
Повсеместно - и в арбитражных судах, и в судах общей юрисдикции - «судебная система в Москве ха-
рактеризовалась грубым нарушением индивидуальных прав и свобод, несоблюдением российского законода-
тельства, а также норм международного права», и что существует веская причина полагать, что пове-
дение председателя было возможным из-за патронажа со стороны определенных чиновников в админист-
рации президента [5, p. 33]. Александр Меликов, уволенный из Московского Городского Суда, также высту-
пал с негативной оценкой действий председателей различных судов и, в частности, действий председателя
Ольги Егоровой, связанных с жестким давлением на судей.
2

Мы не можем исключать того, что крайне критический взгляд судей сформировался, возможно, вследствие потери ими служебного положения. Поэтому мы считаем важным обращение к оценкам различных экспертов в этой области (адвокатов, правозащитников, представителей публичной интеллигенции). Это представляет осо- бый интерес в условиях, где мнения агентов судопроизводства резко отличаются от мнений аутсайдеров су- дебной системы.
На сегодняшний день существует немало правозащитных общественных организаций, напрямую связываю- щих свою деятельность с исследованием нарушений прав людей в судах. Как указали представители одной из таких организаций, «анализ решений судов Москвы вынесенных с явными признаками нарушений законов, осо- бенно касается сферы интересов крупного капитала при застройке Москвы и расселении домов показывает, что судебная власть в первую очередь принимает сторону органов исполнительной власти и сотрудничающих с ними фирм-застройщиков, поскольку, как следует из СМИ и фактов, правительство Москвы принимает деятельное участие в укреплении материально-технической базы судов вплоть до решения жилищных проблем нуждающих- ся судей московских судов». В этих условиях, по их мнению, «местным судам сложно сохранять объективность при рассмотрении спорных вопросов граждан с Правительством Москвы, особенно в имущественно-земельной сфере, связанной с жилищными и экологическими правами миллионов москвичей» [2, c. 57].
На наш взгляд, было бы слишком просто предполагать, будто каждое судебное дело в арбитражной сфере
России решается согласно директивам сверху или на основе иных форм давления. Но, по всей видимости, можно согласиться с экспертами в том, что в случае необходимости может быть найден тот или иной способ повлиять на конкретное дело. Иначе говоря, давление не должно быть повсеместным и всеобъемлющим, чтобы быть эффективным. Кроме того, форма влияния может быть выбрана в соответствии с индивидуальными осо- бенностями судьи, а председатели суда обладают целым арсеналом мер для того, чтобы воздействовать даже на принципиальных судей.
Механизм
неформального давления в арбитражной системе России. Действие механизма неформального давления в арбитражных судах в нашей стране еще мало изучено, но можно со всей определенностью утвер- ждать, что такое давление не сводится к банальному навязыванию судьям угодных тому или иному субъекту решений вопреки законодательству. И этот механизм, представляя собой сложное переплетение правил переда- чи и обмена материальными, информационными и властными ресурсами, вряд ли может быть на сегодняшний день адекватно отражен в прессе или в представлениях отдельных участников арбитражных процессов.
Совершенно по-разному на сегодняшний день характеризуются различные уровни транспарентности [4, c. 134] (открытости) арбитражного правосудия. Так, к примеру, ряд проблем транспарентности связан сегодня с отсутствием возможностей обеспечить свободный доступ в зал судебного заседания субъектов, обеспечиваю- щих контроль гражданского общества за независимостью и справедливостью судопроизводства. Вот слова из интервью с одним экспертом в этой области:
У нас сейчас в суд нельзя войти свободно. У нас сейчас суды арбитражные «минируют» каждую неде-
лю: просто звонки поступают с заведомо ложной информацией, чтобы процесс сорвать. Но даже на та-
кого рода звонки не реагировать нельзя в наших условиях. Поэтому и установили пропускную систему, ме-
таллоискатели и прочее. А ведь на суд каждый, по правилам, может попасть, если захочет. Ведь то - эле-
мент контроля за судом, это принцип гласности, который в сегодняшних условиях невозможно обеспе-
чить.
1
Жизнь дороже свободы // Новая газета. 2000. № 16. 24-30 апреля. С. 15.
2
Московские новости. 2005. 21 марта.

112
Издательство
«
Грамота
» www.gramota.net
Не отрегулирован также на сегодняшний день механизм взаимодействия журналистов и представителей судейского сообщества. Как отмечают исследователи, судебная система сегодня остается в ряде случаев
«информационной блокаде, что лишает ее возможности публично отстаивать свои интересы, делает уязви- мой и, в известной степени, зависимой от интересов как отдельных социальных групп, так и конкретных лиц». Нередко заданные выступления журналистов, «некомпетентные, тенденционные выступления отдель- ных средств массовой информации наносят серьезный урон авторитету судов», что «в конечном итоге про- тиворечит интересам общества, подрывает веру граждан в судебную власть и правосудие» [Там же, с. 136].
Но на сегодняшний день сложно говорить о соблюдении журналистами своих обязанностей в части, касаю- щейся освещения деятельности судебной системы в целом или отдельных судей и органов судейского со- общества, поскольку на сегодняшний день нормативно не отрегулирован сам «порядок доступа журнали- стов и других заинтересованных лиц к информации, содержащейся в решениях судов». В то время как на- рушение порядка получения этой важной информации различными категориями пользователей – СМИ, юридическая общественность, представители науки, общественные организации – может затруднить или даже «сделать невозможным отправление правосудия» по различным делам [Там же, с. 138].
Следует подчеркнуть также, что неформальные практики в арбитражной системе отчасти порождены тем обстоятельством, что судьи арбитражных судов сегодня работают с весьма значительными перегрузками.
Это обуславливает, по мнению экспертов, зависимость судей от начальства:
Судья зачастую зависит от начальства просто потому, что ему зачастую не по силам закрыть в срок
огромное количество дел. И он с этим ничего не может поделать.
Но следует заметить, что в последнее время в арбитражных судах нагрузку попытались снизить и уста- новить нормативы». Так, в Федеральной целевой программе «Развитие судебной системы России» на 2007-
2011 годы указывается на необходимость увеличения численности работников арбитражных судебных ор- ганов. Но, как отмечают исследователи, «рост количества рассматриваемых арбитражными судами дел по- стоянно опережает увеличение общей численности судейского корпуса» [Там же, с. 75].
Открытым остается также вопрос о распространенности механизма неформального давления в арбит- ражной судебной практике. Очевидно то, что на сегодняшний день судьи арбитражных судов, находясь в известной степени в зависимости от председателя, не всегда могут принимать самостоятельные решения в соответствии с законодательством. Кроме того, не вызывает сомнения и тот факт, что государственные чи- новники разных уровней зачастую оказывают серьезное давление на суды.
Вместе с тем, события октября текущего года, связанные с рассмотрением в ВАС дел, затрагивающих интересы государства, в частности, с отменой в ВАС судебных решений всех нижестоящих инстанций, вы- несенных в пользу государства, заставляют специалистов несколько пересмотреть представления о взаимо- действии бизнеса и государства в нашем обществе. Речь идет о громких делах, длившихся не один год, уча- стниками которых стали Росимущество и компания «Ист лайн».
Конфликт между Росимуществом и "Ист лайн" подробно описан в прессе:
Этот конфликт разгорелся еще в 2005 г. Ведомство требовало признать незаконной приватизацию го-
сударственного предприятия "Домодедовское производственное объединение гражданской авиации". В 90-е
гг. принадлежащий ему старый аэровокзал был передан частной компании "Ист лайн". Когда Росимуще-
ство впервые предъявила претензии, от этого аэровокзала уже ничего не осталось - на его месте появился
новый аэропорт Домодедово. Летом прошлого года Высший арбитраж все-таки признал приватизацию
имущества аэропорта законной, и, казалось, дело на этом забыто. Но в этом году конфликт разгорелся с
новой силой. Росимущество вспомнило, что иск по возврату имущества государству так и не был отозван,
и возобновило по нему судебный процесс. Две первые инстанции выиграли чиновники, и дело дошло до касса-
ции. В мае к ответчику по иску дочерней структуры компании "Ист лайн" - Hacienda Investments - присое-
динились еще три компании, которые предъявили права на то же имущество, что и чиновники. Crossgate
Trading, Serdale Overseas, а также ЗАО "Унакс" (структуры "Ист лайн") направили в Федеральный Арбит-
ражный суд Московского округа три кассационные жалобы. Они утверждали, что по закону владеют про-
ходной, складом, сооружениями "водопровод" и "теплотрасса". Это имущество входит в список чиновни-
ков, которое они хотят отсудить.
1

Аргументами представителей Росимущества в этом конфликте было то, что госпредприятие было не вправе отдавать госимущество частной компании без согласия собственника (то есть государства). Разреше- ние, которое дал на эту приватизацию комитет по управлению имуществом Московской области, по их мне- нию, было противоправным. И эти аргументы убедили три инстанции: Арбитражный суд Московской об- ласти, Девятый арбитражный апелляционный суд и Федеральный арбитражный суд Московского округа.
Все они признали правоту чиновников по делу аэропорта Домодедово. Однако ВАС, как отмечается в прес- се, усомнился в правомерности решений этих инстанций и передал дело на рассмотрение президиуму:
1
Трехлетний спор Росимущества с Домодедово разрешился не в пользу чиновников [Электронный ресурс]. URL: Rb.ru (дата обраще- ния: 30.09.08).

ISSN 1997-292X
№ 2 (6) 2010 113
Коллегия ВАС решила дело в пользу "Ист лайн". По мнению судей коллегии, во-первых, срок исковой дав-
ности давно прошел - еще в июле 2004 г. Во-вторых, региональное управление госимуществом имело право
одобрить передачу аэровокзала в частную собственность. Кроме того, старое здание аэровокзала давно
снесено и исключено из государственного реестра прав на недвижимое имущество. За счет реконструкции
вокзала его площадь увеличилась с 60 000 до 200 000 кв. м, новый собственник вложил в него 30 млрд руб».
1

Одновременно с рассмотрением дела Росимущества Президиум Высшего арбитражного суда РФ рас- смотрел жалобы ОАО "Трансаммиак" и ОАО "Тольяттиазот" на решение Самарского областного арбитраж- ного суда о признании недействительной сделки мены 6,1% акций ОАО "Тольяттиазот" на 51% акций ОАО
"Трансаммиак", которая состоялась в 1996 году. Президиум ВАС принял решение отменить все судебные акты по этому делу и отказать в иске Минимущества РФ с требованием признать сделку недействительной.
По словам адвоката Валерия Еременко, представляющего интересы заявителей, "это решение означает нашу полную победу, тема приватизации ОАО "Трансаммиак" закрыта и претензий к компании нет". Рассмотре- ние дела о признании ничтожной сделки мены 6,1% акций ОАО "Тольяттиазот" на 51% акций ОАО "Тран- саммиак" продолжалось с 2004 г., и прошло несколько раз все судебные инстанции. Сегодня президиум
ВАС поставил точку в этом долгом и громком деле. В пресс-службах ОАО "Тольяттиазот" и ОАО "Тран- саммиак" сообщили, что они удовлетворены сегодняшним решением, "которое, безусловно, будет способст- вовать успешной и стабильной работе обеих компаний".
2
Вот как отчасти вследствие этого изменили свои оценки, касающиеся работы ВАС, известные журналисты:
ВАС сработал на «отлично». Теперь мы можем спокойно спать. Судьи ВАС пришли к выводу, едино-
гласно, что сделка была должным образом согласована с госорганами, имевшими право распоряжаться
госсобственностью, а это обозначает, что те, которые давали показания от лица госорганов, осознанно
лгали». И в настоящее время, если быть последовательными, необходимо «провести расследование, каким
же образом все эти суды выносили эти решения, и каким образом судьи, образованные, грамотные люди,
пошли на столь вопиющие искажения закона, что единогласно президиум ВАС был вынужден отменять все
эти решения, как противоправные, и какого же уровня давление оказывалось на тех судей, что они прини-
мали вот эти противоправные решения?
3

То, что работники арбитражных органов не выполняют повсеместно, вопреки информации, распростра- няемой отдельными изданиями СМИ, указания чиновников, говорят и юристы, давшие нам интервью:
Концепция реформирования судебной системы, начатая была в 1991-м году, продолжает свою реализа-
цию. Безусловно, и в применении к арбитражным судам, и к судам общей юрисдикции была осуществлена
попытка сделать судей независимыми. Как с точки зрения организационной, так и с точки зрения полити-
ческой. Можно говорить и о деталях. Это и расширение оснований права на отвод судьи, если он в этом
заинтересован. И право на особое мнение, и тайна судебного совещания, и много другого. То есть ряд ин-
ститутов, обеспечивающих независимость судей, были сформированы и продолжают свое становление.
Их содержание становится более объемным. И суды в действительности почувствовали себя независимы-
ми. И главным показателем этого является то, что они стали выносить решения против государства.
Ведь раньше это были лишь единичные случаи. А теперь налоговая в арбитраже может проиграть до 70%
дел! Вместе с тем, надо заметить, что остается ощущение, что политика все же может изменить эту
позитивную тенденцию.
По мнению ряда экспертов, важно говорить не столько о неформальном давлении, оказываемом на судей в арбитражных судах, сколько об имеющихся в арбитражной системе формальных рычагах управления и распоряжения экономической жизнью страны. Вот отрывок из интервью с одним известным адвокатом:
Мне не известно больше ни одного случая в мировой практике, чтобы какому-нибудь отдельному субъ-
екту давались возможности фактически издавать законы, минуя конституцию. А в нашей стране Пленуму
Высшего арбитражного суда дали подобные полномочия. Таким образом, председатель этого высшего ар-
битражного судейского органа получил все рычаги управления этой практикой. Возможно, это было вы-
звано необходимостью, но на мой взгляд, это вещь чрезвычайная. Ведь собственно полторы сотни высших
судей в нашей стране получили формальную возможность распоряжаться экономической жизнью страны.
И этими полномочиями они воспользовались в начале 2000-х годов. Президент Российской Федерации, вы-
полняя фактически роль верховного арбитра, направлял эту систему. Все помнят, про конфликты, в кото-
рые был вовлечен тогда, к примеру, «Медиамост». И принятие ключевых решений было внутри судебной
системы, не выносилось за ее пределы, не выносилось зачастую и за пределы арбитражного судопроизвод-
ства. (А ведь дела можно выносить довольно легко и за пределы арбитражной системы, возбуждая, к
примеру, уголовные дела).
И постепенно арбитражный суд превратился в легальную угрозу применения легального экономического
насилия без видимого вреда для жизни и здоровья. У тебя просто все отнимут, если ты будешь плохо себя
вести, и покажут, где это написано, что именно у тебя надо было все отнять. Или наоборот укажут,
что у такого-то товарища нельзя ничего отнимать.
1
Там же.
2
Приватизация "Трансаммиака" и "Тольятти азота" признана законной [Электронный ресурс]. URL: Utro.ru. (дата обращения: 30.09.08).
3
Закончено и дело Трансаммиака и ТольяттиАзот [Электронный ресурс]. URL: Treli.ru. (дата обращения: 01.10.08).

114
Издательство
«
Грамота
» www.gramota.net
Таким образом, по мнению экспертов, формальные рычаги управления в арбитражной системе РФ наря- ду с механизмом неформального давления создают основания конфликтогенности в этой сфере.
Заключение. Все вышесказанное приводит нас к утверждениям, что в арбитражных органах различного уровня, с одной стороны, имеется почва для манипулирования законами, а при проведении судебных разби- рательств судьям арбитражных судов не всегда удается руководствоваться принципами закона и справедли- вости, а с другой – важно рассмотрение оснований формального порядка в этой системе. Препятствование отправлению правовых процедур – открытию, откладыванию и закрытию дел, влияние на служебные рас- следования и санкции со стороны председателя суда или ряда чиновников – всё это лишь один вид из всего существующего многообразия неформальных действий, описание которого не позволит в полной степени раскрыть механизм реализации интересов субъектов в этой сфере.
Таким образом, арбитражная система как часть судебной системы является воплощением обезличенных отношений, где правосудие определено формальными рамками и направлено не только на защиту прав от- дельных участников судебного процесса, но и на реализацию государственного интереса в целом. И на сего- дняшний день можно говорить не просто об относительной коррумпированности арбитражной системы, а об уровне ее коммерциализированности. У отдельных социальных субъектов – чиновников, представителей бизнеса, представителей так называемых «силовых групп» имеются на сегодняшний день возможности, корректируя работу судебной системы как через использование формальных институтов, так и через ис- пользование институтов родства, дружеских сетей, коррупционного торга, реализовывать свой интерес, в частности коммерческий. И прямые формы воздействия в этой сфере преобразованы в усовершенствован- ный и зачастую трудноуловимый код передачи и обмена различными ресурсами.

Список литературы

1.

Арбитражный процесс: учебник для студентов / под. ред. М. К. Треушникова. М.: Городец, 2008.
2.

Иванцов Г. С., Столбунов А. Б. Сборник материалов и рекомендаций по содействию и защите гражданских прав. М.:
Изд-во «Справедливость», 1997.
3.

Леденева А. В., Шушанян Н. Р. Телефонное право в Росиии // Вестник общественного мнения: данные, анализ, дис- куссии. 2008. № 3 (95). Май-июнь. С. 42-50.
4.

Прокудина Л. А. Оптимизация в организации арбитражного судопроизводства в России. М.: Юриспруденция, 2007.
5.

Corruption in judicial systems: global corruption report - 2007. International Transparency; Cambridge University Press,
2007.
6.

Ledeneva A. How Russia really works: the informal practices that shaped post-soviet politics and business. Ithaca, N.Y.: Cor- nell UP, 2006.
7.

Solomon Peter Jr. Soviet politicians and criminal prosecutions: the logic of intervention / James Millar (ed.) // Cracks in the monolith. Armonk: M. E. Sharpe, 1992.

ARBITRATION SYSTEM OF RUSSIA: UNITY OF FORMAL AND INFORMAL ORDER

Nataliya Radikovna Shushanyan
Candidate of Social Sciences
Department of General Sociology
State University – Higher School of Economics
shoosha@ngs.ru
The article describes the mechanism of the informal practices formation in the arbitration system of Russia. The author pays the main attention to the study of the strategies of subjects’ behaviour in the arbitration sphere and to the study of the forming sym- biosis of formal legal norms with informal practices of their realization. The author believes that with the high level of the forma- lization of relations in this sphere the “unregistered” rules of interaction between subjects play the great role.
Key words and phrases: arbitration sphere; informal social practices; “telephone law”; conflict character of social relation in arbi- tration sphere.



Поделитесь с Вашими друзьями:


База данных защищена авторским правом ©nethash.ru 2017
обратиться к администрации

войти | регистрация
    Главная страница


загрузить материал