2 Виконт Оливье д’Аршиак (1811–1848) — атташе французского посольства в Санкт-Петербурге, приходившийся дальним родственником Дантесу. (обратно) 3



страница1/14
Дата11.02.2017
Размер2.59 Mb.
Просмотров1106
Скачиваний0
  1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   14

Алексей Куракин — купец, владелец «магазина военных вещей» на углу Невского проспекта и Большой Морской улицы в доме № 12.

(обратно)



2

Виконт Оливье д’Аршиак (1811–1848) — атташе французского посольства в Санкт-Петербурге, приходившийся дальним родственником Дантесу.

(обратно)

3

Здесь и далее сохранена орфография документальных материалов. Например, в написании фамилий: Арендт — Арнд, Арнт, Арент; Виельгорский — Вельгорский, Вьельгорский, Вельегорский, Велгурский, Велегорский; Геккерн — Геккерен, Гекерен, Гекерн; Дантес — Дантез, д’Антес; Россет — Россети и т. д., а также в написании отдельных слов: гауптвахта — гоуптвахта, дуэль — дуель, извозчик — извощик, кадриль — кадрель, пьеса — пиэса, счет — щет, счастье — щастие, это — ето и пр. Имена и фамилии, обозначенные инициалами, при первом упоминании развернуты. Слова, выделенные в подлиннике, даны курсивом.

(обратно)

4

Княжна Мария Петровна Вяземская (1813–1849), дочь князя Петра Андреевича Вяземского и Веры Федоровны, урожденной Гагариной; с 22 мая 1836 г. замужем за Петром Александровичем Валуевым (1815–1890), впоследствии графом, с 1861 г. — министром внутренних дел, от брака с которым у нее была дочь Елизавета (1837–?) и сын Петр. Прожив 36 лет, Мария Валуева умерла от холеры.

«Леон (Лев Пушкин. — Авт.) ухаживает за княжной Марией Вяземской, которая похожа на своего отца, но красивее его, она очень дружна с Натали»{1228}, — писала мать Пушкина, Надежда Осиповна, дочери Ольге Сергеевне Павлищевой 29 декабря 1833 г. из Петербурга в Варшаву.

(обратно)



5

Н. Ф. Арендта приглашали повсюду: «… от него надеялись спасения еще тогда, когда все медики произносили неумолимый приговор. Его практика еще более увеличивалась многочисленными бедняками, которые знали, что Арендт принадлежал к тем медикам, которые, приезжая в недостаточное семейство, готовы сами доставить средства для получения лекарства по прописанному ими рецепту. Когда годы и нездоровье не позволяли Арендту посещать больных, его приемная была полна людьми, надеявшимися лишь у него найти спасения»{1229}.

(обратно)

6

Лейб — первая часть составных слов, означающая «состоящий при монархе»: лейб-медик, лейб-кучер, лейб-гвардия и т. д.

(обратно)

7

Одна из сестер Николая I — великая княжна Елена Павловна, вышла замуж за принца Мекленбург-Шверинского Фридриха-Людвига и 12 сентября 1803 г. умерла в Шверине в родах в возрасте 19 лет.

(обратно)

8

Графиня Софья Александровна Бобринская (1799–1866), урожденная Самойлова — приближенная императрицы Александры Федоровны (1798–1860), великосветская знакомая Пушкина. А. И. Тургенев называл Бобринскую «милой и умной хозяйкой».

(обратно)

9

Адресат неизвестен.

(обратно)

10

«Геккерн, голландский посланник, со своим усыновленником Геккерном-Дантесом и его супругою Екатериной Николаевной жил на Невском, в доме Влодека, где ныне „Пассаж“»{1230}, — уточнил впоследствии П. И. Бартенев.

Они занимали второй этаж этого дома.

В апреле 1836 года Дантес писал Луи Геккерну: «Еще одна неприятная новость: все это лето у нас будут работать каменщики, как я уже писал, Завадовские купили дом и будут надстраивать этаж над квартирой мадам Влодек»{1231}.

Сам же дом принадлежал «жене генерал-лейтенанта Влодека», матери юной графини Елены Михайловны (1807–1874), которая, не достигнув 17 лет, 31 октября 1824 г. вышла замуж за петербургского знакомого Пушкина графа Василия Петровича Завадовского (1799–1855).

Отдавая дань общепризнанной красоте Е. М. Завадовской, в 1832 г. Пушкин посвятил ей стихотворение «Красавица», а в романе «Евгений Онегин» она стала для него прототипом Нины Воронской.

Словно вторя знаменитой пушкинской строке из сонета «Мадонна» (1830 г.), адресованного Наталье Николаевне-невесте, — «Чистейшей прелести чистейший образец!», в том же году П. А. Вяземский написал «Разговор 7 апреля 1832 года», также посвятив его графине Е. М. Завадовской:

…Красавиц северных царица молодая!

Чистейшей красоты высокий идеал!..

И даже 54-летний прославленный генерал А. П. Ермолов, как известно, равнодушный к женской красоте, 21 декабря 1831 года в письме Н. П. Воейкову вынужден был признать: «Гончаровой-Пушкиной не может женщина быть прелестней. Здесь многие находят ее несравненно лучше красавицы Завадовской»{1232}.

(обратно)



11

Александра Ильинична Нефедьева (1782–1857) — двоюродная сестра А. И. Тургенева, жившая в Москве.

(обратно)

12

История этих часов была связана с лицейскими годами поэта. Тогда, 6 июня 1816 года, на бракосочетание сестры Николая I — великой княжны Анны Павловны (1795–1865), и наследного принца Нидерландов Вильгельма Оранского 17-летнему Александру Пушкину были заказаны стихи. Они были написаны для исполнения на празднике во время свадебного ужина. Лицеист Сергей Комовский вспоминал, что за стихотворение «Принцу Оранскому» Пушкину были «дарованы золотые с цепочкою часы при всемилостивейшем отзыве».

(обратно)

13

На самом деле это была пятница.

(обратно)

14

«„Ундина“ — старинная повесть, рассказанная в прозе бароном Ламот Фуке, на русском в стихах В. Жуковским». — СПб., 1837.

Ундина — мифическое существо, русалка, якобы вступающая в любовную связь с людьми.

(обратно)



15

Любопытно, что на протяжении всего судебного разбирательства Пушкин называется «камергером», а не «камер-юнкером», каковым в действительности являлся согласно высочайшему указу Николая I от 31 декабря 1833 года.

(обратно)

16

Борис Александрович Вревский (1805–1888) — побочный сын князя А. Б. Куракина, воспитанник Благородного пансиона при Петербургском университете, в котором с 1817 по 1822 год обучался вместе с младшим братом Пушкина — Левушкой.

Отец Вревского — князь Александр Борисович Куракин (1752–1818), сын гофмейстера князя Бориса Александровича Куракина и Елены Степановны, урожденной Апраксиной, дочери фельдмаршала Апраксина. Соратник Павла I, действительный тайный советник I класса, канцлер российских орденов.

Рано осиротев, был сдан на попечение своего дяди — Никиты Ивановича Панина, воспитателя Павла I. Детская дружба с великим князем переросла во взрослую привязанность и преданность на всю жизнь. Вместе с другими русскими аристократами учился у лучших профессоров в Киле и Лейдене. После неудачи в личной жизни (любви к графине Софии Ферзен) князь Куракин навсегда остался холостым. Этому способствовало и его вступление в масоны (запрет на брак), и чин гроссмейстера провинциальной ложи шведского капитула. Близость к Павлу I, блеск и роскошь придворной жизни, огромные траты на «открытый дом», балы, приемы, парады на долгие годы закрепили за ним звание «бриллиантового князя». Куракин самолично управлял своими обширными поместьями, будучи хорошим, расчетливым хозяином.

После кончины Екатерины II в 1796 г. на престол взошел ее сын Павел I и стал осыпать милостями своего друга князя Куракина. В числе прочих поместий он пожаловал ему волость Велье Псковской губернии, которая впоследствии принадлежала Павлу Александровичу Вревскому — внуку Евпраксии Николаевны.

Не обходила своим вниманием А. Б. Куракина и супруга Павла I — императрица Мария Федоровна, которой «бриллиантовый князь» писал: «Мой дом с видом на долину реки Сердобы (Саратовской губ. — Авт.), с лесами на горизонте, с далекими поселениями приятен. Он вполне благоустроен. И я мог бы его еще украшать, если бы мог надеяться, что Вы когда-либо его посетите»{1233}.

В 1798 г. Павел I жаловал князя Куракина вице-канцлером. Накануне убийства Павла I они вместе ужинали, а после кончины императора ему было поручено разобрать бумаги государя.

В 1806–1808 гг. Куракин был послом в Вене и Париже. 15 апреля 1812 г. накануне войны в качестве русского посла он вел переговоры с Наполеоном. Вскоре из-за болезни он отошел от дел, уехав для лечения в Европу. Умер по дороге в Веймар. Его прах был перевезен в Россию и погребен в Павловской дворцовой церкви. На надгробной плите надпись от имени вдовствующей императрицы Марии Федоровны: «Другу супруга моего».

Князь А. Б. Куракин — родоначальник баронов Вревских и Сердобиных. «Вревские — русский баронский род. Первые бароны Вревские — побочные дети князя Куракина, получившие фамилию от Вревского погоста Островского уезда Псковской губернии. Борис, Степан и Мария Вревские получили баронский титул от австрийского императора Франца I, а братья Александр, Павел и Ипполит получили в 1822 г. от императора Александра I дозволение именоваться баронами, причем, им пожаловано российское потомственное дворянство».

Дети князя Куракина (в общей сложности у него насчитывалось свыше 70 внебрачных детей) по другой ветви (сводные по матери и родные по отцу) также получили фамилию по географической принадлежности имения Куракина в Сердобском уезде Саратовской губернии — Сердобины и отчество — Николаевичи.

Один из лучших портретов светлейшего князя А. Б. Куракина работы художника В. Л. Боровиковского приводится в книге. Куракин изображен рядом с бюстом императора на фоне Михайловского замка, где и был убит его друг и благодетель Павел I.

(обратно)



17

«Бархат» — условное имя фаворита императрицы, кавалергарда, штаб-ротмистра князя Александра Васильевича Трубецкого (1813–1889), кузена С. А. Бобринской и ближайшего приятеля Дантеса. Самого Дантеса Александра Федоровна в своих шифрованных записках иногда называла то «Белым» (он был блондин), то «безымянным другом» или «новорожденным» после того, как в мае 1836 г. 24-летнего барона Дантеса усыновил 44-летний барон Луи-Борхард Геккерн де Беверваард, нидерландский посланник при русском дворе.

Дружба князя Трубецкого, представителя старинного дворянского рода, и новоиспеченного барона Геккерна, с сомнительными манерами и репутацией, была не очень желательна и, по мнению императрицы, могла бросить тень на ее фаворита.

Из записок Александры Федоровны к С. А. Бобринской:



Август 1836 года. «…На днях мне принесли вашу записку в Ораниенбаум, когда я одевалась, и я не знаю почему, мне вдруг показалось, что посыльным был Бархат. <…> Он и Геккерн на днях кружили вокруг коттеджа. Я иногда боюсь для него общества этого новорожденного. <…>».

Сентябрь 1836 года. «<…> Я хочу еще раз попросить вас предупредить Бархата остерегаться безымянного друга, бесцеремонные манеры которого он начинает перенимать. По-моему, у него были хорошие манеры, но он начинает терять этот блеск хорошей семьи, и император это заметит, если он не примет мер и не будет за собой следить в салонах»{1234}.

Не лучшим образом отзывается о Дантесе и 18-летняя княжна Мария Ивановна Барятинская, в недавнем прошлом пережившая увлечение им:

«<…> Maman (Мария Федоровна, урожденная Келлер (1792–1858), вдова князя И. И. Барятинского. — Авт.) узнала через Трубецкого, что его (то есть Дантеса. — Авт.) отвергла госпожа Пушкина. Может потому он и хочет жениться. С досады! Я поблагодарю его, если он осмелится мне это предложить»{1235}, — записала она в своем дневнике 23 октября 1836 г. в ответ на то, что, по слухам, Дантес собирался посвататься к юной княжне.

Думается все же, лучше других Дантеса характеризует спустя полвека его некогда ближайший приятель князь А. В. Трубецкой в своем «Рассказе об отношениях Пушкина к Дантесу»:

«<…> Он (Дантес. — Авт.) был отличный товарищ. <…> За ним водились шалости, но совершенно невинные и свойственные молодежи, кроме одной, о которой, впрочем, мы узнали гораздо позднее. Не знаю, как сказать: он ли жил с Геккерном, или Геккерн жил с ним… В то время в высшем обществе было развито бугрство (от франц. — плут, пройдоха. — Авт.). Судя по тому, что Дантес постоянно ухаживал за дамами, надо полагать, что в сношениях с Геккерном он играл только пассивную роль. <…>»{1236}.

(обратно)



18

Ольга Николаевна (1822–1892) — вторая дочь Николая I и супруги его Александры Федоровны. В 1846 г. вступила в брак с вюртембергским наследным принцем и постоянно проживала в Штутгарте.

«Красивейшей из дочерей нашего императора суждено было выйти за ученого дурака в Виртембергию; красавица и чудовище, — говорили в городе. Великие князья Николай и Михаил Николаевич сделали из него совершенного труса»{1237}, — писала А. О. Смирнова (Россет). Избранник великой княжны — наследный принц Фридрих Александр, а с 1864 г. — Карл I, король Вюртембергский, сначала окончил Тюбингенский университет, а затем и Берлинский.

(обратно)



19

Первоначально отпевание было назначено в церкви Адмиралтейства, где тогда временно располагался Исаакиевский собор, поскольку его строительство, затянувшееся на 40 лет, было закончено лишь в 1858 году.

(обратно)

20

Приблизительно (франц.)

(обратно)

21

«За несколько дней до своей кончины Пушкин пришел к Далю и, указывая на свой только что сшитый сюртук сказал: „Эту выползину я теперь не скоро сброшу“. Выползиною называется кожа, которую меняют на себе змеи, и Пушкин хотел сказать, что этого сюртука надолго ему станет. Он действительно не снял этого сюртука, а его спороли с него 27 января 1837 года, чтобы облегчить смертельную муку от раны (сюртук с дырою от пули в правой поле хранится у М. П. Погодина). Случайно находясь в Петербурге, Даль провел с Пушкиным все три дня его предсмертных страданий…

Пушкин умер на руках Даля, в буквальном смысле слова»{1238} — записал П. И. Бартенев.

(обратно)



22

Александра Петровна Савельева (ок. 1815 — не ранее 1868) — внебрачная дочь И. А. Крылова, жена Калистрата Савельевича Савельева (? — не ранее 1877).

(обратно)

23

Сохранилось письмо министра юстиции Дмитрия Васильевича Дашкова к Наталье Николаевне с извещением о разрешении учредить опеку над детьми и имуществом Пушкина в связи с его кончиной.

(обратно)

24

На сцене Александринского театра 2 февраля 1837 г. был дан водевиль под названием «Сцепление ужасов».

(обратно)

25

А. Ф. Закревская, урожденная графиня Толстая (1799–1879) — с 1818 г. жена «деспота-притеснителя графа Арсения Андреевича Закревского» (1786–1865), министра внутренних дел (1828–1831), позднее — московского военного генерал-губернатора (1848–1859), от брака с которым она имела дочь Лидию (1826–1884), впоследствии вышедшую замуж за графа Дмитрия Карловича Нессельроде, сына министра иностранных дел.

(обратно)

26

В. А. Муханов (1805–1876) — младший из трех, чрезвычайно дружных между собою братьев, проживал в Москве, имея звание камер-юнкера и числясь в «архивных юношах», то есть состоял переводчиком при Московском архиве Министерства иностранных дел.

Н. А. Муханов (1802–1871) — адъютант петербургского генерал-губернатора П. В. Голенищева-Кутузова с 1823-го по 1830 г., впоследствии — сенатор.

Все три брата, включая и рано умершего Александра Муханова (1800–1834), были частыми посетителями салона Карамзиных. Пушкин познакомился с ними после ссылки и считал их своими близкими приятелями. А. О. Смирнова (Россет) писала о братьях Мухановых: «Братья обожали друг друга, никогда не говорили друг другу „ты“ и всегда называли один другого по имени и отчеству»{1239}.

(обратно)

27

Герцогиня Беррийская Каролина-Луиза (1798–1870), — жена герцога Беррийско-го, сына короля Франции (с 1824 по 1830) Карла X (1757–1836).

(обратно)

28

После смерти Н. М. Карамзина Жуковский составил текст указа о его заслугах и о пенсии его семейству. Когда умер Пушкин, Жуковский предложил царю составить такой же указ и о Пушкине. В ответ на это Николай I произнес те слова, которые привела Е. А. Карамзина в письме сыну. Министру юстиции Дашкову император объяснил более грубо: «Какой чудак Жуковский — пристает ко мне, чтобы я семье Пушкина назначил такую же пенсию, как семье Карамзина. Он не хочет сообразить, что Карамзин человек почти святой, а какова была жизнь Пушкина?» «Он дал почувствовать Жуковскому, что и смерть и жизнь Пушкина не могут быть для России тем, чем был для нее Карамзин»{1240} — писал брату Александр Иванович Тургенев 31 января 1837 г.

(обратно)

29

«…Пощечины от руки палача — вот чего он, по-моему, заслуживает, если этот негодяй когда-нибудь откроет свое лицо», — писал Андрей Карамзин из Парижа.

(обратно)

30

Князь ди Бутера со своей женой, княгиней Варварой Петровной, были свидетелями со стороны жениха при бракосочетании Дантеса с Екатериной Гончаровой. Согласно воспоминаниям Александрины Гончаровой, «бракосочетание состоялось в часовне княгини Бутера, у которой был затем ужин»{1241}.

Варвара Петровна, урожденная княжна Шаховская (1796–1870), в первом браке была замужем за генерал-лейтенантом графом П. А. Шуваловым (1777–1823), во втором (с 1826) — за церемониймейстером графом А. А. Полье (1795–1830), в третьем браке (с 1836) — за князем ди Бутера (умер в 1841), чрезвычайным посланником Королевства Обеих Сицилий в Петербурге (1835–1841). М. Ф. Каменская в своих «Воспоминаниях», опубликованных в 1894 г., поведала жуткую и смешную подлинную историю, которая произошла в парголовском имении графа Шувалова с Варварой Петровной, вдовой графа Полье:

«В то время, про которое я пишу, старый граф Шувалов уже давно умер, вдова его графиня Шувалова, рожденная княжна Шаховская, успела уже во второй раз выйти замуж по страстной любви за графа Адольфа Полье и овдоветь во второй раз. Этого второго мужа графиня обожала до того, что даже с мертвым не захотела расстаться и похоронила его тут же, около своей усадьбы, в прорытом в горе и отделанном на готический манер гроте. И этот грот, от которого тянется Адольфова прямая аллея до самой Адольфовой горы, тоже, вероятно, все помнят, но вот о чудесах, которые творила вдовствующая графиня Полье в этом гроте на первых порах своего неистового горя по боготворимом муже, может быть, и не все знают, и мне хочется о них рассказать, потому что они очень забавны.

В гроте, около двух стен, были положены две плиты из какого-то пестрого камня, что-то вроде яшмы. Под одной из них почивал прах графа Полье, другая же могила стояла пустая и была предназначена неутешной вдове… Весь грот, снаружи и внутри, был уставлен тропическими растениями. Плиту над телом покойного мужа графиня всякий вечер убирала своими руками богатейшими цветами. Но ей этого было мало; так как половину ночи она проводила в гроте, где было темно, то ей захотелось украсить так могилу своего Адольфа, чтобы и ночью она поражала своей красотою. И вот графиня придумала для этого такой способ: она стала приказывать деревенским девчонкам и мальчишкам собирать для нее светящихся червячков и, говорят, платила за них по пятиалтынному за штуку. Нанесут ей их, бывало, тьму-тьмущую, а она, как только смеркнется, этих светляков по всему гроту и разбросает… И поползет живая иллюминация, переливаясь фосфорическим светом, по пальмам, розам и лилиям! А графиня сидит в гроте далеко за полночь, любуется этой картиной, обливается горючими слезами и со своим Адольфом разговаривает. Наконец, видно, ей спать захочется; пойдет домой отдохнуть, а мальчишки и девчонки караулят ее, и как только она уйдет, все шасть в грот! И давай опять собирать своих червячков в баночки и коробочки, а наутро новеньких немного подбавят и опять продадут графине… Анисья, бывало, смеясь, говорила папеньке:

— Да, ваше сиятельство, не поверите, какой большой оброк собирают босоногие чертенята червячками с своей законной барыни…

И не одни ребятишки приглядывали за неутешною вдовицей; кроме них, каждую ночь забирались в грот какие-то шалопаи-студенты, прятались по темным уголкам и оттуда следили за каждым движением графини, как она то полежит на плите, то походит по гроту, плачет, рыдает, слезы свои собирает в богатый батистовый носовой платок и потом кладет его между розанов на могилу своему Адольфу… Все это, должно быть, сначала очень забавляло шалунов-студентов, но скоро им надоело быть только наблюдателями; им самим захотелось принять участие в этой ночной трагикомедии. Вот раз, перед приходом графини, забрались проказники в грот, сдвинули плиту с пустой могилы, один из них спрыгнул в склеп и притих, а другие задвинули над ним плиту и попрятались… Приходит графиня; как всегда плачет, рыдает и упрекает обожаемого супруга за то, что он покинул ее одну на белом свете… И вдруг из недр земли страшный замогильный голос отвечает:

— Я здесь, я жду тебя, приди ко мне!..

Быстрее молнии улепетнула вдова из грота, студенты с громким хохотом убежали восвояси по Адольфовой аллее…

С тех пор графиня в грот ни ногой… Говорили — не знаю, правда ли это — что и говорящего покойного супруга после этого вырыли и отправили похоронить на родину в Италию и что будто бы теперь обе могилы в гроте пусты… Сама же графиня Полье, не подновляя ежедневно своего горя ночными ламентациями (оплакиваниями. — Авт.) видно, скоро забыла своего незабвенного Адольфа, потому что вышла в третий раз замуж за неаполитанца князя Бутера.

Но „не суди и не осужден будешь“.

Теперь, верно, и самой княгини Бутера нет на Божьем свете… Мир праху ее!.. И да сбудется над нею священное обещание: „Она много любила и много ей простится!“»{1242}.

(обратно)

31

После того как Николай I объявил, что состоится суд, к которому будут привлечены все участники дуэли, французский посол Барант тут же попросил выдать выездной паспорт д’Аршиаку, чтобы тот отправился в Париж в качестве курьера. Паспорт был выдан, и Барант поспешил убрать своего атташе подальше от Петербурга во избежание скандала и неприятностей.

(обратно)

32

Здесь А. Я. Булгаков, как и во многих других оценках дел и жизни Пушкина, неточен. На самом деле, после смерти Поэта осталось свыше 50 неоплаченных счетов. По ним Опека заплатила 138 988 рублей. Из них около 95 600 рублей — частные долги и 43 388 рублей — долги казенные.

(обратно)

33

Протопресвитер (от греч. «наистарейший») — высший частный титул белого духовенства, который возглавлял собор Зимнего дворца и Благовещенский собор в Московском Кремле и обычно был духовником императорской семьи.

(обратно)

34

Сестра Софьи и Андрея Карамзиных — Екатерина Николаевна (1806–1867), 27 апреля 1828 года стала женой князя Петра Ивановича Мещерского (1802–1876).

(обратно)

35

Вслед за лермонтовским стали появляться и другие стихи современников и друзей Поэта, посвященные его памяти: В. А. Жуковский — «Он лежал без движенья…», 1837 г.; П. А. Вяземский — «На память», 1837 г.; Ф. И. Тютчев — «29-е января 1837»; А. И. Полежаев — «Венок на гроб Пушкина», 1837 г.; А. В. Кольцов — «Лес». 1837 г.; Н. С. Теплова — «На смерть А. С. Пушкина», 1837 г. и др.

(обратно)

36

Фаддей Венедиктович Булгарин (1789–1859) — автор нескольких романов и повестей, издатель газеты «Северная пчела» и журнала «Сын отечества», негласный осведомитель III Жандармского Отделения, на которого Пушкин написал серию едких памфлетов и эпиграмм, называя его то «Авдей Флюгарин», то «шут Фиглярин». «Фигляриным» называл его в стихах и князь П. А. Вяземский.

(обратно)

37

Данное утверждение Иваницкого является ошибочным, так как фрейлинами, согласно их статусу, могли быть только девицы, то есть незамужние. Жена Поэта, в отличие от своих сестер, никогда не была фрейлиной двора. Фрейлина (от нем. fräulein — незамужняя женщина) — младшее придворное звание для девиц.

(обратно)



Поделитесь с Вашими друзьями:
  1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   14


База данных защищена авторским правом ©nethash.ru 2017
обратиться к администрации

войти | регистрация
    Главная страница


загрузить материал