А. С. Самойлов Войной опаленные дети


Провал ноябрьского наступления гитлеровцев



Скачать 389.12 Kb.
страница5/13
Дата03.02.2017
Размер389.12 Kb.
Просмотров2323
Скачиваний0
1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   13

Провал ноябрьского наступления гитлеровцев.
Итоги октябрьских сражений под Москвой оказались неожиданными для Гитлера и его генералов. Казалось, что советская столица уже была у них в руках, но этого не произошло. Приближающаяся зима заставляла гитлеровское командование спешить с новым наступлением. В первой половине ноября оно перегруппировало свои войска и усилило свои фланговые группировки.

Состав группы армий «Центр» почти не изменился. Она насчитывала 73 дивизии, из них 14 танковых и 8 моторизованных. Но в новом наступлении на Москву была задействована только 51 дивизия, в том числе 13 танковых и 7 моторизованных. Остальные войска (9 и 2-я полевые армии) были скованны Калининским и Юго-Западным фронтами и лишены возможности участвовать в наступлении. Цель нового броска на Москву осталась прежней: нанести сокрушительные удары по флангам Западного фронта и, обойдя Москву с севера и юга, замкнуть кольцо окружения восточнее города. По численности людей и вооружения, как и раньше, войска Западного фронта уступали противнику.

Перегруппировав свои войска, 15 ноября группа армий «Центр» возобновила свое наступление. Советские воины, от рядовых бойцов до командармов, делали все возможное, и, казалось, невозможное, чтобы остановить врага, преградить ему путь к столице. «Велика Россия, а отступать некуда - позади Москва», - эти слова произнес политрук Клочков в ходе смертельной схватки с врагом у разъезда Дубосеково 28-ми бойцам 316 стрелковой дивизии генерала И.В. Панфилова. За четыре часа неравного боя они уничтожили 18 танков и десятки фашистов. Слова политрука стали девизом для всех защитников Москвы.

Под натиском превосходящих сил врага 316-ой дивизии приходилось отступать, но ни разу фронт ее обороны не был прорван. Насмерть бились с врагом вблизи стен Москвы воины стрелковых дивизий: 78-й полковника А.П. Белобородова, 32-й полковника Полосухина, 312-й полковника А.Ф. Наумова, первой гвардейской мотострелковой полковника А.И. Лизюкова, кавалерийской группы генерала Л.М. Доватора, танковых бригад М.Е. Катукова и Ф.Т. Ремизова и десятков других героических соединений.

Стойко защищали Москву войска ПВО. Они успешно отражали воздушные налеты противника на столицу, прикрывали войска с воздуха, отражали атаки танков и пехоты врага. Артиллеристы-зенитчики и летчики Московской ПВО уничтожили за четыре месяца с начала налетов на Москву более 1300 самолетов, отразили 122 воздушных налета, в которых участвовало 7146 самолетов. К городу смогли прорваться только 229, или 3% самолетов. В воздушных боях на подступах к столице летчик В.В. Талалихин впервые в истории совершил ночной таран, а летчик А.Н. Катрич – первый высотный таран. От фашистских налетов Москва не понесла существенного ущерба.

Войска Западного фронта навязали противнику затяжную, изнуряющую борьбу, в которую оказались втянутыми главные силы группы армий «Центр». Темпы продвижения даже у подвижных войск врага упали до 3-5 километров в сутки, но он все равно упрямо стремился вперед.

Севернее Москвы в ночь на 28 ноября врагу удалось прорваться к каналу Москва-Волга и переправиться через него в районе Яхромы, а еще раньше, на юге – обойти Тулу с востока и выйти к Кашире. Ставка ВГК в ответ на это спешно выдвинула из своего резерва на рубеж канала между Дмитровым и Икшей 1-ю ударную армию под командованием генерала В.И. Кузнецова. Её передовые части отбросили врага на западный берег канала. В конце ноября - начале декабря 1-я ударная и вновь созданная 20-я армии провели контрудары и совместно с 30-й и 16-й армиями остановили врага. Так была ликвидирована угроза прорыва к Москве противника с севера и северо-запада.

На юге продвижение противника под Каширой было остановлено контрударом 1-го гвардейского кавалерийского корпуса генерала П.А. Белова, усиленного танками и реактивной артиллерией. Напрягая все силы, противник в конце ноября – начале декабря овладел Крюковом, населенными пунктами Белый Раст и Красная Поляна (в 25 км от Москвы). В центре фронта 1 декабря он нанес прямой удар на Москву в полосе обороны 33-й армии генерала М.Г. Ефремова от Наро-Фоминска через Апрелевку. Это были тревожные, напряженные дни. Командование Западного фронта ответило на них контрударом 33-й и соседних армий. Понеся большие потери, враг был отброшен за реку Нара.

Так закончился оборонительный период битвы за Москву. Что не смогла сделать ни одна из армий западных стран, впервые в ходе Второй мировой войны сделала Советская Армия, усмирив «Тайфун» - последнюю ставку нацистских генералов на достижение целей плана «Барбаросса».
В эту пору, под Ленинградом
Осенью 1941 года Ленинград, как и Москва, переживал тяжелые дни. Город был отрезан от страны, снабжение его защитников шло по Ладожскому озеру и по воздуху и, конечно же, не восполняло того количества продовольствия и боеприпасов, которые были остро необходимы для жизни и боя. Ленинградцам предстояло пережить суровую блокадную зиму, сражаться на фронте и упорно трудиться в цехах.

В середине октября группа армий «Север» еще раз попыталась соединиться с финской армией на реке Свирь, опоясав Ленинград вторым кольцом окружения. Ее войскам удалось 8 ноября захватить Тихвин и перерезать последнюю железную дорогу, по которой шли грузы к Ладожскому озеру и далее водным путем в осажденный Ленинград. Но контрудары 4-й, 52-й, 54-й армий сорвали дальнейшее продвижение врага, а затем, в середине ноября, переросли в контрнаступление. Девятого октября был освобожден Тихвин. Наступавшие войска были объединены в Волховский фронт под командованием генерала К.А. Мерецкова.

Сын крестьянина-бедняка, потом рабочий-слесарь, член партии с 1917 года, Кирилл Афанасьевич Мерецков, мужественно сражался на фронтах Гражданской войны, боролся против фашизма в войсках республиканской Испании. Во время советско-финляндского конфликта войска под командованием Мерецкова прорвали укрепленную линию Маннергейма. В 1940 году он находился на посту начальника Генерального штаба Советской Армии, Герой Советского Союза.

Генерал Мерецков сделал все для того, чтобы контрнаступление развивалось успешно. Войска Волховского фронта, наступая, нанесли большие потери восьми фашистским дивизиям и к концу декабря отбросили противника за реку Волхов, откуда он начал свое наступление в октябре 1941 года. Группа армий «Север», оказавшись под ударами советских войск, не могла помочь группе армий «Центр», войска которой в то время подвергались разгрому под Москвой. Освобождение Тихвина и восстановление движения по железной дороге позволили возобновить перевозку грузов для осажденного Ленинграда. Тысячи ленинградцев были вывезены в глубь страны, спасены от голодной смерти.

Группа армий «Юг» перешла в наступление в конце сентября, но сразу встретила упорное сопротивление войск Юго-Западного и Южного фронтов. Немецко-фашистским войскам удалось в ноябре прорваться к Ростову-на-Дону и захватить город.

В Крыму 11-й немецкой армии и румынским войскам во второй половине октября удалось расчленить группировку советских войск на две части. Одна из них, 51-я армия, отошла на Керченский полуостров и к 16 ноября переправилась на Таманский полуостров, а вторая, Приморская армия, прославившая себя героической обороной Одессы, отошла к Севастополю. Войсками Приморской армии командовал генерал И.Е. Петров.

Верный сын Коммунистической партии, вступивший в ее ряды еще в 1918 году, Иван Ефимович всю свою жизнь посвятил служению Советскому государству и народу в рядах Советской Армии. Участник Гражданской войны, участник ликвидации басмачества в Средней Азии, И.Е. Петров с первых дней Великой Отечественной войны командовал героической 25-й Чапаевской стрелковой дивизией, участвовавшей в обороне Одессы.

Войска Приморской армии, объединенные с силами Черноморского флота в Севастопольский оборонительный район, мужественно обороняли Севастополь. В ноябре был отбит первый вражеский штурм Севастополя, в декабре – второй.

Поздней осенью 1941 года войска Южного фронта перешли в контрнаступление и 29 ноября освободили Ростов-на-Дону от немцев. Развивая успех, ко 2 декабря советские войска отбросили противника за реку Миус.

Контрнаступление под Ростовом и развернувшаяся героическая оборона Севастополя сыграли большую роль в вооруженной борьбе на завершающем этапе летне-осенней кампании 1941 года. Попытка прорваться в 1941 году на Кавказ была сорвана. Войска группы армий «Юг» понесли потери и оказались прочно скованными.


На оккупированных территориях
Как только враг ступал на советскую землю, он немедленно устанавливал так называемый «новый порядок». Террор, грабеж, подкуп, провокации были возведены в ранг государственной политики. Никаких законов, защищающих жизнь и имущество советских граждан, не было. В тылу врага царил полный произвол фашистской армии и оккупационной администрации. Любой человек по самому незначительному поводу или простому подозрению мог быть схвачен, подвергнут пыткам, репрессиям или повешен.

Грабежи, мародерство фашистов принимали невиданные масштабы. Для вывоза в Германию сырья, продовольствия, оборудования, культурных и иных ценностей гитлеровцы имели мощный аппарат в виде экономических штабов, комиссаров, комендантов.

На полную мощность работала машина идеологической обработки населения, ведущее место в котором занимала антисоветская пропаганда. Руководство этой черной работой выполнял специально созданный в геббелевском министерстве отдел оккупированных восточных областей. Однако подрывная работа нацистов на территории СССР не увенчалась успехом. Кровавый режим террора и насилия осложнял борьбу советских патриотов в тылу врага, но был не в силах её остановить.

На боевой призыв Коммунистической партии «разжигать партизанскую войну всюду и везде» народ ответил созданием партизанских отрядов и подпольных групп в тылу врага, которые возглавили партийные органы республик, областей, районов. В августе-сентябре 1941 года в Главном политическом управлении РККА и политуправлениях фронтов были созданы специальные отделы, а при политотделах армий – отделения по работе среди населения, партизан и армейских частей, действовавших на оккупированных территориях. Они сразу установили сотрудничество с республиканскими областными партийными комитетами. В 1941 году развернули работу на временно оккупированной врагом советской территории 18 подпольных обкомов, свыше 260 окружкомов, горкомов, райкомов Коммунистической партии.19

Подпольные партийные комитеты и организации несли в массу населения и партизан правду о событиях на фронте, разоблачали фашистскую идеологию и пропаганду, возглавляли диверсионную деятельность, которая начиналась сразу же, как только враг захватывал тот или другой район или город. К концу 1941 года в тылу врага сражались более 2000 партизанских отрядов, объединявших свыше 90000 человек.

По данным гитлеровского командования, с начала войны по 16 сентября в тылу немецких войск советские партизаны разрушили 447 железнодорожных мостов, в том числе в тылу группы армий «Центр» - 117, группы армий «Юг» - 141. В период самых напряженных боев под Москвой гитлеровское командование было вынуждено выделить для охраны коммуникаций и для борьбы с партизанами почти 300000 человек из регулярных войск, охранных и других частей.20

Сопротивление советских людей в тылу захватчиков срывало также грабительские планы по использованию промышленных, сырьевых и людских ресурсов нашей страны. Рабочие прятали или приводили в негодность промышленное оборудование как местное, так и привезенное из Германии, саботировали восстановительные работы, скрывали свои профессии, уклонялись от регистрации на биржах труда. Колхозники прятали хлеб и фураж, угоняли скот в леса, выводили из строя сельхозтехнику. Хотя народная борьба в тылу врага в 1941 году только развертывалась, но она уже стала важным фактором в войне против гитлеровской Германии.
Контрнаступление Советской Армии
К декабрю 1941 года ударные группировки противника были измотаны и лишены наступательных возможностей. Контрнаступление Советских войск под Ростовом и Тихвином, а также контрудары Западного фронта в конце ноября и начале декабря под Москвой свидетельствовали о начале перехода стратегической инициативы на сторону Советской Армии.

В период, когда шли ожесточенные сражения на ближних подступах к Москве, Ставка выдвинула задачу вырвать из рук врага стратегическую инициативу, разгромить его ударные группировки. Ставка исподволь готовила новые резервы. Решения о формировании десяти резервных армий были приняты в начале ноября, а уже ко второй его половине армии стали выдвигаться в назначенные полосы действий. Тридцатого ноября Ставка рассмотрела предложения Военного совета Западного фронта о контрнаступлении под Москвой и утвердила их. Несколько позже были определены задачи Калининского и Юго-Западного фронтов. Главная идея контрнаступления заключалось в том, чтобы нанести сокрушительные удары в одно и то же время по крупным фланговым группировкам противника, разгромить их и отбросить от столицы. Это предстояло сделать войскам Западного фронта. Калининский фронт должен был выйти в тыл клинской группировки противника, содействуя её уничтожению войсками Западного фронта, а Юго-Западный фронт своими правофланговыми 3-й и 13-й армиями – ударить во фланг и тыл армии Гудериана, помогая этим её разгрому.

Подготовка контрнаступления осуществлялась одновременно с организацией отпора врагу на подступах к Москве, она сливалась с нею. Это нашло свое выражение, как в использовании резервов, так и в перегруппировке войск на флангах. Выдвижение 1-й ударной и 10-й армий на рубежи севернее и южнее Москвы, переброска 1-го гвардейского кавалерийского корпуса под Каширу совпадали с общим замыслом контрнаступления. Именно на этих направлениях намечались главные удары фронтов. Формирование 20-й армии севернее Москвы, 61-й армии за правым крылом Юго-Западного фронта и 26-й резервной армии восточнее Москвы проводилось с двоякой целью: если потребуется, использовать их в обороне, а если не потребуется, то уже в контрнаступлении.

Войскам предстояло переходить в контрнаступление, не имея не только превосходства, но даже и равенства в силах и средствах. К началу декабря три фронта, которые через несколько дней начали контрнаступление, после усиления резервами имели около 1100 000 человек, 7652орудия и миномета, 415 установок реактивной артиллерии, 774 танка и 1000 самолетов. Противостоявшая им группа армий «Центр» вместе с действовавшими в её полосе немецкими ВВС насчитывала более 1700 тысяч человек, около 13500 орудий и минометов, 1170 танков и более 600 самолетов.21 Общее превосходство в силах и средствах было у противника, Советские войска при более чем полуторном превосходстве в самолетах имели почти в 1,4 раза меньше артиллерии и в 1,6 раза уступали в количестве людей и танков.

Ставка ВГК и командования фронтами проявили высокое искусство в организации контрнаступления, сделав упор на внезапное нанесение первых ударов без паузы, в ходе тяжелых оборонительных боев. Перевес в силах и средствах все же создавался, правда, на весьма узких участках прорыва в полосах главных ударов армий.

Наиболее ярко высокое искусство советского командования проявилось в определении момента перехода в контрнаступление. Как он «нащупывался», в своих воспоминаниях пишет Заместитель Верховного Главнокомандующего, маршал Советского Союза Георгий Константинович Жуков: «В конце ноября по характеру действий и силе ударов всех группировок немецких войск чувствовалось, что враг выдыхается и для ведения контрнаступательных действий уже не имеет ни сил, ни средств».22

Благоприятный момент наступил, когда противник прекратил свои яростные атаки, но не перешел еще к обороне, «не настроился» на оборонительные действия. Ударные же группировки войск, стремившиеся охватить войска Западного фронта, сами оказались охваченными с флангов. Войска трех фронтов, хотя и уступали противнику в материальном отношении, но превосходили его в духовной мощи, идейно-политическом настрое. Личный состав горел желанием разгромить врага, был преисполнен высокого наступательного порыва. Командирам и политработникам удалось добиться психологического перелома в сознании воинов, которым долгие месяцы приходилось с боями отступать, а теперь переходить к активным наступательным действиям. Это явилось результатом большой разъяснительной работы, которая проходила под вдохновляющим лозунгом Коммунистической партии «Под Москвой должен начаться разгром врага!» Важную роль в ней сыграли доклады, лекции, беседы о героическом прошлом страны и ее выдающихся полководцах. Созданию у воинов высокого наступательного порыва способствовало воспитание их в духе ненависти к фашистским захватчикам. Этому служили материалы в советской печати и документы о грабежах и зверствах гитлеровцев на оккупированной территории.
Удары по врагу
На рассвете 5 декабря первыми удар по врагу нанесли войска левого крыла Калининского фронта. Утром 6 декабря двинулись вперед ударные группы Западного и правого крыла Юго-Западного фронтов. Вспыхнули ожесточенные сражения на Калининском, Клинско-Солнечногорском, Тульском и Елецком направлениях. В течение первых пяти-шести дней наступавшие войска вели бои за опорные пункты и узлы сопротивления, которые спешно создавались в городах и селах. Сильно сказывался недостаток танков и артиллерии на темпах наступления, которые оказались низкими. Так, 31-й армии Калининского фронта на форсирование Волги юго-восточнее Калинина и прорыв обороны пришлось затратить трое суток. Лишь к исходу 9 декабря армия, пройдя с боями 15 километров, перерезала дороги Калинин-Москва и Калинин - Тургиново. Круто изменила обстановку под Калинином успешное продвижение 30-й армии Западного фронта под командованием генерала Д.Д. Лелюшенко к реке Лама. Над оборонявшей Калинин 9-й немецкой армией нависла угроза попасть под удар с тыла. Вечером 15 декабря группировке противника в Калинине удалось пробить себе путь отступления на Старицу. Чтобы вырваться из грозившего врагу окружения, он бросил на поле боя почти всю боевую технику. Шестнадцатого декабря Калинин был освобожден войсками 31-й и 29-й армий генералов В.А. Юшкевича и В.И. Швецова.

На правом крыле Западного фронта развернулись бои за сильные опорные пункты Яхрому, Красную поляну, Белый Раст, Крюково. Ломая упорное сопротивление врага, 30-я армия за три дня продвинулась на 18 километров, освободила Рогачево, завязала бои на окраинах Клина. Седьмого декабря 1-я ударная армия стремительным ударом освободила Яхрому, отбросила противника от канала Москва-Волга и повела наступление на северо-запад, в сторону Клина. Войска 20-й армии более суток сражались за Красную Поляну и Белый Раст, а 10 декабря завязали бои за Солнечногорск. Упорные бои вела 16-я армия генерала К.К. Рокоссовского. Лишь 8 декабря её войскам удалось захватить сильный опорный пункт деревню Крюково. Враг был вынужден с боями отступать к городу Истра.

На левом краю Западного фронта, на Тульском направлении удар 10-й армии явился для врага полной неожиданностью. Эта армия вступила в сражение с врагом с марша. Развивая наступление на Сталиногорск, она перерезала железную дорогу Кашира-Павелец, что сразу улучшило обстановку под Тулой.

Здесь, на Сталиногорском направлении, во взаимодействии с 10-й армией удар за ударом по врагу наносил первый гвардейский кавалерийский корпус. Вторая немецкая танковая армия откатывалась в южном направлении. Когда 8 декабря в сражение вступила 50-я армия генерала И.В. Болдина, а 14 декабря – 49-я армия генерала И.Г. Захаркина, положение войск Гудериана стало катастрофическим. Они спасались бегством на юг.

Шестого декабря севернее города Елец взломала оборону врага 13-я армия А.М. Городнянского. На второй день удар с юга нанесла главная группировка правого крыла Юго-Западного фронта под командованием генерала Ф.Я. Костенко, охватывая Елецкую группировку противника с запада. В прорыв вошел 5-й кавалерийский корпус генерала В.Д. Крюченкина. Противник, попавший под удары с востока и юга, был вынужден отводить свои войска из «мешка».

По всему фронту наступления войск на Московском направлении оборона врага трещала по швам. Двенадцатого декабря был освобожден Солнечногорск, а 11 декабря группа войск генерала А.П. Белобородова освободила Истру. Подвижные группы генералов Ф.Т. Ремизова и М.Е. Катукова обошли Истринский водный рубеж с севера и юга. Это помогло 16-й армии 15 декабря преодолеть рубеж и безостановочно развивать наступление на Волоколамск. В ночь на 15 декабря войска 30-й и 1-й ударной армии выбили упорно сопротивлявшегося врага из Клина и освободили город.

И вот, наконец, 13 декабря Совинформбюро сообщило о поражении ударных группировок врага под Москвой. Эта весть ошеломила весь капиталистический Запад. Министр иностранных дел Великобритании А. Иден, находившийся в Москве, решил своими глазами убедиться в успехах советских войск. Он и сопровождавшие его многочисленные корреспонденты английских газет по пути к Клину и в самом городе были поражены количеством уничтоженной и захваченной у врага боевой техники. «Подвиг этот поистине великолепен. Что можно еще сказать!» - заявил Иден.

Гитлеровскому командованию после первых же поражений в битве под Москвой пришлось срочно пересмотреть план ведения войны. И 8 декабря 1941 года Гитлер издал директиву №39 о переходе германских вооруженных сил к обороне на всем советско-германском фронте. В дополнение к этой директиве Гитлер 16 декабря издал приказ, в котором потребовал с «фанатичным упорством оборонять занимаемые позиции». Но вопреки грозным требованиям фюрера вермахт отступал.

С 18 декабря в контрнаступление включились войска центра Западного фронта, левофланговые дивизии 5-й армии генерала А.А. Говорова, 33-я, 43-я – генералов М.Г. Ефремова и К. Д. Голубева и правофланговые дивизии 49-й армии. В полосе Калининского фронта в сражение вошла 39-я армия генерала И.И. Масленникова, а в полосе Юго-Западного фронта – 61-я армия генерала М.М. Попова.

Войска Калининского фронта, в состав которого перешла 30-я армия Западного фронта, наносили удары по обоим берегам Волги в общем направлении на Старицу – Ржев. Прорвав оборону противника, в ночь под новый 1942 год освободили Старицу, продолжая наступление, вышли на подступы к Ржеву и, охватив город с запада, создали выгодное положение для удара на юг, в сторону Вязьмы.

Войска правого крыла Западного фронта, преследуя силы 3-й и 4-й немецких танковых групп, 20 декабря вышли к рекам Лама и Руза на фронте от Лотошина до Рузы. В тот же день группы Ремизова и Катукова совместными усилиями освободили Волоколамск. Однако прорвать оборону немцев на заранее укрепленном рубеже фронтальными атаками не удалось. На левом крыле Западного фронта войска глубоко охватили 2-ю полевую и 2-ю танковую армии. Чтобы закрыть прорыв 50-й армии, спасти войска от разгрома, Гудериан с 18 декабря вынужден был перебрасывать к участкам прорыва наспех созданные сборные команды, саперные и железнодорожные подразделения.

Группа генерала П.А. Белова, наступавшая между 50-й и 10-й армиями, форсировала реку Упа и 20 декабря овладела городом Крапивна, а 10-я армия в этот день овладела городом Плавск и с ходу форсировала реку Плава. Вторая немецкая танковая армия откатывалась все дальше на юго-запад, на Болхов и Орел.

С 20 декабря 1941 года по 7 января 1942 года войска левого крыла Западного фронта, наступая, преодолели рубеж реки Оки и продвинулись на запад более чем на 100 километров. Они освободили целый ряд городов, в том числе Калугу, Белев, Мосальск, Мещовск, Козельск и заняли выгодное положение для удара на Вязьму с юга, навстречу войскам Калининского фронта.

Медленнее продвигались вперед войска центра Западного фронта, 33-ей и 43-ей армиям прорвать оборону врага здесь в течение первой недели не удалось. Двадцать шестого декабря 33-я армия освободила Наро-Фоминск. Второго января 1942 года войска освободили город Малоярославец, а 4 января – Боровск. К 8 января дивизии 33-ей и 43-ей армий продвинулись с боями еще на 10-25 километров.

На правом крыле Юго-Западного фронта 16 декабря группа генерала Ф.Я. Костенко перехватила железную дорогу в 70-ти километрах северо-западнее города Ельца и перерезала пути отступления Елецкой группировки противника, как на запад, так и на северо-запад. Еще раньше, 12 декабря, части 3-й армии генерала Я.Г. Крейзера вышли к Ефремову и освободили этот город. К середине декабря войска правого крыла Юго-Западного фронта завершили разгром 34-го немецкого корпуса в районе между Ельцом и Ливнами. Перед войсками появилась возможность наступать на Орел.

С целью улучшения управления войсками Ставка ВГК 18 декабря приняла решение о воссоздании Брянского фронта под командованием генерала Я.Т. Черевиченко, в который вошли 3-я и 13-я армии Юго-Западного фронта и 61-я армия, недавно прибывшая из резерва. Развертывая наступление, Брянский фронт, управление которого было сформировано к 24 декабря, встретил ожесточенное сопротивление противника на заранее возведенных оборонительных рубежах. Хотя и медленно, но армии продвигались вперед, содействуя наступлению Западного фронта под Тулой и Калугой. Дальше других продвинулась 61-я армия, прорвавшаяся 7 января 1942 года к реке Оке южнее Белева.

За месяц боев войска Калининского, Западного и правого крыла Юго-Западного фронтов в условиях глубокого зимнего снежного покрова сумели нанести противнику решающее поражение и отбросить его от столицы на 100-250 километров. Одиннадцать танковых, 4 моторизованные и 23 пехотные дивизии потерял враг на полях Подмосковья. Общие потери только сухопутных войск составили более 168 тысяч человек. Из рук противника было вырвано 11 тысяч населенных пунктов, в том числе такие крупные города как Калинин и Калуга.

Это была крупная победа над зарвавшимся агрессором и первое крупное поражение фашистской Германии во второй мировой войне. Победа под Москвой была результатом всеобъемлющей организаторской и политической деятельности Коммунистической партии, сумевший превратить страну в единый боевой лагерь, и привести в движение все силы для разгрома агрессора. Она явилась живым воплощением титанических усилий ГКО по перестройке народного хозяйства на военный лад и обеспечению роста материальной мощи Вооруженных Сил наперекор всем трудностям военного времени. Она предстала и как результат высокого искусства Верховного Главнокомандования и Генерального штаба в стратегическом руководстве борьбой трех фронтов на главном, западном направлении.

В декабре 1941 года гитлеровское командование пережило жестокий кризис. Гитлер посчитал ответственными за поражение на советско-германском фронте целый ряд высших чинов вермахта и убрал со своих постов командующего сухопутными силами Браухича, всех командующих группами армий – фон Бока («Центр»), фон Лееба («Север»), фон Рундштедта («Юг»), командующих армиями на Московском направлении – Гудериана, Гепнера, Штрауса. «Полетели» с должностей многие командиры корпусов и дивизий. Вермахт охватили массовые репрессии. Командование сухопутными силами Гитлер взял на себя. И уже 28 декабря появился его новый приказ об организации обороны, с категорическим требованием сражаться за каждую пядь земли с предельным напряжением сил, превратить все населенные пункты и хутора в опорные пункты, эшелонировать войска в глубину, частям и подразделениям всех родов войск, включая и тыловые, удерживать позиции до последнего солдата.

В начале января 1942 года контрнаступление Советской Армии без паузы перерастало в общее наступление, задачу которого Ставка ВГК сформировала в директивном письме от 10 января 1942 года: «Не давать немецко-фашистским войскам передышки, гнать их на запад без остановки, заставить их израсходовать резервы еще до весны, когда у нас будут новые большие резервы».

Вопрос о развертывании общего наступления обсуждался на совместном заседании Ставки ВГК и Политбюро ЦК ВКП (б) 5 января 1942 года. Сталин, мотивируя необходимость расширения наступательных действий, указал: «…Немцы в растерянности от поражения под Москвой. Они плохо подготовлены к зиме. Сейчас самый подходящий момент для перехода в общее контрнаступление».23 Уверенность советского командования в успехе общего наступления основывалась на высоком моральном духе воинов, возраставших возможностях военной экономики, повышении боевого мастерства войск. Но, как показали последующие события, для одновременного наступления всех фронтов требовались более значительные резервы и средства, чем те, которыми в то время располагала страна.

Общее наступление развернули 9 фронтов. Оно продолжалось до середины, а на отдельных направлениях - до конца апреля 1942 года.

Войскам Ленинградского, Волховского и правого крыла Северо-Западного фронтов предстояло разгромить группу армий «Север» и снять блокаду Ленинграда. Они имели незначительное превосходство в силах и средствах, кроме авиации, в которой противник сохранял свое превосходство.

Главный удар наносил Волховский фронт. Войска его правого крыла во взаимодействии с Ленинградским фронтом должны были разгромить 18-ю армию группы «Север» и деблокировать город. Войска левого крыла фронта, взаимодействуя с армиями правого крыла Северо-Западного фронта, должны были разбить 16-ю армию.

В ходе начавшегося 7 января наступления Волховского фронта успеха смогла достичь лишь 2-я ударная армия генерала И.К. Клыкова. К концу месяца она продвинулась в направлении Любани на 75 километров и охватила противника с юга и с юго-запада. Последовавший тогда же встречный удар с северо-востока 54-й армии генерала И.И. Федюнинского (Ленинградский фронт) напоролся на ожесточенное сопротивление противника. А 15 марта враг нанес сильный контрудар под основание прорыва 2-й ударной армии, перерезав все ее тыловые коммуникации. Войскам 52-й и 59-й армий к 27 марта удалось восстановить положение, но горловина, соединившая фронт со 2-й ударной армией, оставалась узкой - от 3 до 5 километров.

Когда потеплело, все дороги, проложенные через леса и болота стали непроезжими начались перебои в снабжении войск, которые и без того испытывали нехватку оружия, транспортных средств, продовольствия. Войска всех трех фронтов перешли к обороне.

Наступление советских войск на западном направлении развертывалось при относительном равенстве сил в людях и артиллерии и двойном превосходстве противника в танках. Правда, в начале января советская авиация сохраняла за собой превосходство в силах, однако, общие условия наступления оставались тяжелыми. Снежные заносы сковывали маневр частей, усложняли работу органов тыла. Резко возросло сопротивление врага, который укреплял все населенные пункты, минировал дороги, устраивал завалы.

Армии правого крыла Калининского и Западного фронтов, как требовала директива Ставки 7 января 1942 года, наносили удары одновременно с трех направлений – с севера, востока и юга. Целью его было окружение и уничтожение главных сил немецкой группы армий «Центр». Войскам Калининского и Западных фронтов содействовал Северо-Западный фронт, наступавший своей ударной группировкой из района Осташково на Торопец, Вележ, Рудню, глубоко охватывая немецкую группу армий «Центр» с севера. Брянский фронт предпринимал активные действия на брянском и орловском направлениях, сдерживая противника и прикрывая тем самым войска Западного фронта с юга.

Восьмого января начались завершающие операции битвы под Москвой. В тот день ударная группировка Калининского фронта прорвала оборону противника западнее Ржева и устремилась на юг, в сторону Сычевки. Правее, 3-я и 4-я ударные армии Северо-Западного фронта под командованием генералов М.А. Пуркаева и А.И. Еременко, 9 января перешли в наступление в полосе шириной в 100 километров, и за 10-13 дней боев продвинулись до 90-120 километров, затем окружили город Холм. Во взаимодействии с партизанами освободили город Торопец и на широком фронте подошли к важной коммуникации группы армий «Центр», железной дороге Ржев - Великие Луки.

В это время 39-я армия Калининского фронта прорвалась в район Сычевки, в тыл Ржевской группировки противника. В прорыв вошли войска 29-й армии генерала В.И. Швецова и 11-й кавалерийский корпус полковника С.В. Соколова. Стрелковые дивизии в районе Оленино окружили до 7 немецких дивизий, а кавалерийский корпус стремительно продвигался к Вязьме с севера. Развивая наступление, 3-я и 4-я ударные армии в первых числах февраля вышли на подступы к Великим Лукам и Демидову.

Одна дивизия 4-й ударной армии прорвалась к Витебску. За 25 дней наступления на стыке групп армий «Север» и «Центр» Советские Войска нанесли противнику серьезное поражение, отбросив его на 250 километров и освободив более 1000 населенных пунктов. Группа армий «Центр» оказалась глубоко охваченной с северо-запада. Однако, закрепить свой успех войска Калининского фронта не смогли. Пятого февраля противник встречными ударами из районов Оленино и Ржев закрыл прорыв и отрезал наступавшую группировку от остальных сил фронта. Ей пришлось остановить наступление на северных подступах к Вязьме, а после 17 февраля, когда противнику удалось замкнуть вокруг нее кольцо окружения, с тяжелыми боями прорываться к своим. Войска левого крыла и центра Западного фронта, наступая на Вязьму с юга и востока, продвинулись до 90 километров.

Передовые соединения 33-й армии пытались с ходу овладеть Вязьмой. С юго-запада к ней прорвался 1-й гвардейский кавалерийский корпус генерала П.А. Белова. Но противник сумел перехватить их коммуникации и вынудил их перейти к обороне. С 27 января по 1 февраля и с 16 по 20 февраля в район западнее Юхнова десантировался 4-й воздушно-десантный корпус. Его части соединились с1-м гвардейским корпусом, и повели в его составе ожесточенные бои во вражеском тылу. Эти силы составили так называемую группу войск генерала П.А. Белова.

Десятого января войска правого крыла Западного фронта нанесли фронтальный удар из района Волоколамска на Шаховскую, прорвали вражескую оборону на реке Лама и продвинулись на 50-70 километров. Однако, в ходе боев, Ставка была вынуждена вывести из состава фронта наступавшую здесь 1-ю ударную армию и перебросить ее на Северо-Западный фронт для борьбы с окруженной Демянской группировкой противника. На левое крыло фронта перешли управление и армейские части 16-й армии. Это ослабило войска на сычевском направлении в то время, как противник заранее подготовил оборонительный рубеж Погорелое Городище – Дурыкино – Шанский Завод. На этом рубеже войскам правого крыла Западного фронта пришлось остановиться.

В итоге, окружить немецкую группу армий «Центр» не удалось. Сказался недостаток сил и средств, особенно крупных танковых и механизированных соединений, способных быстро развить прорыв и неотступно преследовать противника.

В марте и апреле войска Калининского и Западного фронтов неоднократно атаковали противника, однако их наступательные возможности иссякали. Войска переутомились в ходе непрерывного четырехмесячного наступления. К тому же началась весенняя распутица, резко снизившая возможности маневра соединений. Из-за трудностей базирования советская авиация утратила оперативное господство в воздухе. В то же время противнику всюду удавалось создавать прочную оборону. Он перебросил на московское направление из Западной Европы 12 дивизий и две охранные бригады. И 20 апреля Ставка ВГК приняла решение о переходе войск Калининского и Западного фронтов к обороне. В завершающих операциях битвы под Москвой советские войска нанесли противнику новое поражение. Разгрому подверглись 16 его дивизий и одна бригада. С 1 января по 30 марта группа армий «Центр» потеряла более 333000 человек. Враг был отброшен на Витебском направлении на 250 километров, на Гжатском и Юхновском – на 80-100 километров. Были освобождены Московская и Тульская области, многие районы Калининской и Смоленской областей.

Войска юго-западного стратегического направления включились в общее наступление Советской Армии 18 января 1942 года. Юго-Западному фронту под командованием генерала Ф.Я. Костенко и Южному фронту генерала Р.Я. Малиновского пришлось вести наступление против вражеской группы армий «Юг», имевшей превосходство и в живой силе, и в танках и в артиллерии. Это сказалось на темпах наступления и его исходе. Советские войска прорвали оборону противника между Балаклеей и Красным Лиманом и с ожесточенными боями углубились во вражескую оборону на 90 километров, образовав Барвенковский выступ. Дальнейшее продвижение остановилось, так как резко возросло сопротивление врага. Его донбасская группировка получила в январе 5, в феврале – 3 и в марте 4 дивизии подкрепления.

В ночь на 26 декабря 1941 года началась Керченско-Феодосийская десантная операция на крайней южной оконечности советско-германского фронта. Войскам, входившим в Закавказский (с 30 декабря – Кавказский) фронт предстояло деблокировать Севастополь и освободить Крым. Высадка десанта 51-й армии на Керченский полуостров из-за непогоды и слабого артиллерийского обеспечения далась трудно. Противник обрушил на десантников сильный артиллерийский огонь. Но они действовали храбро и самоотверженно. В первый день им удалось завладеть плацдармом в районе Керчи. Противник оставил город, когда в ночь на 30 декабря десантировались главные силы армии, а десантным отрядам 44-й армии удалось ворваться в Феодосию. Гитлеровцы отошли вглубь Крыма.

Тогда 51-я и 44-я армии повели наступление на противника, поспешно отходившего на запад, за Ак-Монайский перешеек. Враг был вынужден прекратить наступление на Севастополь, чтобы перебросить на помощь своей керченской группировке две дивизии. Ему удалось приостановить продвижение 51-й армии. Кавказский фронт (с 28 января Крымский) не смог в январе-марте 1942 года преодолеть вражескую оборону, но он сковал значительные силы врага, и удержал за собой Керченский плацдарм, лишив противника возможности прорваться с Крыма на Кавказ.




Поделитесь с Вашими друзьями:
1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   13


База данных защищена авторским правом ©nethash.ru 2019
обратиться к администрации

войти | регистрация
    Главная страница


загрузить материал